RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 16866 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Эльбуздукаева Тамара Умаровна

Научная тема: « CОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ, ПОЛИТИЧЕСКОЕ И КУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ ЧЕЧНИ И ИНГУШЕТИИ В 20-30-Е ГОДЫ ХХ ВЕКА »

Научная биография   « Эльбуздукаева Тамара Умаровна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 07.00.02

Год: 2013

Отрасль науки: Исторические науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  • Экономика Чечни и Ингушетии конца ХIХ начала ХХ века была многоукладной и характеризовалась переплетением самых разных производственных отношений  от полунатуральных, до монополистических. Начало модернизации Чечни и Ингушетии проходило в сложных условиях колониального положения региона и характеризовалось возникновением и развитием Грозненского нефтепромышленного района.
  • Необходимым условием экономического развития республики в 20-30-е гг. ХХ в. стала индустриальная модернизация, главным содержанием которой явилось техническое перевооружение нефтяной отрасли. Грозненская нефть дала возможность обеспечить товарообмен между городом и деревней, улучшить снабжение топливом фабрики и заводы, железные дороги, расширить связи на мировом экономическом рынке;
  • С момента своего становления командно-административная система хозяйствования стала давать сбои, о чем свидетельствуют систематическое невыполнение производственных заданий и неспособность госпартноменклатуры выйти за рамки политики администрирования и репрессий. Анализ документов дает основание полагать, что спад нефтедобычи с 1931 г. связан не с «теорией затухания грозненского нефтерайона», а с постоянным пересмотром планов в сторону увеличения и репрессиями в отношении специалистов-нефтяников;
  • Характерной особенностью развития производительных сил республики являлось сосредоточение промышленного производства в Грозном: остальная Чечено-Ингушетия, основу экономики которой составляло сельское хозяйство, продолжала оставаться одним из наиболее бедных и отсталых регионов СССР. Экономика республики как бы разделилась на два сектора: «русский» (нефть, машиностроение, системы жизнеобеспечения населения, инфраструктура) и «национальный» (мелкотоварное сельское хозяйство, торговля, отхожие промыслы);
  • Неудовлетворительное положение дел в аграрном секторе экономики в 1930-х гг. подтверждает неизбежность провала идеи коллективного труда в сельском хозяйстве. Слишком слабой была экономическая и техническая база, на которой проводилась коллективизация; слишком бескомпромиссным было ее практическое осуществление; слишком тяжким бремя, которое продолжало тяготеть и после создания коллективных хозяйств. В подобных условиях результаты вряд ли могли оказаться более благоприятными, чем те, что были получены. В конечном итоге, созданные колхозы и совхозы существовали здесь как навязанная структура, в рамках которой или за ее пределами чеченцы и ингуши находили много вариантов жизнеобеспечения. Завершению коллективизации способствовали важные элементы компромисса, которые по ходу дела были в нее введены. С политической точки зрения компромисс, заключенный с деревней, был жизненно необходим после жесточайших столкновений в ходе массовой коллективизации в начале 30-х гг.;
  • Колхозное строительство осуществилось, преимущественно, в плоскостных районах республики. Коллективизация в горных районах республики во многом была формальной. Проведение политики коллективизации явилось ощутимым ударом по психологии горцев, нарушило вековой уклад жизни;
  • Начальный этап национально-государственного строительства в Чечено-Ингушетии определяется 1917-1936 гг., периодом формирования автономных образований края. Именно в этот период закладывались основы национально-государственных образований, определялись их административно-территориальные границы, социально-экономическая сущность и правовой статус. В рамках Горской республики оказалось невозможным разрешить острые земельные споры не только горцев с казаками, но и между отдельными горскими народами. Раздробление Горской республики имело тот важнейший отрицательный результат, что земельный вопрос не может быть разрешен самой республикой;
  • В 1930-х гг. меняется вектор административно-территориальных реформ: от создания автономных единиц Северо-Кавказского края и округов внутри него, власть переходит к объединению национальных субъектов. В связи с этим региональные элиты попали под полный контроль центра и потеряли возможность к самоорганизации. Сформировав многонациональный государственный и партийный аппарат, центр получал возможность играть на противоречиях внутри автономии и оказывать решающее влияние на кадровые назначения. За всем этим стояла заинтересованность в Грозненском нефтепромышленном районе, имевшем для СССР важное экономическое и стратегическое значение;
  • Чечено-ингушское общество в 1930-е гг. претерпело изменение, выразившееся в формировании общественных классов рабочих и крестьян, переселения огромных людских масс, ломку обычаев и уклада жизни и т. д. Важным условием модернизации региона, как и страны в целом, являлось принятие новых категорий на уровне общественного сознания. Национальная политика 1920-1930-х гг. способствовала повышению этнического самосознания чеченцев и ингушей, развитию их языков, созданию модернизированных социальных институтов. В 1920-1930-е гг. в Чечне и Ингушетии происходило сложное взаимодействие традиций и новаций, которое определило тип формирующегося межэтнического взаимодействия;
