RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 16452 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Плотникова Ольга Анатольевна

Научная тема: « ГЕНЕЗИС И ЛЕГИТИМИЗАЦИЯ КНЯЖЕСКОЙ ВЛАСТИ В ДРЕВНЕРУССКОМ ОБЩЕСТВЕ VI – ХII ВВ »

Научная биография   « Плотникова Ольга Анатольевна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 07.00.02

Год: 2009

Отрасль науки: Исторические науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Выявлено, что в социально-политической среде древнерусского общества VIII-IX вв. наблюдался раскол между властью коллективного органа управления: совета старейшин и властью избираемых местных князей все более набиравшей силу, и подчинявшей себе племя и противодействующей власти старейшин. С целью укрепления пошатнувшихся позиций, старейшины прибегли к «приглашению» инородных князей, благодаря которым и был ослаблен, а затем полностью уничтожен институт местных князей, а позиции старейшин на некоторое время укрепились, однако старейшины служили сдерживающим фактором создания принципов передачи княжеской власти, так как для удержания своих полномочий они пытались сохранить за собой право выборности князя. Постепенно антиродовая власть укоренилась на русской почве, оставаясь при этом властью, стоящей над обществом, которой требовалось подтверждение легитимности.
  2. Установлено, что уже с начала XI в. с физическим устранением местных князей исчезает титул «светлый князь», а сам титул «князь», так же, как и титул «великий князь», становится династическим. В дальнейшем в условиях борьбы между родственниками одной линии возникает необходимость смещения акцентов в самой титулатуре от «русский князь», «старший князь» или «великий князь», где основная смысловая нагрузка - «во отца место» главный в роду - великий. При значительной эластичности понятия старшинства титул «великий князь» вплоть до последней трети XII в. прочно был связан с обладанием Киевом.
  3. Обосновано, что уже в XI в. главным фактором, способствовавшим получению Киевского стола, было не старшинство, а реальная политическая власть, при этом требовавшая оформленной процедуры передачи власти и ее юридического закрепления. Выявлено, что первым этапом оформления процедуры передачи власти следует рассматривать передачу власти сыновьям, осуществленную Святославом; второй этап - передача власти сыновьям Владимиром Святым; третий этап - передача власти сыновьям Ярославом по «ряду» в 1054 г.; и четвертый этап, наиболее завершенный и оформленный, закрепление власти за отдельными линиями рода Рюриковичей междукняжеским договором 1097 г., обозначившим оформление «права отчины» при главенстве старшего в роду.
  4. Выявлено, что возвышению статуса княжеской власти в XI в. способствовали принятие христианства и преемственность христианских традиций, вследствие чего княжеская власть в общественном сознании начинает отожествляться с «божественной» и таким образом, как и сама фигура князя, становится священной и непререкаемой. Постепенно князь превращается в сознании средневекового человека в «посланника Божьего» или «Богоизбранного», такой высокий статус подчеркивается посредством титулатуры и обрядности, где особую роль играл обряд «вокняжения». Сам титул «Богоизбранного», упорно формировавшийся в общественном сознании самим князем, его окружением, а также духовенством, по убеждению автора, имел важное значение для князя и являлся определенной гарантией пожизненного пребывания на Киевском столе, подобная гарантия была крайне необходима в связи с тем, что на тот период определенного механизма передачи власти не существовало. Такая ситуация, несмотря на всю ее непрочность, была более приемлемой для князей, чем в догосударственный или раннегосударственный периоды, когда князь наделялся властными полномочиями на определенное время и в любой момент мог быть отстранен от «должности» общиной. Таким образом, можно утверждать, что именно христианство во многом способствовало ускорению процесса легитимизации княжеской власти.
