RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 16409 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Букина Татьяна Вадимовна

Научная тема: « ИДЕЯ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ И СПОСОБЫ ЕЕ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУЧНОЙ ТРАДИЦИИ СОВЕТСКОЙ И ПОСТСОВЕТСКОЙ ЭПОХ »

Научная биография   « Букина Татьяна Вадимовна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 24.00.01

Год: 2012

Отрасль науки: Искусствоведение

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  • К области музыкально-культурной проблематики можно отнести широкий спектр ракурсов, связанных с рассмотрением музыки в ее социальном бытовании (в частности, с изучением функций музыки в отношении к другим сферам культуры, исследованием музыкальных практик как социокультурных институтов) и затрагивающих те или иные структурные компоненты музыкальной культуры (различные виды музыкальной деятельности, субъектов этой деятельности, обслуживающие ее институты, а также культурные ценности, создаваемые в процессе музыкальной деятельности).
  • Идея музыкальной культуры может быть представлена как определенная парадигма осмысления музыкально-культурных феноменов, сформированная в конкретном историко-научном и социокультурном контексте и претерпевающая трансформации с изменением этого контекста.
  • Для историко-культурного анализа наиболее значимыми аспектами идеи музыкальной культуры можно считать:
    1. основополагающие качественные характеристики музыкально-культурного пространства;
    2. основные механизмы развития музыкальной культуры и участников музыкальной коммуникации, ответственных за ее формирование;
    3. области человеческого опыта, к которым апеллирует музыка.
  • В развитии российской музыковедческой традиции прослеживается три базисных этапа, соответствующих основным этапам истории отечественной культуры в послереволюционный период:
    1. формирование парадигмы советской музыкальной науки и кристаллизация в ней эталонов профессиональной идентичности (1920 - начало 1950-х годов), по своим временным границам в целом совпадает с «классической» советской эпохой (по терминологии Б.М. Фирсова);
    2. достижение в своем развитии стадии «зрелой науки» (термин Т. Куна), по времени соответствует эпохе «оттепели» и «развитого социализма» (вторая половина 1950 - первая половина 1980-х гг.);
    3. проявление элементов кризиса фундаментальной парадигмы музыкознания, утрата ее монопольности и поиск новых концептуальных моделей, приходится на перестроечный и постсоветский период (вторая половина 1980 - 2000-е гг.).
  • Становление отечественной музыковедческой традиции в течение первого периода проходило в два этапа - 1920-е и 1930 - начало 1950-х гг., - концепции которых были во многом противоположны. Такая логика формирования коррелировала общей направленности развития советской культуры в первой половине ХХ века (обозначенной исследователем В.З. Паперным в виде бинарной оппозиции «культура один - культура два»):
    1. В музыкальной науке 1920-х годов социология музыки формировала фундаментальную парадигму всей музыковедческой дисциплины, конституируя в качестве ее объекта комплексный феномен музыкальной культуры. В трактовке этого феномена делался акцент на его многосоставности, динамичности, открытости различным областям внемузыкального опыта, уникальности не только различных типов музыкальных практик, но и потенциально любого момента звучания и восприятия музыки. Подобный способ репрезентации был во многом обусловлен стратегией институциализации музыковедения в научном поле послереволюционной России. Оно во многом воспринималось как олицетворение современного типа «пролетарской науки», со свойственными ей междисциплинарностью, сенситивностью к новым подходам, нацеленностью на решение социальных проблем.
    2. На трансформацию способов постановки и решения музыкально-культурных проблем в эпоху сталинизма повлияли как официальные санкции рубежа 1920 - 30-х годов (упразднение социологической дисциплины в СССР), так и кардинальные изменения в советском культурном дискурсе (в частности, его «монологизация», выражавшаяся в исчезновении категории Другого). В создавшихся условиях основными способами существования музыкально-культурной проблематики становились редукция ее к категориям истмата (в частности, логике смены экономических формаций в музыкально-исторических исследованиях) и использование ее в качестве проводника идеологических практик в музыкальное поле (в музыкальной критике).