  • Объективно оценивая низкий уровень экономического развития Чечено-Ингушетии, руководители центрального аппарата делали ставку не на всеобщий подъем народного хозяйства региона, а на создание очагов промышленного развития, вокруг которых в дальнейшем должны были наращивать темп процессы индустриализации. При этом русские специалисты рассматривались как авангард рабочего класса, который должен был постепенно вовлечь самих местных жителей в процесс экономической модернизации. Подобный политический курс учитывал национальные интересы республик, способствовал их интеграции в союзное целое;
  • Задачи «пролетарского Грозного в отношении чеченской деревни» заключались в вовлечение чеченцев в грозненскую нефтяную промышленность, через которую партия могла бы осуществлять свое пролетарское влияние на отсталые массы чеченского крестьянства, расширяя, тем самым социальную базу тоталитарного режима. Чеченцы и ингуши, несмотря на формальные усилия властей сделать их индустриальной нацией, оставались в подавляющем большинстве сельскими жителями и сохраняли многие черты традиционного образа жизни;
  • Процесс формирования национальных кадров рабочего класса в Чечне и Ингушетии имел свои трудности, обусловленные национальными особенностями, своеобразием социально-экономических условий жизни, а также культурно-бытовыми и религиозными факторами развития. Освоение горцами промышленных профессий наиболее успешно происходило в отраслях, не требовавших высокой квалификации, либо связанных с сельским хозяйством. Занятость в нефтяной промышленности оставалась преимущественно мужской;
  • Социальная структура чеченского и ингушского общества изменилась, на первый взгляд, не очень значительно. Индустриализация и насильственная коллективизация в течение жизни одного поколения не могла изменить образ жизни целого народа. Тем не менее, появление в Чечено-Ингушетии промышленных рабочих и управленцев, городского населения, вовлечение в орбиту производства женщин - существенно изменило менталитет народа;
  • В конце 1920-х гг. происходило свертывание новой экономической политики и начало установления сталинской диктатуры. В эти годы были репрессированы специалисты нефтяной и других отраслей промышленности, а также писатели, ученые, представители советской и партийной элиты. К середине 1930-х гг. в стране сложилась система тоталитарного государства, важнейшим признаком которого является абсолютный контроль государства над всеми сферами общественной, политической, экономической и социальной жизни. Советское государство, которое срослось с партийным аппаратом, усилившее свои административно-репрессивные функции, стало главным действующим лицом «революции сверху»;
  • В 1920-1930-е гг. складывались устойчивые стереотипы массового сознания социалистической эпохи: нормы социалистической морали и нравственности, отношение к труду, к государственной собственности, качества «нового человека» и т.д. В повседневности того времени формировались истоки многих проблем современной жизни. Фактически население было поставлено в жесткие условия существования, что приводило к его люмпенизации, со свойственной люмпенам психологией. В то же время, годы первых пятилеток характеризовались широким размахом трудового энтузиазма, развертыванием социалистического соревнования. Мощным стимулом для советских людей служила мысль о том, что за короткий срок ценой изнурительно тяжелых усилий можно создать лучшее, социалистическое будущее;
  • Интеграция Чечни и Ингушетии в единый советский организм достигалась не только благодаря административной и политической унификации, но и путем модернизации традиционных социально-экономических и политико-правовых отношений в рамках политики индустриализации, изменения социальной структуры региона и формирования нового типа межэтнического взаимодействия;
  • В 1930-е гг. в республике сформировалась устойчивая система социальных связей, в которой без знания русского языка нельзя было занять какого-либо заметного положения. Расширение сферы использования русского языка определялось потребностями интеграции чеченцев и ингушей в общесоюзное пространство;
  • В регионе за 20 лет были институализированы основные структурные элементы локального образовательного, научного и культурного пространства. Все заведения образования и культуры были подчинены общим требованиям государственной политики;
  • Местными властями проводилась целенаправленная, широкомасштабная политика, создавались школы для неграмотных и малограмотных, народы, не имевшие в прошлом своей письменности и национальной литературы, научились читать и писать на родном языке. Однако неграмотных и малограмотных еще оставалась половина взрослого населения республики, еще выше процент неграмотных был среди женщин-горянок. Приходя на производство, такие люди с трудом осваивали технику и технологию, неграмотные и малограмотные горцы и горянки не вписывались в индустриальное производство, были там наиболее уязвимой категорией;
  • Политика индустриализации, коренизации, национально-государственное строительство в Чечне и Ингушетии способствовала появлению национальной интеллигенции. В Чечне и Ингушетии она имела свои специфические особенности: во-первых, она была малочисленна, во-вторых, имела слабую профессиональную подготовку. Чрезвычайно расширившееся в те годы выдвиженчество и ускоренная подготовка молодых специалистов часто создавали лишь иллюзию решения проблем кадров, а на деле приводили к разжижению интеллигенции малоквалифицированными людьми, способствовали консервации таких явлений, как некомпетентность, грубость, бюрократизм, конформизм и т. д.;
  • В 1920-1930-е гг. в Чечне и Ингушетии шел процесс формирования культуры, свойственной тоталитарному обществу, культуры, поставленной под контроль государства, однако, в эти годы было немало выдающихся свершений, творческих открытий. Происходившие в духовной сфере процессы были сложны и неоднозначны.

