RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17319 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Прохоренко Юрий Иванович

Научная тема: « СУБЪЕКТНОСТЬ В СТРУКТУРАХ СОЦИАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ »

Научная биография   « Прохоренко Юрий Иванович »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 09.00.11

Год: 2004

Отрасль науки: Философские науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Онтологический поворот в современном социально-гуманитарном знании, благодаря которому произошел отказ от вещного и производных от него трактовок реальности, и было выработано чрезвычайно широкое понятие реальности, позволяет статус реального закрепить за всем, что способно оказать воздействие на Я-бытие, что актуально или потенциально имеет место в социальном пространстве и времени.
  2. Наличные модели социальной реальности неправомерно экстраполируют характеристики, выявленные при анализе одной из граней социальности, на всю социальную реальность. Из-за гносеологического и методологического крена в философии XVII-XX веков остались непроработанными многие онтологические аспекты социальности, поэтому в настоящее время можно вести речь лишь о становлении онтологической модели социальной реальности.
  3. Перманентный кризис объектно-предметных структур социально-гуманитарного знания вызван тем, что отсутствует общепринятая трактовка, понимание объекта социально-гуманитарного знания - социальной реальности как таковой. Интеграция социально-гуманитарного знания невозможна без онтологической экспликации категориальной сетки, репрезентирующей социальную реальность в целом, без выявления онтологических структур социума и сущности протоэлементов и элементов, эти структуры образующие, которые и будут являться объектами исследования частных дисциплин.
  4. Социальность имеет многомерную структуру. В ней следует, во-первых, различать социальность витальных форм и собственно антропологическую социальность. Последней присущ институциональный срез, представляющий собой ее видовую особенность (см. стр. 29). Во-вторых, целесообразно аналитическое выделение онтологического, субстанциального, институционального, организационного, нормативного и ценностного уровней бытия антропологической социальной реальности, отражающих специфику социального времени и социального пространства как форм бытия социальной реальности (см. стр. 33).
  5. Субъектность утверждает себя в онтологических структурах социальной реальности на всех уровнях бытия социума. Так, социальная реальность имеет особую хроноструктуру, которую задает ей специфика социального времени, позволяющая поддерживать ее динамическую целостность посредством позитивных циклических модальностей этого времени (см. стр. 32). В качестве топологических структур социальной реальности выступают когерентные, не взаимоисключающие, а дополняющие - физические, коммуникативные и ментальные - структуры пространственности как фактора взаимодействий.
  6. Сплав неотчуждаемых от индивида физических, ментальных и коммуникативных аспектов социального пространства формирует его собственное пространство, в котором индивид размещает личностные смыслы - объективирует свое Я. Таким образом, собственность представляет собой квинтэссенцию социального пространства индивида, как, в прочем, и иных субъектов: собственность - это субъектное социальное пространство.
  7. Принципиальное значение для реализации субъектности имеет функциональность социальной реальности, за которой стоит ее потребностная природа, порождающая целостность социальной реальности и онтологические процессы кооперации, дифференциации и интеграции. Потребностная структура социальной реальности представлена на схеме «Ресурсное обеспечение политического конституирования субъектности в социальной реальности» (см. стр. 35).
  8. В бытии любого социума обнаруживают себя как индивидуальные, так и надындивидуальные социальные субъекты (см. стр. 40), выражающие онтологические модальности социальной субъектности. Выделение онтологических модальностей социальной субъектности позволяет выявить и обосновать различие феноменов субъектности как онтологической и функциональной и субъективности как функциональной и гносеологической характеристик субъекта (см. стр. 43).
  9. Феномен субъектности, в котором находится средоточие потенциальности социального, обнаруживает себя и в динамичном (через становление субъекта), и в статичном аспекте социальной реальности, через сохранение и утверждение бытия субъекта. Благодаря субъектности социальная реальность сохраняет как свою дискретность, так и континуальность, поскольку это качество проявляется у всех типов субъектов, выступая основанием для идентификации. Поэтому социальная реальность в целом является надындивидуальным субъектом «структурного» типа и выступает инструментальной основой деятельности индивидных субъектов.
  10. Субъектность в онтологическом срезе можно определить как способность (готовность) давать адекватный ответ на внешние воздействия и внутренние процессы, угрожающие бытию субъекта. Субъектность социальной реальности предстает как само-бытие, поскольку проявляется в упрочении своих онтологических структур, в утверждении собственного бытия посредством отодвигания границ небытия.
  11. Социальная реальность в процессуальном плане предстает как политическая реальность, поскольку экзистенция субъектности проявляется в способности реализовывать свои возможности в соответствии с намерениями и целями. Эта реализация представляет собой политическое конституирование субъектности. Отсюда сущность политического процесса - это реализация социальной субъектности, а с учетом полисубъектности социума - это становление социальности, которое всегда имеет пространственно-временную размерность.
  12. Процесс политической институционализации представляет собой формирование и взаимодействие институциональных и организационных субъектов. Если организационный порядок, как порядок целедостижения, подчинен институциональному порядку, который призван удовлетворять потребности социальных субъектов, вытекающие из их совместного бытия, общность людей в социальном контексте имеет статус общества, а в политическом - государства.
  13. Закрепление социальной зависимости через поддержание институционального и формирование организационного порядков - сущность деятельности правотворческой. Поскольку это закрепление всегда связано со столкновением интересов, с нормированием субъектности, правотворческая деятельность неизбежно является и деятельностью политической. Поэтому в статичном плане социальная реальность предстает как правовая реальность, в которой выражается сущность социальной субъектности. В онтологическом срезе право предстает как легитимированная совокупность институций, которые обеспечивают целостность социума, возможность интеракции и удовлетворение онтологических потребностей наличных субъектов в их сущностном выражении. Господство права в обществе, которое претендует на статус правового государства, говорит о наличии в нем социального порядка, основанного на признании неотчуждаемых прав личности, которые выражают онтологические параметры ее субъектности и конституируют правосубъектность личности в единстве ее правоспособности и дееспособности.

