RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17373 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Орехова Елена Николаевна

Научная тема: « СУБЪЕКТИВНАЯ МОДАЛЬНОСТЬ ВЫСКАЗЫВАНИЯ: ФОРМА, СЕМАНТИКА, ФУНКЦИИ »

Научная биография   « Орехова Елена Николаевна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 10.02.01.

Год: 2011

Отрасль науки: Филологические науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. субъективная модальность представляет собой иерархически организованную систему модальных смыслов, объединенных категорией субъективности, которая отражает участие говорящей личности в формировании высказывания;
  2. субъективная модальность - это полевая структура, на различных участках активно взаимодействующая с полями темпоральности, градуальности, союзности, персональности, адресованности, эмотивности;
  3. центральное место в парадигме типовых субъективно-модальных значений принадлежит значению достоверности-недостоверности  с ядром в виде типового значения предположения; модальность достоверности-недостоверности можно представить как градуальное построение, шкалу, на которой по степени нарастания уверенности субъекта речи располагаются модально-квалификативные смыслы: сомнение, предположение, допущение, мнимость, уверенность;
  4. в околоядерной зоне поля субъективной модальности выделяется 5 типовых значений: модальность обычности, логическая модальность, модальность эвиденциальности, контактоустанавливающее модальное значение, эмоционально-оценочная модальность;
  5. модальность обычности - одно из значений повторяемости, характеризующееся типичностью, регулярностью, стабильностью; это зона, в которой субъективная модальность активно взаимодействует с полем темпоральности;
  6. логическая модальность соотносится с категорией союзности, так как ее сущность - выражение логики мысли, обозначение важных моментов в ходе рассуждений;
  7. специфика модальности эвиденциальности определяется подчеркнутым обозначением авторства излагаемой мысли; данное значение взамодействует с полем персональности и персуазивности;
  8. контактоустанавливающая модальность тесным образом смыкается с категорией адресованности, ориентирована на сферу слушающего; средства экспликации данного значения объединяются наличием адресатосемы;
  9. эмоционально-оценочная модальность представляет собой полевую структуру, в которой базовые эмотивные смыслы группируются в зависимости от характера оценки; общность экспликаторов эмоционально-оценочной модальности  обеспечивается наличием у них эмосемы; данное модальное значение активно взаимодействует с полем эмотивности;
  10. вхождение языковых единиц в систему средств выражения субъективной модальности обуславливается их способностью эксплицировать позицию говорящего субъекта, а также наличием специфических конститутивных признаков: принадлежность сфере модуса; функция модального квалификатора; синтагматическая изолированность; синтаксическая подвижность; особая интонационная оформленность в структуре высказывания; функция маркера рематического компонента высказывания; способность выступать в роли коммуникатива;  морфологическая бесформенность;
  11. вводные компоненты являются ядерным средством выражения субъективной модальности, в то же время категория субъективной модальности существенно шире вводности, так как вовлекает в свою сферу языковые средства различных уровней: налицо важная тенденция к обособлению модальных фразеологизмов;  тенденция к совмещению эмоциональных, логических, контактоустанавливающих и субъективно-модальных значений в семантике разных частей речи и классов слов (частицы, союзы, междометия и др.); тенденция к усилению семантики модального квалификатора в союзах;
  12. субъективно-модальные квалификаторы являются средством формирования предикативного значения предложения, так как влияют на его темпоральную семантику и, тем самым, корректируют значение объективной модальности;
  13. субъективно-модальные единицы выполняют функцию модального квалификатора, то есть маркера рематического центра высказывания, являются средством фиксации логического ударения, способствуют представлению дополнительных рематических центров, участвуют в оформлении присоединительных отношений и дополнительной предикативности;
  14. экспликаторы субъективной модальности развивают союзный потенциал, активно участвуя в построении соединительных, противительных, разделительных и присоединительных отношений; при этом модифицируют названные отношения в субъективно-модальном аспекте;
  15. модальные квалификаторы являются важными элементами структуры сложносочиненного предложения с соединительно-результативными, противительно-уступительными, разделительными и присоединительными значениями, активно участвуют в оформлении модальных отношений между его частями, являются необходимым компонентом представления категориального значения предложения;
  16. функционирование модальных квалификаторов в сложноподчиненном предложении имеет два аспекта: первый - это связь между семантикой вводно-модальных компонентов и семантико-синтаксическими отношениями предикативных единиц; второй - это влияние самих вводных компонентов на логико-семантические и структурные свойства названных предложений;
  17. экспликаторы субъективной модальности являются дискурсивными знаками, их использование прагматически обусловлено, связано с коммуникативной перспективой текста; в различных типах дискурса употребление модальных квалификаторов специфично, с другой стороны - во всех случаях они являются средством выявления модусного содержания и характеризуют языковую личность автора.

