RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 16452 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Васильев Андрей Анатольевич

Научная тема: « ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЙ ВОПРОС В АГРАРНОЙ ПОЛИТИКЕ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА: ОПЫТ РЕШЕНИЯ В ПЕРИОД НЭПА (НА МАТЕРИАЛАХ ОБЛАСТЕЙ ПОВОЛЖЬЯ) »

Научная биография   « Васильев Андрей Анатольевич »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 07.00.02

Год: 2009

Отрасль науки: Исторические науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. После гражданской войны в России, когда исчерпала себя политика продовольственной развёрстки, правящая РКП(б) под воздействием крестьянских восстаний и вопреки коммунистической догматике была вынуждена заменить её вдвое меньшим продовольственным налогом, что явилось первым и решающим шагом Советского государства в переходе от «военного коммунизма» к нэпу в интересах крестьянства и для спасения советской власти. Наряду с кронштадским выступлением, самым мощным было восстание крестьян в Тамбовской губернии. Однако в вузовской учебной литературе «белым пятном» остаётся то, что не менее широкое участие принимали в нём крестьяне Саратовской и Пензенской губерний, на территории которых под Ртищевом и Сердобском 47-тысячной армии повстанцев было нанесено основное поражение, причём уже после отмены продразвёрстки - в апреле 1921 года. Новая аграрно-продовольственная политика сыграла важнейшую роль и в преодолении голода в Поволжье после неурожайных 1920 - 1921 годов.
  2. Изученные диссертантом материалы архивов (центральных и областных) дают более точное представление о восприятии новой аграрно-продовольственной политики и нэпа в целом в правящей партии и в массах. В советской литературе пропагандировался ленинский тезис: суть нэпа - максимальный подъём производительных сил и улучшение положения рабочих и крестьян, поэтому он получил поддержку всех трудящихся. Но это не вся правда. Исследованные диссертантом документы свидетельствуют: в областях Поволжья, например, большинство сельского населения - середняки (подавляющая часть крестьянства) и крупные деревенские предприниматели позитивно расценивали нэп и его продовольственный компонент, но были недовольны им крестьяне-бедняки и батраки, до нэпа освобождавшиеся от сельхозналога. Эти недовольные были едины в неприятии нэпа с неквалифицированными рабочими и частью партаппарата, причём не только в лице антикрестьянской троцкистской оппозиции, как считалось до сих пор. Немало «борцов за принципы» в Поволжье демонстративно выходили тогда из партии в знак протеста.
  3. Успешное решение продовольственного вопроса в нэповский период было неотделимо прежде всего от соблюдения принципа эквивалентности в рыночных отношениях между городом и деревней, промышленностью и сельским хозяйством. В диссертации прослеживается закономерность: вслед за нарушением этого принципа наступает кризис, ущерб от которого намного превосходит предполагавшуюся выгоду от допущенного нарушения. Этот урок прошлого было бы целесообразно иметь в виду и при формировании нынешней аграрно-продовольственной политики с учётом новых условий, когда страна утратила продовольственную независимость.
  4. Государственная аграрно-продовольственная политика времён нэпа была эффективна при условии её активности и результативности на региональном уровне. Необходима была чёткая регламентация компетенций центральных и местных органов власти и управления, причём прежде всего в сфере продовольственного вопроса. Но при формальном признании полномочий регионов Нижнего и Среднего Поволжья не всегда учитывались их особенности, возможности и рыночные потребности. Эффективные позиции в аграрно-продовольственной политике выстраивались тогда, когда достигался равноправный баланс интересов центра и мест при ведущем значении общесоюзных интересов. И это - также урок, актуальный для нашего времени, когда осуществляется национальный проект «Эффективное сельское хозяйство» и особенно необходимо гармоничное сочетание общих и региональных интересов в решении продовольственного вопроса, особенно в ценовой политике.
  5. На примере аграрных регионов Нижней и Средней Волги особенно наглядно раскрывается ещё один урок нэпа - его неспособность противостоять влиянию складывавшейся командно-административной системы под флагом классового подхода к хлебному вопросу, в том числе к решению продовольственного вопроса. В наиболее концентрированном виде это проявилось в политике «ограничения кулачества как класса». В системе налогообложения основная тяжесть возлагалась именно на кулаков, чьи хозяйства были наиболее эффективны в производстве товарного зерна. Негативные экономические последствия «ограничения кулачества как класса» усугублялись регулярно проводимым уравнительным переделом земли. В Поволжье при росте сельского населения это влекло за собой общее дробление крестьянских дворов, падение их мощности и товарности (в 1927 г. - вдвое по сравнению с довоенным уровнем).
  6. Нэповская экономика, в том числе сельское хозяйство, отягощаемая трудностями и негативными воздействиями со стороны власти, не утрачивала до конца главного достоинства - известной свободы хозяйственной деятельности товаропроизводителей, в том числе частной инициативы и предприимчивости крестьян в развитии производства зерна и другой продукции. На Нижней и Средней Волге уже в 1925 г. на восстановленных посевных площадях валовой сбор зерна примерно на 20 % превысил среднегодовой сбор в 1909 - 1913 гг. и заготовлено его было вдвое больше по сравнению с 1922 г., а в 1926 г. на довоенный уровень вышло животноводство. Доходы крестьян в среднем превзошли дореволюционный уровень примерно на треть. Ухудшалось снабжение пищевой промышленности сельскохозяйственным сырьём. В 1927/28 хозяйственном году по уровню потребления пищевых продуктов показатели дореволюционной России были позади как по стране в целом, так и в регионах Поволжья. В этом наиболее концентрированно отражаются итоги аграрно-продовольственной политики нэповского периода.
  7. Научная разработка исторического опыта решения продовольственного вопроса на путях нэпа требует ясного представления о его свёртывании в 1928 - 1929 годах. Со времён перестройки среди учёных по этому вопросу развернулась дискуссия, в центре которой оказалось противопоставление сталинской «генеральной линии» партии на индустриализацию за счёт крестьянства и «бухаринской альтернативы» постепенного ненасильственного решения этой задачи на путях нэпа. Но каким бы ни был окончательный вердикт учёных по этому вопросу, не подлежит сомнению одно: реализация «бухаринской альтернативы» делала невозможным форсированное развёртывание тяжёлой промышленности, отодвигало переход Советского Союза в разряд мощных индустриальных держав и, следовательно, обеспечение его обороноспособности на неопределённый срок. А это было смертельно опасно в канун Великой Отечественной войны. Развёртывание индустриализации за счёт крестьянства (увеличение налогов и цен на промтовары) вызвало «хлебную стачку» деревни, введение в 1928 г. карточной системы на продукты и сокращение втрое импорта зерна на нужды индустриализации, переход власти к чрезвычайным мерам, а с осени 1929 г. - к принудительной для большинства крестьян сплошной коллективизации. Из колхозов было легче выкачивать средства, которые в Поволжье по товарности оказались в 2 - 3 раза эффективнее индивидуалов.

