RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17373 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Красильников Роман Леонидович

Научная тема: « ТАНАТОЛОГИЧЕСКИЕ МОТИВЫ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ »

Научная биография   « Красильников Роман Леонидович »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 10.01.08

Год: 2011

Отрасль науки: Филологические науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Понятие танатологии в современной науке двузначно. С одной стороны, оно означает научную дисциплину, с другой - объектно-предметную сферу, которая исследуется в рамках этой научной дисциплины. Гуманитарная танатология - это наука об общекультурном опыте осмысления феномена смерти. Литературоведческая танатология, таким образом, изучает литературную (художественную) танатологию - литературный опыт осмысления смерти - во всей мировой литературе и ее частных видах (национальных, индивидуально-авторских и пр.).
  2. Развитие литературоведческой танатологии в русле гуманитарной танатологии прошло три основных этапа. В первой половине ХХ в. эта область знаний в целом переживала процесс становления. На фоне всплеска интереса к проблеме смерти в естественных науках появились и первые гуманитарные, в том числе литературоведческие, танатологические исследования. Этому способствовала в данный период и институционализация литературоведения как науки. Во второй половине ХХ в. литературоведческая танатология планомерно и свободно развивалась за рубежом и в рамках других тем в Советском Союзе. В основном она была связана с разработками частных историко-литературных вопросов. На рубеже ХХ-XXI вв. начинается спецификация литературоведческой танатологии. Появляются исследования, направленные на типологизацию танатологического материала, формирование методологических установок, позволяющих изучать в данном свете различные стороны литературного произведения. Этому способствует и возобновление свободного интереса к указанной проблематике в отечественной науке в целом.
  3. Литературоведческая танатология - область литературоведения и гуманитарной танатологии, обладающая своими специфическими задачами, формирующейся структурой, объектно-предметной сферой, терминологическим аппаратом, методологическими наработками, историей и перспективами.
  4. Объектно-предметную сферу литературоведческой танатологии составляют любые танатологические текстовые элементы, связанные с изображением смерти в литературном произведении (тема, проблема, идея, образ и др.). Понятие танатологического мотива выделяется из других терминов тем, что оно позволяет изучать практически все аспекты художественного текста как семиотического и эстетического объекта - особенности семантики и репрезентации, поэтики, эстетического оформления, парадигматики и прагматики. В широком смысле оно означает любой повторяющийся танатологический элемент, в узком - устойчивый минимальный значимый предикативный структурный семиотический компонент художественного текста, обладающий танатологической семантикой. Также мотив как дихотомический интертекстуальный конструкт хорошо подходит для теоретической рефлексии, направленной на поиск закономерностей и типов.
  5. Специфика танатологических мотивов заключается в их «интенции к завершению», изоморфной реальной жизни. В то же время танатологические элементы способны выполнять не только сюжетопрерывающие функции в конце произведения, но и нарративообразующие, сюжетообразующие, давая толчок к развитию семантики и повествования в начале или середине текста, формировать тему произведения (темообразующая функция). С этим связана и «антитанатологическая» тенденция в мировой литературе, решающей глобальные экзистенциальные проблемы человечества, ищущей пути преодоления феномена смерти и страха перед ней. Семиотической особенностью танатологических мотивов является редуцированность их денотативной сферы. Художественная литература предстает лишь способом мыслить о тайне смерти и выражать эти мысли.
  6. Возможны различные классификации танатологических мотивов в зависимости от тех или иных критериев. С литературоведческой точки зрения, данные элементы разделяются на динамические и статические, индивидуально-авторские и специфические для отдельного произведения, архетипические и мифологические, фольклорные и литературные, интертекстуальные и внутритекстовые (лейтмотивы) и т. д. С танатологической точки зрения, разграничиваются мотивы ненасильственной («естественная» и случайная кончина) и насильственной (убийство и самоубийство) смерти; «известной» и «неизвестной» смерти; состояния до (умирания), во время и после (загробного существования) смерти; начальные, срединные и финальные; состоявшейся и несостоявшейся смерти; трагической, героической, фантастической смерти и т. д.
  7. Семантика танатологических элементов разнопланова и во многом зависит от ментальных установок периода создания произведения. Основными историческими эпохами, определяющими трансформацию танатологической семантики являются эпохи традиционного общества (до XVIII в.) и общества Модерна (с XVIII в.). При смене этих эпох, продолжающейся до сих пор, постепенно происходит переход от восприятия смерти как метафизического явления к отношению к ней как биологическому, физиологическому факту, особенно в XIX-XX вв. Другими факторами, влияющими на семантику танатологических элементов, является религиозное или секуляризованное сознание, этническая ментальность, философские и научные концепции, индивидуально-авторское мировоззрение. Танатологическая семантика репрезентируется с помощью различных выразительных средств. Возможна прямая номинация танатологических элементов и переносная, с использованием широкого диапазона метафорических и метонимических эвфемизирующих приемов.