Список опубликованных работ

Монографии:

1. Орехова Е.Н. Субъективная модальность высказывания: форма, семантика, функции. – М., 2011. – 296 с.

Статьи в периодических изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Топтыгина Е.Н. К вопросу о модальности научно-популярного текста // Вестник МГОУ. Серия «Русская филология». – М., 2007. – Вып. 3. – С. 228-229.

2. Топтыгина Е.Н. Функции персуазивных частиц в тексте романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» // Вестник МГОУ. Серия «Русская филология». – М., 2009. – Вып. 1. – С. 59-64.

3. Топтыгина Е.Н. О модальном потенциале междометий // Вестник МГОУ. Серия «Русская филология». – Вып. 2. – М., 2009. – С. 66-69.

4. Топтыгина Е.Н. О субъективной модальности газетного текста // Вестник МГОУ. Серия «Русская филология». – Вып. 2. – М., 2009. – С. 61-65.

5. Топтыгина Е.Н. Сложноподчиненные предложения с эксплицитным модусом // Вестник МГОУ. Серия «Русская филология». – Вып. 2. – М., 2010. – С. 63-69.

6. Топтыгина Е.Н. Вводно-модальные компоненты как актуализаторы отношений причины в сложноподчиненном предложении // Вестник МГОУ, серия «Русская филология». – Вып. 3. – М., 2010. – С. 43-46.

7. Топтыгина Е.Н. Об отношении вводных слов к составу высказывания // Вестник МГОУ, серия «Русская филология». – Вып. 4. – М., 2010. – С. 52-57.

8. Топтыгина Е.Н. Вводное предложение как средство выражения субъективности // НДВШ «Филологические науки». – М., 2011. - № 2. – С. 82 – 90.

9. Топтыгина Е.Н. О конструктивно-синтаксическом способе выражения субъективной модальности в политическом дискурсе // Политическая лингвистика. – Екатеринбург, 2011. – Вып. 2(36). – С. 176-179.

Прочие публикации:

1. Топтыгина Е.Н. Вводные слова с субъективно-модальным значением допущения, предположения в современном русском языке // Слово и словоформа в высказывании: номинация и предикация. – М., 2000. – С. 87-90.

2. Топтыгина Е.Н. К вопросу о модальности допущения // Современное русское языкознание и лингводидактика. – М, 2003. – С. 288-291.

3. Топтыгина Е.Н. Особенности функционирования модификаторов предположения в сложносочиненном предложении // Русский в системе славянских языков: история и современность. – М., 2003. – С. 58-62.

4. Топтыгина Е.Н. Субъективная модальность предположения и актуальное членение предложения // Русское слово: диахронический и синхронический аспекты. – Орехово-Зуево, 2003. – С. 250-251.

5. Топтыгина Е.Н. Выражение модальности предположения в сложноподчиненном предложении // Русский язык: номинация, предикация, образность. – М., 2003. – С. 52-54.

6. Топтыгина Е.Н. Функционирование модификаторов допущения в тексте // Рациональное и эмоциональное в языке и речи: средства и способы выражения. – М., 2004. – С. 68-70.