Список опубликованных работ

Монографии

1. Васильев А.А. Концепция аграрно-продовольственной политики и её восприятие в Поволжье. Переход к нэпу. Саратов: СГСЭУ, 2008. 7,59 п.л.

2. Васильев А.А. Решение продовольственного вопроса на этапах подъёма и свёртывания нэпа. Саратов: СГСЭУ, 2008. 14,76 п.л.

Работы, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК

3. Васильев А.А. Аграрно-продовольственная политика нэповского периода и современность // Вестник СГСЭУ. Саратов, 2007. № 19. 0,5 п.л.

4. Васильев А.А. Взаимоотношения государства и крестьянства: опыт нэпа и современность // Власть. М., 2008. № 2. 0,4 п.л.

5. Васильев А.А. Исторические условия реализации аграрно-продовольственной политики: опыт нэпа // Вестник СГСЭУ. Саратов, 2008. № 4. 0,5 п.л.

6. Васильев А.А. Аграрно-продовольственная политика государства в период нэпа // Власть. М., 2008. № 7. 0,4 п.л.

7. Васильев А.А. Природа противоречий в аграрно-продовольственной политике государства в период нэпа // Власть. М., 2008. № 11. 0,4 п.л.

8. Васильев А.А. Преимущества и недостатки нэповской аграрно-продовольственной политики Советского государства // Власть. М., 2009. № 3. 0,4 п.л.