Список опубликованных работ

1. Политическая реальность: очерки социально-философского исследования. – Хабаровск, 2002. 279 с. – 22 п. л.

2. Реальность социального // Научная мысль Кавказа. Приложение. 2004. № 1. С. 26-33. – 0,7 п. л.

3. Онтологическая модель постсоциальной реальности // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Серия "Философия". Выпуск 4. – Тольятти, 2003. С.86-102. – 1 п. л.

4. Субъектность социальной реальности в онтологическом измерении // Науч-ная мысль Кавказа. Приложение. № 5. 2003 г. С. 3-10. – 0,46 п. л.

5. Правовая реальность как выражение социального порядка и квинтэссенция социальной субъективности // Онтология и аксиология права: Материалы ме-ждународной научной конференции. – Омск, 2003. С.22-25. – 0,2 п. л.

6. Концепт субъектности в постсоциальной реальности: онтологическая экс-пликация понятия // Новые идеи в философии: Актуальные проблемы научной философии: Межвуз. сб. науч. трудов (Материалы Общероссийской научной конференции. Пермь, 16-17 апреля 2003 г.): В 2 т. Вып. 12. Т. 2. – Пермь, 2003. С. 167-174. – 0,43 п. л.

7. Социальная философия и кризис объектно-предметных структур // Дело фи-лософии в постклассическую эпоху: Материалы научной конференции. Сама-ра, 26-27 сентября 2002 г. – Самара, 2002. С. 93-97. – 0,23 п. л.

8. Субъектность социальной реальности как фактор эволюционного развития // Проблемы Земной цивилизации /Сборник статей «Поиск решения проблем выживания и безопасности Земной цивилизации». Выпуск шестой, часть вто-рая. – Иркутск, 2002. С. 3-10. – 0,46 п. л.

9. Социально-гуманитарное знание в контексте социальной реальности // Про-блемы Земной цивилизации /Сборник статей «Поиск решения проблем выжи-вания и безопасности Земной цивилизации». Выпуск шестой, часть вторая. – Иркутск, 2002. С. 90-97. – 0,47 п. л.

10. Идеология в структурах социальной реальности // Мировоззрение как со-циокультурный феномен: Материалы Всерос. науч. конф. «Мировоззрение и культура», посвящ. 75-летию Заслуж. деятеля науки РФ, д-ра филос. наук, проф. И. Я. Лойфмана (Екатеринбург, 17-18 декабря 2002 г.). – Екатеринбург, 2002. С. 227-230. – 0,3 п. л.

11. Субъектность социальной реальности в контексте глобализации // Глоба-лизация: реальность, противоречия, перспективы: V ежегодная науч.-практ. конф., проведенная Гуманитарным университетом (г. Екатеринбург) 15 мая 2002 года: тез. докл. Т. 1. – Екатеринбург, 2002. С. 191-194. – 0,2 п. л.

12. Политическая субъектность России: история потери и логика обретения // Наука и оборонный комплекс – основные ресурсы российской модернизации. Материалы межрегиональной научно-практической конференции (25-26 апре-ля 2002 года) / Центральная научная библиотека Уральского отделения Рос-сийской академии наук. – Екатеринбург, 2002. С. 547-549. – 0,1 п. л.