  5. Установлено, что легитимность княжеской власти в общественном сознании обосновывалась не только посредством церемониала власти, титулатуры и символов власти, но также в период уже после принятия христианства через систему библейских образов, позволяющих иносказательно подтвердить легитимность власти правящих князей. Так, установлено, что в ПВЛ летописцем использован образ ветхозаветного Иакова и его 12 сыновей с целью сопоставления его в одном случае с образами князя Владимира I и его сыновей, а в другом - с образами Ярослава и его сыновей, которым, исходя из ветхозаветной аналогии, и должна принадлежать земля русская. Исследование параллели Иаков-Владимир показало, что в ПВЛ текст о наделении Владимиром своих сыновей землями следует сразу за рассказом о принятии христианской веры и похвалой Богу, что вполне логично, если рассматривать легитимизацию с позиции сакральности. В данном случае параллель Иаков-Владимир понадобилась летописцу для обоснования легитимности власти Владимира в Киеве, в связи с тем, что в действительности таких оснований не имелось - власть Владимира в Киеве не являлась законной потому, что основным претендентом на престол по праву старшинства являлся Святополк, сын старшего брата Владимира, - Ярополка. Установлено что в средневековой литературной традиции с Владимира после принятия им христианства и крещения Руси был снят грех за убийство брата - Ярополка, так как по христианской традиции принятие веры и крещение сопоставимо с перерождением. В другом случае параллель Иаков - Ярослав понадобилось летописцу для проведения идеи легитимности решения Ярослава о разделе земель и передаче власти. Ярослав также завещает свои земли сыновьям, как когда-то это сделал Иаков. При этом определено, что летописный рассказ об оглашении Ярославом своего завещания сыновьям не соответствует истине, так как из последующего изложения в ПВЛ очевидно, что в предсмертный момент Ярослава Святослав находился на Волыни, а Изяслав в Турове. Искажение действительной истории потребовалось летописцу для большей очевидности связи двух образов Иакова и Ярослава. На основании проведенного анализа образа Ярослава было выявлено, что в литературных произведениях того времени Ярослав, так же как и Владимир I, сравнивается с Соломоном и Левием. Таким образом, можно утверждать, что Ярослав, заложивший храм св. Софии, должен был восприниматься в общественном сознании как устроитель городского пространства Киева по подобию устроителей городского пространства в Иерусалиме и Константинополе, что уже само по себе могло трактоваться как претензия на возвышение статуса Киева и приравнивание его к статусу Нового Иерусалима.
  6. Выявлено, что факт передачи Владимиром I земель своим сыновьям, а затем факт передачи Ярославом земель сыновьям по «ряду» нельзя расценивать как начало оформления сюзеренно-вассальных отношений на Руси. В основе вассальных отношений, на примере Европы, где аналогичные процессы оформления передачи власти прошли гораздо раньше, чем на Руси, лежало пожалование князем земель своим вассалам как материальное обеспечение за службу, тогда как в нашем случае мы имеем дело с генетическим пожалованием земель, которое не сопровождалось утратой самостоятельности власти в пожалованных землях, князь-отец не нарушал этой самостоятельности, при этом дань можно рассматривать как налог за охрану границ. Таким образом, можно заключить, что наделение землей сыновей великих князей можно рассматривать как временное генетическое пожалование с правом управления. В свою очередь, закон старшинства, проявлявшийся в подчинении младших старшему, т.е. главе семейства - отцу, должен был обеспечивать великому князю бесперебойное поступление дани и повиновение. Таким образом, разделение земель Владимиром между сыновьями и разделение земель Ярославом между сыновьями можно рассматривать как нарушение принципа наследования власти по восходящей линии. По завещанию Ярослава, Киевский стол как олицетворение власти в земле русской переходит к Ярославичам. Данный принцип был окончательно закреплен на Любческом съезде, именно с этого периода правомерно говорить о вступлении в силу принципа наследования по нисходящей линии или династического правления, отменившего «лествичную» систему перехода столов. В сложившихся условиях гарантом соблюдения новых норм выступали все князья рода. Реализацией новых принципов междукняжеских отношений стало расчленение территории Древнерусского государства на уделы, закрепленные за потомками Ярослава.