Работы, опубликованные в других научных изданиях

9. Васильев А.А. Проблемы мешочничества и спекуляции в Саратовской губернии (1920 – 1921) // Власть и общество: исторический аспект. Межвузовский сборник научных трудов. Саратов, 2000. 0,5 п.л.

10. Васильев А.А. Продовольственная политика в Саратовской губернии. (Предтеча нэпа) // Прошлое и настоящее России. Межвузовский сборник научных трудов. Саратов, 2000. 0,5 п.л.

11. Васильев А.А. Продовольственная политика государства: уроки кризиса 1920 – начала 1921 гг. Россия на рубеже веков: история и современность // Сборник докладов и тезисов Всероссийской научно-теоретической конференции. Саратов, 2000. 0,5 п.л.

12. Васильев А.А. Нэп и российское крестьянство // Политические и социокультурные аспекты современного гуманитарного знания. Материалы Российского межвузовского научного семинара. Вып. 2. Саратов, 2006. 0,5 п.л.

13. Васильев А.А. Нэп: дуализм в развитии крестьянства // Актуальные проблемы политической и социально-экономической жизни Поволжья. Вып. 3. Саратов, 2006. 0,5 п.л.

14. Васильев А.А. Аграрно-продовольственный вопрос на начальном этапе нэпа // Общество и политика в исторической ретроспективе. Вып. 3. Саратов, 2007. 0,5 п.л.

15. Васильев А.А. Аграрно-продовольственная политика Советского государства в 1920-е гг.: тактика и стратегия // Общество и политика в исторической ретроспективе. Вып. 4. Саратов, 2007. 0,5 п.л.

16. Васильев А.А. Аграрно-продовольственная политика в 1920-е гг. и сегодня // Общество и политика в исторической ретроспективе. Вып. 4. Саратов, 2007. 0,5 п.л.

17. Васильев А.А. Методология, проблемы анализа аграрно-продовольственной политики в годы столыпинской реформы и нэпа // Актуальные проблемы исторической науки. Всероссийский сборник научных трудов молодых учёных. Вып. 4. Пенза, 2007. 0,5 п.л.

18. Васильев А.А. Историография проблемы аграрно-продовольственной политики в 1920-е гг. // Социально-экономическое развитие России: Проблемы, поиски, решения. Сборник научных трудов по итогам научно-исследовательской работы. Саратов, 2008. 0,5 п.л.

19. Васильев А.А. Некоторые методологические проблемы исследования аграрно-продовольственной политики (нэп). // Наши мысли о России. Материалы Всероссийской научно-теоретической конференции. Саратов, 2007. 0,5 п.л.

20. Васильев А.А. Была ли реализована нэповская аграрно-продовольственная политика // Актуальные проблемы политической и социально-экономической жизни Поволжья. Вып. 4. Саратов, 2007. 0,5 п.л.

21. Васильев А.А. Некоторые аспекты историографии аграрно-продовольственной политики Советского государства в 1920-е гг. // Поволжский регион: проблемы, поиски, решения. Межвузовский сборник научных трудов. Саратов, 2008. 0,5 п.л.

22. Васильев А.А. Аграрно-продовольственная политика Советского государства в 1925 г. // Поволжский регион: проблемы, поиски, решения. Межвузовский сборник научных трудов. Саратов, 2008. 0,5 п.л.

23. Васильев А.А. Аграрно-продовольственная политика Советского государства в нэповский период: неучтённые уроки // Поволжский регион: исторические традиции и перспективы развития. Саратов – Балашов, 2008. 0,5 п.л.

24. Васильев А.А. Опыт решения продовольственного вопроса в период нэпа 1920-х гг. // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Моя Малая Родина». Вып. 5. Степановка – Пенза, 2008. 0,6 п.л.

Комментарии:

Если вы считаете, что какое-то сообщение нарушает Правила, оскорбляет Вас как личность, несёт заведомо ложную информацию, и должно быть удалено, сообщите нам по адресу sergey@rae.ru

Ваше имя
Текст комментария
Введите число с изображения

Антиспам защита

При добавлении комментария Вы соглашаетесь с пользовательским соглашением