  • Панорама развития отечественного музыковедения во второй период в значительной мере регламентировалась сценарием развития советской науки в целом, который выстраивался под воздействием специфических ориентиров, избранных в научной политике эпохи оттепели, а затем застоя (приоритета, оказываемого естественным и техническим наукам, маргинализации гуманитарных исследований, переориентации на узкую специализацию и т.п.). Вследствие разрозненности отдельных отраслей, характерной в эту эпоху для советской науки в целом, в отечественном музыкознании сосуществовало несколько мало взаимодействовавших между собой направлений, которые специализировались на тех или иных аспектах культурной проблематики. Среди них можно выделить три основных, во многом антагонистичных как по стратегии социализации в научном поле, так и по продвигаемой концепции:
    1. Социология музыки (конец 1960-х - первая половина 1980-х гг.) - формировалась как феномен скорее идеологический, чем научно-эвристический. Она функционировала в качестве инструмента культурной политики, работавшего на создание официально одобряемого образа советской музыкальной культуры, в которой художественное производство максимально регламентировано, культурная продукция одинаково высокоценна, а ее потребление обезличено и подлежит линеарной эволюции.
    2. Исследования музыкальной коммуникации и семиотики (1970-е - начало 1980-х гг.) - научная стратегия этих направлений была во многом нацелена на утверждение универсальных стандартов академической музыкальной культуры и «адекватного» (= профессионального) восприятия музыки. Подобное замыкание на сугубо специальных вопросах должно было способствовать преодолению «проницаемости» музыковедческого дискурса для официальной идеологии. В этой парадигме музыкальная культура предстает единой и неизменной, композитор и слушатель не могут влиять на формирование музыкального семиозиса, а результат восприятия музыки полностью программируется произведением.
    3. Исследования в рамках истории музыки (конец 1950 - начало 1980-х гг.). Симметрично положению гуманитарных дисциплин в советской науке в целом, история музыки негласно занимала достаточно маргинальное положение в музыкознании рассматриваемого периода. В работах этого направления репрезентация музыкальной культуры характеризовалась интересом к периодам стилистических «переломов», «пограничным» и «полиязычным» культурным пластам и «маргинальным» (для академической музыки) практикам. Такую научную картину мира можно интерпретировать как попытку создания исследователями модели реальности, в которой получала право на существование их «девиантность» в советском научном поле (как и большинства гуманитарных направлений).
  • В «перестроечный» и постсоветский период культурная проблематика приобрела качественно новый статус в российских гуманитарных науках: участие в культурных изысканиях начало оценивается как важный показатель актуальности дисциплины. Этому способствовало стремление отечественных областей знания соответствовать стандартам западной науки, в которой последняя треть ХХ столетия была ознаменована «антропологическим поворотом». Несмотря на ряд парадигмальных изменений в отечественном музыкознании этого периода (в частности, расширение его научной картины мира), современное состояние идеи музыкальной культуры в его рамках порождает эристическую ситуацию, при которой вероятны различные сценарии ее дальнейшего развития:
    1. Гипотетический «позитивный» сценарий связан с появлением обширного кластера индивидуальных трактовок музыкальной культуры, репрезентируемых в различных музыковедческих дисциплинах отдельными авторами и научными сообществами. Панораму этих ракурсов позволяет отразить концепция рецептивных исследований, которая вскрывает важные аспекты культурной проблематики в сфере искусства: в частности, признание активной роли различных участников художественного процесса в формировании поля художественной культуры и множественности форм существования музыки в обществе.
    2. Возможный «негативный» сценарий обусловлен относительно низким «рейтингом» музыкально-культурной проблематики в различных музыковедческих институциях (научных публикациях, диссертациях, учебных программах музыкальных вузов). Эта затрудненная адаптация, которая становится одной из главных причин низкой интегрированности музыкознания в современное полидисциплинарное гуманитарное пространство, во многом обусловлена исторически сложившимися институциональными особенностями музыковедческой дисциплины: ее тяготением к «эссенциалистскому взгляду» (по П. Бурдье), территориальным и концептуальным разобщением с другими гуманитарными науками, ориентацией профессионалов на узкую специализацию.