  7. Установлено, что «ряд» Ярослава заложил начала отчинного права - «не преступати предела братня», закрепленного в дальнейшем на Любческом съезде - «каждо да держит отчину свою», с учетом того, что уже к 1054 г. претенденты на власть других линий были устранены. Положение «не преступати предела братня» можно рассматривать как новый принцип разрешения междукняжеских противоречий, при том, что круг претендентов легко восстанавливается по тексту летописи - Изяслав, Святослав, Всеволод, Игорь, Вячеслав. Выявлено, что основой для осмысления в общественном сознании решения принятого на Любческом съезде - «каждо да держит отчину свою» - послужил ветхозаветный рассказ о сыновьях Ноя не случайно размещенный в начале летописи. Как видно из библейского сюжета, сыновья Ноя делят землю по жребию. Закрепление земель за Ярославичами происходит по праву отчины на основании завещания Ярослава. О «воле отца» летописец вспоминает в статье 1073 г., в первую очередь для того, чтобы уподобить Святослава, нарушившего завещание и преступившего «предел братен», сыновьям Хама, «преступившим предел братен» (предел Сима) вопреки завещанию Ноя, тем самым, тот и другой заслужили кару небесную.
  8. Выявлено, что на основании принципов междукняжеского договора 1097 г. произошел раздел всей земли русской на три отчины, в соответствии с тремя старшими линиями потомков Ярослава Мудрого - Изяславичей, Святославовичей, Всеволодовичей. При этом в договоре отсутствует указание на преемственность старшинства Святополком (хотя он таковое и имел), однако, на наш взгляд, этот факт еще не означал полной отмены принципа старшинства, которое обосновывалось владением Киева. Обосновано, что решения Любческогого съезда заложили основы формирования государственной системы землевладения и передачи власти через признание отчинных прав на Киев. Верховная власть, таким образом, отныне должна была принадлежать только одной линии разросшегося рода Рюриковичей - Изяславичам. Вместе с Киевом, следовательно, за Изяславичами закреплялось и политическое верховенство на Руси. Если бы этот принцип был проведен полностью в жизнь, то наследование Киевского стола ограничивалось только представителями династии Изяславичей, а право перехода князей со стола на стол лишь пределами их отчин.
  9. Определено, что в X в. княжеский административно-судебный аппарат был представлен дружиной, которая к этому времени уже трансформировалась в профессиональную военную организацию, верхушка которой и составляла управленческий аппарат при князе, являясь гарантом реализации его решений и соблюдения достигнутых при его участии договоренностей. Доказано, что великокняжеская дружина в X - первой половине XI вв. являлась основным элементом государственного управления на Руси, именно в этот период она стала активно включаться в различные социально-политические системы, создавая структуру государственного управления и заменяя княжеской администрацией прежние органы самоуправления племенных княжений. Автор приходит к выводу, что в связи с созданием княжеского административно-судебного аппарата в X-XI вв. такой древний институт, как вече, утрачивает значение органа общинного самоуправства, решение государственных политических и судебных вопросов переходит в руки князя и княжеской администрации; функции племенного веча были заменены высшими прерогативами князя - главы государства, а Совет старейшин племени сменили старшая дружина и высшая часть административно-государственного аппарата. 
  10. Предложено осмысление в контексте христианской традиции и средневекового «литературного этикета» образов русских князей, внесших наиболее значимый вклад в процесс легитимизации власти рода. К этим князьям автор относит Владимира Святого, Ярослава Мудрого и Владимира Мономаха. Так, было выявлено, что в древнерусских источниках и литературных произведениях указанные князья косвенно сопоставлялись с такими значимыми для христианской традиции и мировой истории фигурами, как: 1) Ной, 2) Авраам, 3) Измаил, 4) Иаков, 5) Давид, 6) Соломон, 7) Константин. Основываясь на убеждении о том, что первостепенной задачей любого средневекового писателя являлось отражение сакрального смысла истории, когда настоящее значимо только в сопоставлении с ветхозаветными и новозаветными событиями, автор провел анализ косвенных сопоставлений, содержащихся в Повести временных лет, на основании чего пришел к выводу о том, что многие события, переданные в ПВЛ, носят весьма условный характер и, не