RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 16410 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Стопченко Николай Иванович

Научная тема: « ХУДОЖЕСТВЕННОЕ НАСЛЕДИЕ В.М. ШУКШИНА В ДИАЛОГЕ РОССИИ С ЗАРУБЕЖНЫМИ КУЛЬТУРАМИ »

Научная биография   « Стопченко Николай Иванович »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 24.00.01

Год: 2006

Отрасль науки: Культурология

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Внутренняя программа каждой культуры, или её культурный код, включая в себя цивилизационную и/или национальную идею, культурные архетипы и генотипы, национальный характер и менталитет народа, формирует культурно-исторический тип, или цивилизацию. Восток, Запад, Латинская Америка и Славянский мир в качестве теоретико-методологической парадигматики - это цивилизационно-смысловая конструкция, современная тетрахотомия, объёмно и многомерно используемая культурологической мыслью для первичной типологии мировой культуры. Если классические культуры Востока и Запада - культурно-смысловые полюса, парная категория, выражающая дихотомию поляризованного целого всемирной культуры, то в пограничных "неклассических" культурах Латинской Америки и Славянского мира их многообразные отношения сказываются особенно напряженными, острыми и вместе с тем специфически содержательными. На этом фоне своеобразие цивилизационного развития России заключается в том, что формой интеграции на базисно-смысловом уровне отечественной культуры выступают как её принадлежность к европейско-христианской цивилизации, так и специфика идеакратической государственности, но вместе с тем и представленность в социальной системе традиционного, восточного способа производства. Феномен России - в земном, геополитическом воплощении специфической роли, провиденциального "задания" её в мире других культур и народов, в новой исторической силе, проявляемой в оживлении, одухотворении, соединении двух начал, осуществлённых Востоком и Западом: гармоничный синтез духа и материи, общего и индивидуального - в свете особенностей национального характера русского народа. В истории восприятия и освоения художественного наследия Шукшина, глубинного выразителя народной души, иными культурами и цивилизациями проявляется и судьба России - её извечная, трудная, мучительная участь быть между разными мирами и всякий раз осмыслять свою идентичность, национальную и культурно-историческую индивидуальность.
  2. Характерологическое исследование народной души - определяющая черта творчества Шукшина, обусловленная его духовно-культурной близостью внутренней программе отечественной культуры - культурного кода России. Идея русского народа в его наследии столь значительна, что об этом свидетельствует даже частотность употребления слова "душа", многократно отмеченная и отечественными, и зарубежными культурологами. Сострадание, сочувствие, милосердие, жалость, всепонимание есть духовное ядро русской идеи, нравственно-этически и художественно-эстетически им осмысленной и приоткрывающей истинно философскую глубину его постижений. Синтетически многомерное по своему характеру искусство Шукшина, связанное с истоками народной культуры, является средоточием и убедительным выражением национальной культуры. Познание его творений зарубежным сознанием позволяет проникнуть в этот базисно-смысловой уровень отечественной культуры.
  3. Зарубежная мысль о Шукшине-художнике как знаковой репрезентативной фигуре отечественной культуры второй половины XX в., реализованная в научных исследованиях культурологического, философского, филологического характера и публицистике - это не только реакция на Россию, русский народ и его культуру, но и динамичное участие его художественного наследия в диалоге России с национальными культурами и цивилизациями.
  4. Литературные произведения, авторское кино Шукшина, всё его творчество есть особого рода высказывание в культуре, побуждающее к коммуникации и диалогу вплоть до ответного активного понимания, связанного с рефлексией и интроспекцией. Диалог в этом случае становится не только формой и средством развития интеллектуальной мысли, но и одной из решающих особенностей культурологического сознания.
  5. Участие художественного наследия Шукшина в динамичном диалоге России с зарубежными культурами проблемно высвечивает ключевую для русского сознания в различных типологических и диалогических интерпретациях историко-культурного процесса дихотомию "Восток-Запад". Данная парадигма - один из основных способов выявления места и роли большого философствующего художника как непосредственно в национальных культурах, так и на цивилизационно-историческом уровне бытия культуры.
  6. Основу восприятия творчества Шукшина в восточных и западных, а также в латиноамериканских и славянских культурах составляют изначальная духовность и традиционный менталитет русского народа, впечатляюще раскрываемые всей его прозой, кинематографом и театром. Смысл исторического бытия России фиксируется в культуре, выступающей объективацией национального и всемирного, предстающей немеркнущей памятью народа, в которой нация хранит свои корни и реализует творческие потенции.