13. Социальная реальность в онтологическом измерении // Рационализм и культура на пороге третьего тысячелетия: Материалы Третьего Российского Философского конгресса (16-20 сентября 2002 г.) В 3 т. Т.1. – Ростов-н/Д., 2002. С. 237-238. – 0,1 п. л.

14. Социальная реальность как гипертекст // Проблемы концептуализации дей-ствительности и моделирования языковой картины мира: Материалы Между-народной научной конференции. – Архангельск, 2002. С. 23-26. – 0,2 п. л.

15. Игра как онтологическая модель социальной реальности // Игровое про-странство культуры. – СПб., 2002. С. 44-47.– 0,23 п. л.

16. Хроноструктура социальной реальности и ментальные циклы // Циклы. Материалы Третьей международной конференции. Часть вторая. – Ставро-поль, 2001. С. 26-27. – 0,2 п. л.

17. Социальная реальность: объект или предмет социологии? // Большой Урал – XXI век: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конфе-ренции. Ч. 1. XIII Уральские социологические чтения. – Екатеринбург, 2001. С. 3-4. – 0,1 п. л.

18. Субъекты социальной политики: онтологическое обоснование // Социаль-ная политика в Дальневосточном регионе России. Выпуск 1. Материалы меж-региональной научно-практической конференции. – Хабаровск, 2001. С. 173-179. – 0,3 п. л.

19. Социальная реальность: методологические альтернативы и онтологические тупики // Дальний Восток России на рубеже тысячелетий: социально-экономические и политико-правовые проблемы: Материалы межрегиональной научно-практической конференции. Вып. 2. – Хабаровск, 2000. С. 26-33. – 0,5 п. л.

20. Власть в правовом государстве: методологические проблемы институцио-нализации // Восток России: проблемы и опыт преобразований. Выпуск 1. Ма-териалы межрегиональной научно-практической конференции. – Хабаровск, 2000. С. 103-106. – 0,3 п. л.

21. Онтология права и права человека // Права человека и проблемы формиро-вания правового государства в условиях реформирования российского обще-ства. Сборник материалов межрегиональной научно-практической конферен-ции 18 июня 1999 г. – Хабаровск, 1999. С. 47-51. – 0,4 п. л.

22. Государство как политическая реальность (социально-философские про-блемы системного исследования) // Россия на пороге XXI века, материалы ре-гионального научного симпозиума 14-15 апреля 1999 года. Ч. 2. – Хабаровск, 1999. С. 6-10. – 0,4 п. л.

23. Онтология политики: теоретико-методологические принципы системного анализа // Социально-гуманитарное знание: проблемы научной и учебной ор-ганизации: Сборник научных трудов. – Хабаровск, 1999. С. 8-14. – 0,45 п. л.

24. Социальный работник: методологические основы определения статусных характеристик // Вопросы совершенствования технологии обучения: Мате-риалы регионального научно-методолог. семинара по проблемам высшей школы при Хабаровском гос. техн. ун-те. Вып. 6. – Хабаровск, 1999. С. 35-38. – 0,4 п. л.

25. Политическая культура: содержательный социально-философский анализ понятия // Русская духовная культура: история, современность, перспективы. Тезисы докладов межвузовской научно-практической конференции. – Хаба-ровск, 1998. С. 44-48. – 0,3 п. л.

26. Системный анализ политики как социального феномена: постановка про-блемы // Социальная система: новые контуры России. Сборник научных тру-дов. Выпуск 2. – Хабаровск, 1996. С. 28-38. – 0,6 п. л.

27. Воспитание в контексте социального взаимодействия // Тезисы докладов межвузовской учебно-методической конференции «Воспитательная работа в вузе в современных условиях». Хабаровск, апрель 1996 г. – Хабаровск, 1996. С. 19-21. – 0,2 п. л.

28. Потребности и интересы в политической системе общества // Тезисы док-ладов XXXVIII научно-практической конференции «Повышение эффективно-сти работы железнодорожного транспорта в новых условиях развития Дальне-восточного региона». – Хабаровск, 1993. С. 27-28. – 0,1 п. л.

29. Парадигма политики как детерминанта политической жизни общества // Тезисы докладов Российской научно-практической конференции «Политиче-ские процессы в России: история и современность». – С-Петербург, 1993. С. 5-6. – 0,1 п. л.

30. Интеллигенция в политической системе общества // Тезисы докладов меж-государственной научно-теоретической конференции «Поиск новых подходов в изучении интеллигенции». – Иваново, 1993. С. 92-93. – 0,1 п. л.