претендуя на достоверность, передают читателю более глубокий смысл, понимание которого возможно только посредством изучения библейских аналогий, о чем свидетельствуют, например, обнаруженные в ПВЛ неоднократные параллели, связанные с сакральной цифрой 12. Так, в ПВЛ указывается на то, что у Владимира Святого, Ярослава Мудрого и Владимира Мономаха было у каждого 12 детей, что не соответствует исторической реальности, однако из-за того, что число 12 вообще являлось сакральным в христианской традиции и таило в себе сразу несколько ветхозаветных и новозаветных сюжетов, необходимых для создания определенного образа правящего князя, возвеличивания княжеской власти в целом и одновременно подчеркивающих статус «богоизбранности» данных князей, подобная «ошибка» была вполне уместной и даже необходимой. На основании проведенного анализа образа Владимира I в древнерусской литературе было установлено, что жизнедеятельность великого князя делилась на два периода: до принятия христианства и после принятия христианства. Так, для описания жизнедеятельности 1-го периода характерно осуждение Владимира-язычника, а для описания 2-го периода - превозношение Владимира-христианина, при этом для разных периодов в средневековой литературе, а также Повести временных лет были найдены соответствующие прообразы в ветхозаветных и новозаветных фигурах. Так, на основании проведенного исследования определено, что Владимир-язычник сопоставим с Измаилом, сыном рабыни Агари, чей образ крайне отрицателен в христианской традиции, а Владимир-христианин - это уже целая система положительных образов, представленная Иаковом, Давидом, Соломоном и Константином; все эти образы, по убеждению автора, были необходимы для утверждения высокого статуса князя и легитимности его власти. Выявлено, что Владимир одновременно ассоциировался и с ветхозаветным Давидом, который перенес ковчег Завета с горы Синайской в Иерусалим, в то время как князь перенес Честной Крест на берега Днепра из Нового Иерусалима (Константинополя). Для характеристики образа князя Ярослава летописец неоднократно обращается к ветхозаветному образу Иакова, что вполне объяснимо, так как, исходя из ветхозаветного сюжета, Иаков купил у старшего брата Исава первородство, и таким образом «Закон стал вперед Благодати». То же произошло и с Ярославом, он занял стол не по праву, однако летописец оправдывает его. Как известно, образ ветхозаветного Иакова применялся для оправдания и других русских князей - например, Владимира Мономаха, который также занял престол не по праву, однако власть его считалась в обществе легитимной. Образ Иакова был использован и в «Слове о Законе и Благодати» Илариона, где параллель между Ярославом и Иаковом очевидна.
  11. Выявлено определяющее значение храма св. Софии в Киеве для процесса легитимизации княжеской власти. Обосновано, что в общественном сознании на протяжении многих столетий храм св. Софии являлся олицетворением Веры и Божьей Крепости, что, в свою очередь, служило утверждающим фактором власти киевского князя. На основании глубокого анализа древнерусской литературы выявлены многочисленные сопоставления и отождествления этого храма с другими святынями христианства - храмами в Иерусалиме, Константинополе и Риме, а также с Вифлеемской пещерой, апостольской горницей на Синайской горе, Святым гробом Господним, Высшим Иерусалимом, позволяющие возвеличить власть и могущество киевских князей. Обосновано, что сам образ Богородицы, которому и посвящен храм св. Софии, был соотносим с Соломоновой Премудростью, что в древнееврейской сакральной лексике часто сближается с термином - «начало». Таким образом, воздвижение храма св. Софии (Премудрости) в Киеве приравнивало русскую священную державу к римской и греческой, и соответственно Киев уподоблялся славе Рима и Константинополя, в свою очередь, сопоставимых с Иерусалимом - центром земли по христианской традиции, а главное - с Небесным Иерусалимом. Также и храм Премудрости в Киеве был соотносим с храмами в Риме, Константинополе и Иерусалиме, в соответствии с христианской традицией воздвигнутыми «по образу и подобию Храма Божьего в Небесном Иерусалиме». Данный высокий статус города Киева и храма св. Софии, по мнению автора, подтверждает обнаруженная в св. Софии греческая надпись середины XI в. на алтарной арке, идущей по краям полукупольного свода главного алтаря, вокруг изображения Богоматери Оранты: «Бог посреди нее, и она не поколеблется. Поможет ей Бог с раннего утра». Здесь подразумевается параллель - Киев - Иерусалим - Небесный Иерусалим. Под словом «она» подразумевается гора Синайская - культовый центр Иерусалима и место расположения Храма. Соединив информацию надписи с информацией статьи ПВЛ, содержащей легенду об апостоле Андрее, где приведено его пророчество, относящееся к будущему величию Киева: «...