  7. "Зарубежный Шукшин" - явление мировой культуры: "обходя моря и земли" во времени и пространстве, персонажи его творений в прозе, кинематографе и театре дают возможность изучить феноменальную судьбу художественного наследия, осмыслить его непреходящую ценность и тот неоспоримый факт, что он вошел в сознание и культуру многих наций, становясь событием в их культурной жизни и обретая своеобразные "права гражданства" (Й. Радичков). Высокая художественность, проникновенный гуманизм и истинная народность в сочетании с простотой, правдой и искренностью (в зарубежной интерпретации) есть действительно черта его дарования, показатель эффективной творческой действенности и неиссякаемости русских традиций. Данный фактор - культурологическое освоение реальности, принципиальное введение её в историческую типологию культуры.
  8. В диалоге России с культурами Востока наследие Шукшина воспринимается как всечеловеческая ценность. Освоение художественно-эстетического опыта русского классика базируется на активном процессе, тесно связанном с потребностями национальных культур. Так, "монгольский Шукшин" открыл новые горизонты в продвижении его славы на Восток - в Китай, Индию, Пакистан, Японию, Турцию, Вьетнам и другие страны и их культуры, свидетельствуя о том, что истинно духовные ценности становятся достоянием всего человечества. Особенно импонирует художественным культурам традиционного Востока обращение русского художника к крестьянской тематике, ориентация на народную культуру. Связанные с земледельческим трудом народы высоко ценят в шукшинских произведениях своё "отражение", так как типы сельских жителей "поистине универсальны" (Ф. Ахмед Фаиз, Пакистан).
  9. В классических культурах Запада в восприятии Шукшина-художника доминирует социопсихологическая установка, проявляясь в разной степени сложности и неоднозначности. Своя специфика социального опыта, свои традиции в видении русской культуры сказываются на формировании своеобразия его интерпретации: "итальянский Шукшин" с повышенным вниманием к русской классической теме "маленького человека", народным истокам не похож на традиционно философски и исторически мотивированного "немецкого", а преимущественная апелляция к социально-политическому контексту освоения "американского Шукшина" отличает его от особых симпатий к покоряющему гуманизму "скандинавского Шукшина". Серьёзной культурологической мысли Запада принадлежит весомая роль в освоении художественного наследия русского классика, несмотря на усилия идеологических структур, стремящихся воспрепятствовать этому.
  10. В национальном восприятии и освоении наследия Шукшина "неклас-сическими" культурами Латинской Америки оно предстаёт в качестве духовного ядра России. Транскультурное синкретичное пространство латиноамериканских народов с атмосферой напряженных идейно-эстетических исканий в широком диапазоне "философии латиноамериканской сущности", "нового кино" и "нового романа" являлись весьма благодатной почвой для прихода и осмысления русского дарования. "Ренессанс" художника, развернувшийся после его "второго открытия" на Западе и в культурах "пылающего континента" в конце 1970-х гг., сопровождался вдумчивым отношением к авторскому русскому кино и писательскому слову. Становилась всё значительнее глубина проникновения в суть раскрываемых им проблем, содействующих творческой эволюции от изображения социальной среды к феномену личности в кинематографиях Латинской Америки. Разгадывая причину художественно-эстетического влияния на них Шукшина, их авторитетные деятели констатировали народность его искусства и пристальное внимание к внутреннему миру такого немаленького "маленького человека".
  11. Славянским культурам - другому варианту "неклассических" ци-цивилизаций - внутренне близки творческие ипостаси Шукшина, ибо через русский культурный архетип в его наследии они по традиции ищут Россию, её народ и культуру. Славянские деятели культуры проявляют определённую аутентичность его восприятия, основанную на принадлежности к одной цивилизации, известной близости культурных архетипов. По названной причине "польский", "чешский", "словацкий", "болгарский" и "югославский Шукшин" выделялись - в сравнении с национальными культурами Востока и Запада - особой глубиной понимания философско-культурологической мысли и масштабностью освоения. Своя специфика социокультурного опыта, своя национальная традиция в видении русского художника сказались на формировании своеобразия его восприятия, "ведущего кода" в каждой культуре. "Болгарский Шукшин" с его обращением к духовно-нравственным корням, совестливости и психологизму отличается от пронзительной гражданственности "словацкого" и гуманизма "чешского Шукшина" как "мастера полноты жизни", а покоряющий универсализм "югославского Шукшина" выделяется среди особых симпатий к эстетическому кредо режиссёра и актёра, игровому началу прозы с ярко выраженной национальной спецификой - "русскостью" "польского Шукшина".
  12. Наконец, на межцивилизационном уровне Россия видится знаково-символической культурной реальностью особого рода - языком "разговора" культур, обязательным участником в диалоге наций и цивилизаций. Богатое творчество Шукшина предстаёт своеобразным "смотровым окном", через которое носителям зарубежных культур можно увидеть и познакомиться с ней. Более того, русская художественная культура второй половины XX в. стала частью мирового культурного сообщества через своего великого представителя-посредника, что позволяло творцу "Калины красной" быть "путеводителем", помогающим им понимать Россию и русское национальное сознание. Вместе с тем русская художественная культура пробудила в мире и инонациональное самосознание. Шукшин-художник активно участвовал и продолжает участвовать в культурном диалоге на национальном и цивилизационном уровнях в их диалектическом сопряжении.