Список опубликованных работ

Монография:

1. Букина Т.В. Музыкальная наука в России 1920 – 2000-х годов (очерки культурной истории): монография. – СПб.: РХГА, 2010. – 192 с. (12 п.л.)

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК РФ

2. Букина Т.В. Музыка и политика. Рецепция творчества Р. Вагнера в послереволюционной России (1917 – 1941) //Вопросы литературы. – М., 2009. № 4. – С. 24 – 32 (0,5 п.л.)

3. Букина Т.В. У истоков марксистского музыкознания: социология музыки 1920-х годов как методологический проект //Музыковедение. – М.: Научтехлитиздат, 2010. № 5. – С. 30 – 35 (0,6 п.л.)

4. Букина Т.В. Между наукой и искусством: российское музыковедение как институциональный феномен //Обсерватория культуры. – М.: РГБ, 2010. № 3. – С. 100 – 106 (0,9 п.л.)

5. Букина Т.В. От «академического марксизма» – к социалистическому реализму: исследования музыкальной культуры в сталинскую эпоху //Обсерватория культуры. – М.: РГБ, 2011. № 1. – С. 54 – 61 (1 п.л.).

6. Букина Т.В. Н.Л. Васильев. Д.Ю. Струйский (Трилунный): биография, творчество, библиография: монография. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2010. 284 с. (рец. на кн.) //Вопросы литературы. – М., 2011. № 2. – С. 488 – 489 (0,2 п.л.).

7. Букина Т.В. Теодор Адорно. Избранное: Социология музыки. М.: РОССПЭН, 2008. 448 с. (рец. на кн.) //Вопросы литературы. – М., 2011. № 3. – С. 496 – 497 (0,2 п.л.).

8. Букина Т.В. Конструирование советской культурной идентичности в социологии музыки конца 1960-х – начала 1980-х годов //Обсерватория культуры. – М.: РГБ, 2011. № 4. – С. 66 – 72 (1 п.л.).

9. Букина Т.В. Анализ музыки как профессиональная стратегия (культурно-исторический экскурс) //Общество. Среда. Развитие. – СПб.: Астерион, 2011. № 3 (20). – С. 139 – 143 (0,5 п.л.).

10. Букина Т.В. Между наукой и идеологией: институциализация социологии музыки в советской культуре конца 1960 - начала 1980-х гг. //Ученые записки Забайкальского государственного гуманитарно-педагогического университета им. Н.Г. Чернышевского. Чита, 2011. № 4 (39). – С. 69 – 76 (0,6 п.л.).

Другие публикации, отражающие содержание диссертации

11. Букина Т.В. Музыкознание и социопрагматика: на пересечении стратегических траекторий //Науки о культуре – шаг в ХХI век. Сборник материалов ежегодной конференции-семинара молодых ученых. Москва, декабрь, 2002. – М.: Издательство РИК, 2002. – С. 33 – 38 (0,2 п.л.).

12. Букина Т.В. В пространстве риска: творчество музыканта как социальная стратегия // Науки о культуре – шаг в ХХI век. Сборник материалов ежегодной конференции-семинара молодых ученых. Москва, декабрь, 2004. – М.: Издательство РИК, 2005. – С. 154 – 158 (0,3 п.л.).

13. Букина Т.В. Рецептивистика и музыкальная наука в эпоху постмодерна: в поисках компромисса //Общество. Среда. Развитие. Научно-теоретический журнал. – СПб.: Астерион, 2007. №3 (4)’ 07. – С. 83 – 92 (0,6 п.л.).

14. Букина Т.В. От авторского оригинала – к слушательской рецепции: медиаторские стратегии в музыкальном искусстве // Художественный текст. Автор и исполнитель: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции молодых учёных 10 февраля 2006 года: в 2-х томах. – Т. 1. – Уфа: УГАИ им. З. Исмагилова, 2007. – С. 10 – 21 (0,7 п.л.).