на сих горах восияеть благодать Божья: имать градъ и церкви многи... въшедъ на горы сия и постави крестъ...», получим параллель между священной Синайской горой и местом, на котором был воздвигнут Киев. Изучение 45-го псалма, и в частности 6-го стиха, начинающегося словами: «Бог посреди нее» (буквальный смысл), или «Бог посреди него» (в псалме речь идет о пребыва­нии Бога внутри Небесного Иерусалима), позволило нам прийти к выводу о том, что Киев позиционируется одновременно и как Иерусалим, и как Небесный Иерусалим, хранимый Богом.
  12. Предложено авторское осмысление «Поучения» Владимира Мономаха в качестве своеобразной платформы для утверждения новой формы властвования на основании отчинного права. Исследование текста «Поучения» и других источников привело к заключению о том, что основной смысл «Поучения» - это утверждение легитимности правящей династии и возвышение статуса княжеского рода. Анализ обнаруженных соискателем в тексте «Поучения» параллелей между Владимиром Мономахом и ветхозаветными Иаковом позволил сделать вывод о проводимой летописцем линии, указывающей на легитимность власти правящей династии, и если Мономах сопоставим с Иаковом, то очевидной выглядит идея о торжестве рода Мономаха над всеми остальными врагами - внешними - половцами, и внутренними - Святополком и его потомками., ассоциируемыми с «семенем» Измаила, которое должно «истребиться». Определено, что для передачи образа Богоизбранного князя в «Поучении» также используется параллель Иуда - Мономах. Исходя из ветхозаветного сюжета, приходим к логической цепочки - Мономах - царь земли, дарованной ему отцом (отчины), которая должна по праву принадлежать его потомкам. Это принцип отчинного права и был закреплен на съезде в Любече, инициатором которого являлся Мономах.
  13. Исследование позволило выявить ряд текстологических совпадений «Поучения» и некоторых других источников. Так, установлены аналогии между первой частью «Поучения» - «Наставлением детям» и 36-м Псалмом Давида. Следуя принципу средневекового «литературного этикета», в соответствии с которым настоящее было значимо только в сопоставлении с библейской историей, на наш взгляд, в образе Владимира правомерно видеть праведника, а вот под грешниками здесь подразумевается целый комплекс образов - как внутренние враги, среди которых в первую очередь Святополк, так и внешние - половцы. Образ праведника Мономаха дополняет неверно переданный в «Поучении» Псалом 22 - «яко благословящии его наследятъ землю, клянущии же его потребятся».
  14. Определено, что употребление в «Поучении» имени «Мономах» вместо общепринятого - «Владимир сын Всеволжъ» не случайно, здесь прослеживается тенденция возведения родословной Владимира от рода Мономаховичей, т.е. от византийских императоров, благодаря чему возвеличивается статус князя и его власти. С именем «Мономах» сталкиваемся в Ипатьевской летописи, в статье, относящейся к галицко-волынскому летописанию, и все в том же смысле - возвеличивания правящего князя. «Подвиг» Мономаха, изгнавшего половцев за «Железные Врата», носит характер легенды и помещен в текст летописи с тем, чтобы возвысить статус князя галицко-волынской земли Романа - внука Мономаха. Более широкое распространение эта тенденция получила уже в период царствования московских князей, когда для возвышения статуса Москвы, а вместе с ней и статуса власти, потребовалось найти родоначальника уже не в роду Рюриковичей, а в роду могущественных Мономаховичей. Обосновано, что «Поучение» было вставлено в текст летописи с целью обоснования легитимности власти и высокого статуса правящей династии, причем автор данной вставки умышленно разместил ее после статьи «о безбожных сынах Измаила», при этом «Поучения» не было в Протографе Лаврентьевской летописи, оно могло быть внесено в летопись при переписке, таким образом; время вставки - XIV в.