7. Топтыгина Е.Н. К вопросу о неспециализированных средствах выражения допущения // Русский язык: история, диалекты, современность. – М., 2005. – С. 342-345.

8. Топтыгина Е.Н. Место значений предположения и допущения на модальной шкале степеней достоверности // Рациональное и эмоциональное в языке и речи. – М., 2005. – С. 31-34.

9. Топтыгина Е.Н. К вопросу о функционировании модификаторов предположения в сложном предложении // Русское слово и высказывание: рациональное и эмоциональное. – М, 2006. – С. 138-139.

10. Топтыгина Е.Н. Модальные частицы как средство выражения субъективно-модального значения предположения // Русский язык в системе славянских языков. – М., 2008. - С. 199-205.

11. Топтыгина Е.Н. О модальности поэтического текста // Рациональное и эмоциональное в художественном тексте. – М., 2009. – С. 22-24.

12. Топтыгина Е.Н. О субъективной модальности повести Н.В. Гоголя «Невский проспект» // Языковые категории и единицы: синтагматический аспект. – Владимир, 2009. – С. 352-357.

13. Топтыгина Е.Н. Частица что ли как модально-персуазивный квалификатор // Актуальные проблемы современного языкознания и методики преподавания русского языка. - Липецк – М., 2009. – С. 93-95.

14. Топтыгина Е.Н. О сущности субъективно-модального значения предположения // Проблемы концептуализации действительности и моделирования языковой картины мира. – Москва-Архангельск, 2009. – С. 337-340.

15. Топтыгина Е.Н. Об употреблении вводно-модального компонента пожалуй // Русский язык в системе славянских языков: история и современность. – М., 2009. – С. 316-319.

16. Топтыгина Е.Н. Об употреблении слова впрочем (На материале поэмы Н.В. Гоголя «Мертвые души») // Слово в языке и речи. – Елец, 2009. – С. 364-366.

17. Топтыгина Е.Н. Об изучении категории вводности на занятиях по русскому языку в техническом вузе // Специфика преподавания гуманитарных и социально-экономических дисциплин в условиях технического университета. – М., 2009. – С. 138-139.

18. Топтыгина Е.Н. Употребление вводно-модальных компонентов в придаточных уступительных // Рациональное и эмоциональное в языке и речи: субъективность, экспрессивность, эмоциональность. – М., 2009. – С.7-9.

19. Топтыгина Е.Н. О модальной шкале степеней достоверности // Актуальные проблемы анализа единиц языка и речи. – Стерлитамак, 2010. – С. 73-76.

20. Топтыгина Е.Н. Об экспликации субъективно-модальных смыслов в сложноподчиненных предложениях изъяснительных // Русский язык и литература: история и современность. – М., 2010. - С. 313-316.

21. Топтыгина Е.Н. Об экспликации субъективно-модальных значений в сложных предложениях условного типа // Современная языковая ситуация в свете лингвокреативной деятельности. – Екатеринбург, 2010. – С. 231-236.

22. Топтыгина Е.Н. Об экспликации субъективно-модальных значений в местоименно-соотносительных предложениях // Семантика слова и семантика текста. – М., 2010. – С. 53-54.

23. Топтыгина Е.Н. О сочетаниях «а, может быть», «или, может быть» // Слово, фразеологизм, текст в литературном языке и говорах. – Орел, 2010. – С. 210-211.

24. Топтыгина Е.Н. О категории субъективной модальности // Семантика и прагматика слова и текста. Поморский текст. - Архангельск, 2010. – С. 324-325.

25. Топтыгина Е.Н. О логической модальности // Рациональное и эмоциональное в языке и речи: модальность, эмоциональность, образность. – М., 2011. – С. 18-20.

26. Топтыгина Е.Н. Об употреблении вводных компонентов в придаточных определительных // Семантика и функционирование языковых единиц в разных типах речи. – Ярославль, 2011. – С. 52-54.

27. Топтыгина Е.Н. О модально-оценочной функции коммуникативов // Русское слово. – Ульяновск, 2011. – Вып. 3. – С. 86-88.