15. Букина Т.В. Профессия музыканта в социологическом измерении: творчество как стратегия успеха //Социология музыки. Новые стратегии в гуманитарных науках. Международная научная конференция. Ноябрь 2007. Интернет-портал конференции. http://mconf.blogspot.com/2007/11/blog-post_8590.html (0,8 п.л.)

16. Букина Т.В. Вагнеровские подтексты в пролетарской культуре: рецепция творчества Р. Вагнера в послереволюционной России //Феномен творческой личности в культуре. Фатющенковские чтения. Материалы III международной конференции. – Москва: МГУ, 2009. – С. 541 – 547 (0,4 п.л.).

17. Букина Т.В. Социокультурная коммуникация //Гуманитарный лексикон: Учебное пособие /Под ред. В.А. Рабоша, Л.В. Никифоровой. – СПб.: Астерион, 2009. – С. 197 – 208 (0,7 п.л.).

18. Букина Т.В. Б.В. Асафьев у истоков российской музыкальной науки (марксистское музыкознание в истории идей) //PAX SONORIS: история и современность: Научный журнал. Вып. III. Гл. ред. Е.М. Шишкина. – Астрахань: «Полиграфком», 2009. – С. 158 – 166 (0,6 п.л.).

19. Букина Т.В. Профессия – музыкант: стратегия творческого успеха //Музыкальная психология и психотерапия. Научно-методический журнал для музыкантов, психологов и психотерапевтов. – М., 2010. № 2 (17). – С. 23 – 34 (0,7 п.л.).

20. Букина Т.В. Формирование «национального» проекта советского музыкознания в ленинградский период творчества Б.В. Асафьева //Петербург и национальные музыкальные культуры. Материалы Международной научной конференции. – СПб.: РИИИ, 2010. – С. 11 – 15 (0,4 п.л.).

21. Букина Т.В. На пути к пролетарскому культуростроительству: социология музыки в молодой советской культуре (1920-е годы) //Науки о культуре в XXI веке: Сборник материалов ежегодной конференции-семинара молодых ученых. Том 10. Отв. ред. И.М. Быховская. - М.: РИК, 2010. – С. 97 – 100 (0,3 п.л.).

22. Букина Т.В. Отечественное музыковедение 1920-х годов на пути к «пролетарской науке» (творческая стратегия Б.В. Асафьева) //Музыкальная наука на постсоветском пространстве. Международная научная конференция. Январь - май 2011. Интернет-портал конференции. http://docs.google.com/viewer?url=http://gnesinstudy.ru/uploads/bukina.pdf (1,5 п.л.)

23. Букина Т.В. Академическое музыкознание как «национальный проект»: метаморфозы петербургских моделей в современной науке //Концептуальные образы Санкт-Петербурга в современной российской и европейской культуре, искусстве и литературе. Материалы международной конференции. 31.05 – 2.06.2010. – СПб.: Петрополис, 2011. – С. 163 – 174 (0,7 п.л.).

24. Букина Т.В. Социология музыки в советской культуре 1920-х годов: наука и политика //Актуальные проблемы социальных и гуманитарных наук: материалы первой международной очно-заочной научно-практической конференции студентов, аспирантов, педагогов и преподавателей (1 – 4.06.2011): в 2-х ч. /н. ред. К.В. Патырбаева. – Пермь: Пермский ГУ, 2011. – Ч. 1. – С. 64 – 68 (0,3 п.л.).

Комментарии:

Если вы считаете, что какое-то сообщение нарушает Правила, оскорбляет Вас как личность, несёт заведомо ложную информацию, и должно быть удалено, сообщите нам по адресу sergey@rae.ru

Ваше имя
Текст комментария
Введите число с изображения

Антиспам защита

При добавлении комментария Вы соглашаетесь с пользовательским соглашением