Список опубликованных работ

I. Статьи в изданиях по Списку ВАК Министерства образования и науки РФ

1. Плотникова О.А. Генезис княжеской власти на Руси // Вестник Российского университета дружбы народов / Серия история России. 2007. №2. С. 136-146. 0,6 п. л.

2. Плотникова О.А. Статус князя в Древнерусском обществе: доктрина государственной власти в X-XI веках // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. 2007. №19(5). С.158-161. 0,6 п.л

3. Плотникова О.А. Порядок наследования власти в Древнерусском государстве // Власть. 2007. №10. С. 107-110. 0,4 п.л.

4. Плотникова О.А. Реструктуризация властных отношений на Руси в VIII – X вв. // Научные ведомости Белгородского государственного университета / История. Политология. Экономика. 2008. №2(42). Вып. 6. С.48-52. 0,6 п.л.

5. Плотникова О.А. Становление института княжеской власти в Древней Руси // Власть. 2008. №4. С. 95-99. 0,7 п.л.

6. Плотникова О.А. Развитие центров локализации княжеской власти в свете новгородской и киевской концепций: система властвования // История государства и права. 2008. №10. С.25-27. 0,8 п.л.

7. Плотникова О.А. Основные этапы оформления десигнации власти княжеского рода // История государства и права. 2008. № 17. С.17-19. 0,6 п.л.

8. Плотникова О.А. Обрядность и титулатура княжеской власти в сознании древнерусского общества // Власть. 2008. №11. С. 133-137. 0,4 п.л.

9. Плотникова О.А. Система властвования на Руси через призму ментальности // История государства и права. 2008. №11, С.39-40. 0,5 п.л.

10. Плотникова О.А. Проблемы легитимизации княжеской власти в древнерусском обществе // Власть. 2008. №12. С. 124-127. 0,4 п.л.

II. Монографии по теме диссертации

11. Плотникова О.А. Становление и развитие властных структур в древнерусском обществе IX-XII вв. М.: Изд. Моск. гор. ун-та управления Правительства Москвы, 2005. 244 с. 15,2 п.л.

12. Плотникова О.А. Смысл и значение «Поучения» Владимира Мономаха М.: Изд. МосГУ, 2005. 5,0 п.л.

13. Плотникова О.А. Князь в системе социально-политических отношений древнерусского общества VI-XII веков: принципы властвования. М.: Изд. МосГУ, 2006. 322 с. 20,2 п.л.

14. Плотникова О.А. Кристаллизация княжеской власти на этапах становления и развития древнерусского общества. М.: Изд. МосГУ, 2007. 18,0 п.л.

15. Плотникова О.А. Историография и источники по социально-политической истории древнерусского общества. М.: Изд. Национального института бизнеса. 2008. 6,0 п.л.

16. Плотникова О.А. Княжеская власть и закон на Руси X-XII вв.: оформление системы престолонаследия. М.: Изд. Национального института бизнеса. 2008. 13, 2 п.л.

17. Плотникова О.А. Легитимизация власти на этапе становления и укрепления династии русских князей (*.pdf) 9,4 п.л. // Официальный сайт МосГУ http://www.mosgu.ru/ Монографии. http://www.mosgu.ru/nauchnaya/publications/2008/ Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере СМИ и охраны культурного наследства. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

III. Статьи в научных изданиях

18. Плотникова О.А. Была ли Киевская Русь государством? Некоторые вопросы от начала земли Русской к ее государственности. Научные труды аспирантов и докторантов / ФНПК. М.: Изд. МГСА, 2003. Вып. 7(17). С.79-87. 0,7 п.л.

19. Плотникова О.А. Древнерусское государство: институт самоуправления и княжеская власть. Научные труды аспирантов и докторантов / ФНПК М.: Изд. МГСА, 2003. Вып. 7(17). С. 87-96. 0,8 п.л.