Список опубликованных работ

Монографии:

1. Чечня и Ингушетия в 20-30 годы ХХ века: опыт модернизации. М., 2011. 463с.

2. Культура Чечни: ХХ век. Грозный, 2012. 420 с.

Статьи в реферируемых журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

3. Развитие промышленности Чечни в 20-30-е годы ХХ в. Восстановление промышленности после гражданской войны.//История науки и техники. №3, М., 2008. С. 74 – 81.

4. Состояние трудовой дисциплины на промышленных предприятиях Чечено-Ингушетии и Северной Осетии в 20-30-е годы ХХ века// Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. Ростов-на-Дону, 2009. №3А. С. 105- 108.

5.Проблемы ликвидации неграмотности взрослого населения северокавказских республик в 20-30 годы ХХ века//Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. Ростов-на-Дону, 2009. №3А. С. 96 – 99 (в соавторстве).

6. Из истории повседневной жизни промышленных рабочих Чечни и Ингушетии в 20 -30 годы ХХ века// Научная мысль Кавказа. 2011. №1. С. 97-102.

7. Вовлечение в промышленное производство женщин-горянок в 20-30-е годы XX века (на примере Чечни и Ингушетии)// Научная мысль Кавказа. Северо-Кавказский научный центр высшей школы ЮФУ. 2011. №2. С. 104-108.

8. Чечня и Ингушетия в 1920-30-е гг.: современные приоритеты отечественной историографии //Научные проблемы гуманитарных исследований. Пятигорск, 2011. Вып. 8. С. 56-65.

9. Из истории становления науки и научных учреждений нефтяной отрасли в Чечне в 20-30 -е годы ХХ века// Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. Ростов-на-Дону, 2011. №6 (166). С. 81-85.

10. Развитие литературы и просветительской работы в Чечне и Ингушетии в 20-30 гг. ХХ века// Научные проблемы гуманитарных исследований. Пятигорск, 2011. Вып. 10. С. 121-127.

11. Общественно-политическая жизнь Чечено-Ингушетии в 30-е гг. ХХ века //Научные проблемы гуманитарных исследований. Пятигорск, Вып.11. 2011. С. 13-24. (в соавторстве).

12. Политические репрессии в Чечне и Ингушетии в 20-30-е гг. ХХ века: проблемы современной историографии// История науки и техники. М., 2012. №7. С. 191-194.