Список опубликованных работ

Монография, книга

1. Василий Шукшин в зарубежной культуре. – Ростов-на-Дону., изд-во РГУ, 2001. – Монография, 20 п.л.

2. Русская литература XX века в школе. Учебное пособие – Ростов-на-Дону, изд-во РГУ, 1997. – Монография, 14 п.л.

Научные статьи

3. Шукшин: Жизнь моя – Россия (Предисловие). – Ростов-на-Дону., 2004, - 1 п.л.

4. Театр В. Шукшина за рубежом // Творчество В.М. Шукшина: Энциклопедический словарь-справочник в 2 тт. Т.1 / Науч. ред. А.А. Чувакин. – Барнаул, изд-во АГУ, 2004. – 0,5 п.л.

5. Литературные произведения В. Шукшина за рубежом // Творчество В.М. Шукшина: Энциклопедический словарь-справочник в 2 тт. Т.2 / Науч. ред. А.А. Чувакин. – Барнаул, изд-во АГУ, 2006. – 1 п.л.

6. В. Шукшин – художник во взаимосвязях и взаимодействии цивилизаций // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. – 2005. – № 10 – 0,5 п.л.

7. Художественное наследие В.М. Шукшина как культурологическая проблема (на материале зарубежного восприятия) // Известия высших учебных заведений. Сев.-Кавказский регион. Обществ. науки. – 2005. – № 11. – 0,5 п.л.

8. Мир говорит о Шукшине // Сибирские огни. – Новосибирск, 1981. - № 1. – 1 п.л.

9. Фронт без затишья: В. Шукшин в идеологической борьбе // Сибирские огни. – Новосибирск, 1987. – № 2. – 1 п.л.

10. Талант высокой простоты: Шукшин в Италии // Шукшинские чтения: Статьи, воспоминания, публикации / Сост. В.Ф. Горн. – Барнаул, 1984. – 1 п.л.

11. Тепло студеных берегов: Шукшин в Скандинавии // Алтай – 1989 - №2 – 1 п.л.

12. "Он сам – школа": Шукшин в Венгрии // Шукшинские чтения: Статьи, воспоминания, публикации / Сост. Н.Ф. Горн. – Барнаул, 1989. – 1 п.л.