20. Плотникова О.А. «Страна городов». Некоторые политические особенности становления княжеской власти в древнеславянском обществе во второй половине IX века // Научные труды аспирантов и докторантов / ФНПК. М.: Изд. МГСА, 2003. Вып. 9(19). С.110-117. 0,6 п.л.

21. Плотникова О.А. Порядок престолонаследия на Руси // Научные труды аспирантов и докторантов / ФНПК. М.: Изд. МГСА, 2003. Вып. 12(22). С.125-138. 0,8 п.л.

22. Плотникова О.А. Роль и значение завещания Ярослава // Научные труды аспирантов и докторантов / ФНПК. М.:Изд. МГСА, 2004. Вып. 1(24). С.130-143. 0,8 п.л.

23. Плотникова О.А. Краткий конспект пространной лекции на тему: «Образование Древнерусского государства через призму политики первых русских князей или оформление публичной власти на ранних этапах развития древнерусского общества» // Научные труды МосГУ. М.: Изд. МосГУ, 2006. Вып.66. С.136-146. 0,7 п.л.

24. Плотникова О.А. Кристаллизация княжеской власти на начальных этапах становления государства // Научные труды МосГУ. М.: Изд. МосГУ, 2006. Вып.74. С. 121-135. 0,8 п.л.

25. Плотникова О.А. Проблема легитимности княжеской власти на Руси // Научные труды МосГУ. М.: Изд. МосГУ, 2006. Вып.75. С.145-152. 0,6 п.л.

26. Плотникова О.А. «Юг» и «Север»: становление и развитие института власти // Научные труды МосГУ. М.: Изд. МосГУ, 2007. Вып.1(76). С.113-122. 0,6 п.л.

27. Плотникова О.А. Поиски народа Русь // Научные труды МосГУ. М.: Изд. МосГУ, 2007. Вып.4(79). С. 23-29. 0,6 п.л.

28. Плотникова О.А. Оформление «литературного этикета» на Руси: сакральный статус князя Владимира I // Научные труды МосГУ. М.: Изд. МосГУ, 2007. Вып.81. С. 3-17. 0,9 п.л.

29. Плотникова О.А. Храм св. Софии - «крепость» княжеской власти «дольней» и «горней» // Научные труды МосГУ. М.: Изд. МосГУ, 2007. Вып.85. С.3-16. 0,8 п.л.

30. Плотникова О.А. Значение храма св. Софии в процессе легитимизации власти // Научные труды МосГУ. М.: Изд. МосГУ, 2007. Вып.86. С. 3-16. 0,8 п.л.

31. Плотникова О.А. Кристаллизация института княжеской власти как социально-политического компонента древнерусской цивилизации: идеологемы и идеология. Цивилизация Руси-России // Цивилизация Руси-России: Сборник научных статей подготовлен по материалам круглого стола, проведенного в июне 2007 года кафедрой истории Московского гуманитарного университета. М.: Изд. МосГУ, 2007. С.33-46. 0,8 п.л.

32. Плотникова О.А. Некоторые принципы десигнации княжеской власти на Руси // Труды Московского городского университета управления (МГУУ) Правительства Москвы. М.: Изд. МГУУ Правительства Москвы. 2008. С.204-216. 1,2, п.л.

33. Плотникова О.А. Семь доводов в пользу новой системы десигнации власти или сакральный смысл «Поучения» Владимира Мономаха // Вестник Национального института бизнеса. Вып.5. М.: Изд. НИБ, 2008. Вып.12. С. 301-313. 0,8 п.л.

34. Плотникова О.А. Феномен «настолования» князей через призму обряда интронизации на Руси // Научные труды МосГУ. Вып.88. М.: Изд. МосГУ, 2008. С.47-62. 1,0 п.л.

35. Плотникова О.А. Была ли Киевская Русь государством? Некоторые вопросы от начала земли Русской к ее государственности // Научные труды МосГУ. М.: Изд. МосГУ, 2008. Вып.91. С.135-142, 0,7 п.л.