Статьи в научных сборниках и журналах:

13. Трудовая активность рабочего класса Чечено-Ингушетии и Северной Осетии в годы первых пятилеток. Научные труды НИИ гуманитарных наук. Грозный, 1991. С. 67-85.

14. Проблемы подготовки квалифицированных рабочих кадров в Чечено-Ингушетии в 1928-1937 годы. Из истории рабочего класса Чечено-Ингушской республики. НИИ гуманитарных наук Чеченской Республики. Грозный, 1992. С. 48-59.

15. Политика формирования национальных отрядов рабочего класса в Чечено-Ингушетии в годы первых пятилеток. Тезисы доклада научно-практической конференции. ЧИГПИ им. Эльдерханова. Грозный, 1993. 72-74.

16. Особенности становления и развития национальной школы Чечено-Ингушетии в 1930 годы. ЧГУ. Джохар, 1998. С. 89 – 92.

17. Проблемы школьного образования в Чечено-Ингушетии в 20 -30 –е гг. ХХ в. Тезисы. ЧГУ, Грозный, 2002. С. 31 -32.

18. Промышленное развитие Чечни в 20-30 годы ХХ века// Чеченская Республика и чеченцы. История и современность. Материалы Всероссийской научной конференции. Москва, 19 – 20 апреля 2005 года. М., 2006. С.295-301.

19. Развитие промышленности (гл. IV Становление государственности и развитие экономики Чечни в 1920 -1936 гг.)- История Чечни с древнейших времен до наших дней в 2 т. Т. II (История Чечни ХХ и начала ХХI веков). Грозный, 2008 С. 315 – 362.

20. Elbuzdukaeva:Т. Economic Recovery in Chechnya: History and Modernity. Chechen Scholars on Chechnya. NUPI Report. Oslo, Norway, 2010. P. 41- 63.

21.Особенности становления и развития общеобразовательной школы Северного Кавказа в 20-30 годы ХХ в. (на примере Чечни, Ингушетии, Северной Осетии)//Чеченцы в сообществе народов России. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 420–летию установления добрососедских отношений между народами России и Чечни (г. Грозный, 18-20 декабря 2008 г.) в 2 т. Т. 2. Назрань, 2008. С. 397-408.

22. Политический аспект формирования национальных отрядов рабочего класса Чечни и Ингушетии 20 -30-х гг. ХХ в. как фактор укрепления социальной базы сталинского режима// Наука и образование в Чеченской Республике: состояние и перспективы развития. Материалы всероссийской научно-практической конференции, посвященной 10-летию со дня основания КНИИ РАН. 7 апреля 2011 г. - Грозный, 2011. С. 692-695.

23. К вопросу о социально-экономической ситуации в ЧИАССР в 30-40х годах ХХ столетия. Материалы научно-практической конференции «Депортация чеченского народа - геноцид сталинского режима» Грозный, 2009. С. 175-190.

24. К вопросу о формировании национальной интеллигенции в Чечне и Ингушетии в 1920 – 1930 годы// Вестник академии наук Чеченской Республики. №2(13),2010. С. 128-135.

25. Аграрная политика советской власти в Чечне и Ингушетии в 1920-е годы // Вестник академии наук Чеченской Республики №1(14) 2011. С. 129-134.

26. Восстановление народного хозяйства. Аграрные, индустриальные и культурные преобразования в Чечне во второй половине 20–нач. 30 гг. ХХ в. Социально-политическая и культурная жизнь Чечено-Ингушской АО в 1933-1937 гг.// История Чечни ХХ-ХХI вв. Т.4 Грозный, 2011

27. Репрессивная политика Советского государства в отношении чечено-ингушской интеллигенции в 1920-1930-е гг. Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Россия и Кавказ: история и современность», посвященной 1150-летию зарождения российской государственности. 19-20 июня 2012 г. Грозный, 2012.

Комментарии:

Если вы считаете, что какое-то сообщение нарушает Правила, оскорбляет Вас как личность, несёт заведомо ложную информацию, и должно быть удалено, сообщите нам по адресу sergey@rae.ru

Ваше имя
Текст комментария
Введите число с изображения

Антиспам защита

При добавлении комментария Вы соглашаетесь с пользовательским соглашением