13. Обходя моря и земли (О восприятии творчества В.М. Шукшина за рубежом) // Творчество В.М. Шукшина: Проблемы. Поэтика. Стиль. Вып. 1. – Барнаул, 1991. – 1 п.л.

14. М.А.Шолохов и В.М.Шукшин: творческие связи // "Тихий Дон" М.А. Шолохова в современном восприятии. Шолоховские чтения / Отв. ред. Н.И. Глушков. – Ростов н/Д., изд-во РГУ, 1992. – 05 п.л.

15. "Истинно русский феномен": В. Шукшин в польской культуре // Славянские литературы в контексте мировой. – Минск, 1995. – 0,5 п.л.

16. В. Шукшин в зарубежном восприятии // Далеко раздвигался горизонт: Воспоминания и материалы о В. Шукшине. – Бийск, 1995. – 0,5 п.л.

17. Кинематограф В.Шукшина за рубежом // Творчество В.М. Шукшина в современном мире: эстетика. Диалог культур. Поэтика. Интерпретация. – Барнаул, изд-во АГУ, 1999. – 0,5 п.л.

18. Феномен В. Шукшина в немецкой культуре // Язык и культура. Вып. 1. Т. 4. Киев, изд-во КГУ, 2000. – 0,5 п.л.

19. Искусство В. Шукшина в Польше // Южная Звезда – Ростов-на-Дону., 2000. – 0,5 п.л.

20. В. Шукшин в контексте национальных культур // Шукшинские чтения: Творчество В.М. Шукшина в современном мире. – Барнаул, 2001. – 1 п.л.

21. "Раздвинув границы познания человека": В. Шукшин в культурах США и Великобритании // Язык и культура. Вып. 3. Т. 4. – Киев, 2001. – 0,5 п.л.

22. В. Шукшин в зарубежной культуре: культурологический анализ (концепция диссертации) // Перспективы философской мысли на Юге России / Отв. ред. проф. Ю.Г. Волков. – Ростов на/Д., изд-во СКНЦ ВШ, 2002. – 0,5 п.л.

23. В. Шукшин в диалоге культур с Западной и Восточной Европой // Язык и культура. Вып. 4. Т. 4/2. – Киев, изд-во КГУ, 2002. – 0,5 п.л.

24. Художественное наследие В.М. Шукшина: взгляд культуролога // Гуманитарные и социально-экономические науки. – Ростов-на-Дону., 2003. - № 3. – 0,5 п.л.

25. Культурологический аспект зарубежного восприятия В.М. Шукшина // Язык и культура. Вып. 4. Т. 4/2. – Киев, изд-во НГУ, 2003. – 0,5 п.л.

26. Донская тема в жизни и творчестве В.М. Шукшина // Шукшинские чтения: Сб. материалов науч.-прак. конференции. – Барнаул, 2004 – 1 п.л.

27. Наследие В.М. Шукшина в культурах Латинской Америки // В.М. Шукшин: Взгляд из XXI века. Материалы конференции. – Барнаул, 2005. – 0,5 п.л.

28. Философско-культурологический аспект освоения В. Шукшина-художника в зарубежных культурах // Шукшинские чтения "Русская литература XX века. Типологические аспекты изучения", № 17. – М., 2005. – 0,5 п.л.

29. Нравственно-правовой аспект восприятия "Калины красной" В. Шукшина в западных культурах // Юрист-правовед. – 2006 - № 1. – 0,5 п.л.

30. Нравственно-правовой аспект восприятия "Калины красной" В. Шукшина в славянских культурах // Философия права – 2006. - № 1 – 0,5 п.л.

Комментарии:

Стопченко Николай Иванович
21:53, 22 февраля 2012
Прошу внести уточнение: являюсь академиком Петровской академии наук и искусств. С уважением Н.И. Стопченко

Если вы считаете, что какое-то сообщение нарушает Правила, оскорбляет Вас как личность, несёт заведомо ложную информацию, и должно быть удалено, сообщите нам по адресу sergey@rae.ru

Ваше имя
Текст комментария
Введите число с изображения

Антиспам защита

При добавлении комментария Вы соглашаетесь с пользовательским соглашением