36. Плотникова О.А. Значение храма св. Софии в процессе легитимизации власти // Научные труды МосГУ. М.: Изд. МосГУ, 2008. Вып.89. С. 139-154. 1,2 п.л.

37. Плотникова О.А. Некоторые вопросы от начала земли Русской к ее государственности // Научные труды МосГУ. Экономика. История. М.: Изд. МосГУ, 2008. Вып.91. С.135-142. 0,6 п.л.

38. Плотникова О.А. Оформление публичной власти на ранних этапах развития древнерусского общества // Научные труды МосГУ. М.: Изд. МосГУ, 2008. Вып.93. С.16-26. 0,7 п.л.

39. Плотникова О.А. Роль и значение предания о Рюрике для социально-политической истории Древнерусского государства // Вестник Национального института бизнеса. М.: Изд. НИБ, 2008. Вып.6. С. 280-288. 0,8 п.л.

40. Плотникова О.А. Смысл и значения «Поучения» Владимира Мономаха // Научные труды МосГУ. М.: Изд. МосГУ, 2008. Вып.94. С. 147-161 0,9 п.л.

41. Плотникова О.А. Древнерусккая княжеская дружина, ее роль и значение в обществе // Научные труды МосГУ. М.: Изд. МосГУ, 2008. Вып.89. С. 139-154. 0,9 п.л.

42. Плотникова О.А. Феномен «настолования» князей через призму обряда интронизации на Руси // Научные труды МосГУ. М.: Изд. МосГУ, 2008. Вып.92. С.130-138. 1,0 п.л.

43. Плотникова О.А Десигнация княжеской власти на Руси: основные этапы // Научные труды МосГУ. М.: Изд. МосГУ, 2008. Вып.95. С. 154-165. 0,8 п.л.

44. Плотникова О.А. Кристаллизация института княжеской власти как социально-политического компонента древнерусской цивилизации: идеологемы и идеология // Россия: тенденции и перспективы развития. Ежегодник. Институт научной информации по общественным наукам РАН, Отделение общественных наук РАН, Российская академия государственной службы при Президенте РФ и др. М.: Изд. ИНИОН РАН, 2008. Вып.3. Ч. 1. С.122-127. 0,8 п.л.

45. Плотникова О.А. Этимология названия восточнославянского государства - «Русь» // Научные труды МосГУ. М.: Изд. МосГУ, 2008. Вып.98 . С.3-12. 0,7 п.л.

46. Плотникова О.А. Образ князя Ярослава Мудрого в древнерусской литературе через призму христианской традиции // V Межд. научная конференция «Высшее образование для ХХI века». Москва, 13-15 ноября 2008 г. Доклады. М.: Изд. МосГУ, 2008. С.15-19. 0,3 п.л.

47. Плотникова О.А. Институт княжеской власти как социально-политический компонент древнерусской цивилизации // Знание. Понимание. Умение. Электронный научный журнал Московского гуманитарного университета. М., 2008. № 6. Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере СМИ и охраны культурного наследства. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г. Адрес статьи http://www.zpu-journal.ru/e-z pu/2008/6/Plotnikova/ 0,9 п.л.

48. Плотникова О.А. Сакральный образ князя Владимира 1 в системе средневекового «литературного этикета» // Знание. Понимание. Умение. Электронный научный журнал. 2008. № 6. Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере СМИ и охраны культурного наследства. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г. Адрес статьи http://www.zpu-journal.ru/e-z pu/2008/6/Plotnikova/ 0,9 п.л.

Комментарии:

Сергей
15:48, 8 сентября 2019
Перезвоните мне пожалуйста 8 (999) 529-09-18 Сергей.

Если вы считаете, что какое-то сообщение нарушает Правила, оскорбляет Вас как личность, несёт заведомо ложную информацию, и должно быть удалено, сообщите нам по адресу sergey@rae.ru

Ваше имя
Текст комментария
Введите число с изображения

Антиспам защита

При добавлении комментария Вы соглашаетесь с пользовательским соглашением