  8. В русле психоаналитического, архетипического и мифопоэтического подходов была рассмотрена так называемая «латентная» семантика танатологических мотивов. Она основана на бессознательных механизмах психики писателя и читателя, которой, согласно данным концепциям, свойственны влечение к смерти (Танатос), комплексы (Эдипов комплекс, «пренатальное состояние»), архетипы (Великая Мать, Тень) и мифологемы (драконоборчество, поединок) танатологического характера.
  9. Танатологический мотив в узком смысле состоит из предикативного ядра, актантов (действующих лиц) и сирконстантов (обстоятельств события). Изображение танатологических сюжетных ситуаций зависит от типа наррации: «смерть извне» (повествование с точки зрения умирающего «я»), «смерть изнутри» (безличное повествование), «смерть изнутри, но извне» (повествование с точки зрения «я», наблюдающего за танатологической ситуацией), «смерть извне, но изнутри» (повествование с точки зрения «всеведущего» автора, передающего внутреннюю речь и внутреннее состояние умирающего персонажа). Танатологические мотивы участвуют в формировании сюжета. Танатологическая рефлексия (пророчество, воспоминание) трансформирует темпоральный порядок в нарративе, оформляет внутритекстовую модальность. Танатологические мотивы предстают как реализуемая или нереализуемая возможность в «сюжете становления» Нового времени.
  10. По аналогии с предложением к ядерной предикативной основе
    мотива присоединяются актанты (действующие лица) и сирконстанты
    (обстоятельства события). Танатологические актанты - это инвариантные позиции, занимаемые персонажами, в создании которых танатологические мотивы играют доминирующую роль, определяют их облик, ценностные установки и формы поведения. Особый интерес с этой точки зрения представляют действующие лица с танатологической номинацией, в том числе образ оживающего мертвеца, имеющий архетипическую основу и богатую историю функционирования в мировой литературе. Танатологическими можно считать и другие персонажные типы: умирающие, самоубийцы, убийцы, палачи, жертвы, воины, дуэлянты и т. д. Танатологические сирконстанты реализуются при описании различных обстоятельственных признаков события смерти: времени, места, способа, причины, цели, условия, уступки и т. п. Одним из наиболее важных аспектов танатологического акта является его пространственно-временная характеристика - хронотоп. Примерами танатологических хронотопов могут служить мертвецкая, смертный одр, больница, лагерь, хронотопный комплекс войны, куда входят «времяпространства» фронта, тыла, поля боя, плена, и др. На пересечении актантной и сирконстантной сфер выделяются предметы, причиняющие смерть (орудия убийства или самоубийства), и предметы мемориального свойства (памятники, медальоны), способные воздействовать на формирование сюжета и характеристику персонажа.
  11. Танатологические мотивы вписываются в различные художественные парадигмы. Писатель не только организует танатологические элементы на горизонтальной оси высказывания, но и осуществляет их выбор (с точки зрения семантики и выразительных средств) по вертикали. Этот выбор зависит от рода литературы, типа организации художественной речи, жанра, парадигм художественности (типов поэтик, направлений, стилей, школ), национального, гендерного аспектов.
  12. Изображение танатологических мотивов зависит от эстетического контекста, того или иного модуса художественности (типа авторского завершения). С этой точки зрения, выделяются реальная (миметическое) и ирреальная (фантастическое) репрезентации, возникает проблема изобразимости и неизобразимости мотивов; наблюдается обязательная связь героического и трагического с танатологическими элементами. В истории литературы существует возвышенное, идиллическое, романтическое, низменное, комическое изображение смерти и др. Модус художественности влияет на различные стороны танатологических мотивов: прагматическую (их эстетическое оформление и эмоционально-волевая реакция на них), семантическую (тематизация и проблематизация определенного характера поступков персонажей), синтактическую (оригинальное сочетание знаков на оси высказывания, создающее эстетический эффект).
  13. Танатологические мотивы обладают прагматическими свойствами. Они в контексте произведения в целом воздействуют на читателя эстетически, особым художественным образом транслируя определенную идеологию. В итоге они способны влиять на поступки отдельных людей (самоубийство А. Радищева в трактовке Ю. Лотмана, Г. фон Кляйста, Ю. Мисимы и т. д.) и даже на социальное поведение вообще (феномен «вертерианства»). Особым феноменом культуры и литературного быта является смерть писателя, провоцирующая возникновение мемориальных текстов и сигнализирующая о смене литературного «лидера», а иногда и эпохи, парадигмы художественности.

Список опубликованных работ

I. Публикации в журналах, рекомендованных ВАК РФ

1. Эротология и танатология в литературно-художественном тексте (на материале романа Л. Н. Андреева «Дневник Сатаны») // Вестник Поморского университета: Сер. «Гуманитарные и социальные науки». 2008. Вып. 1 (13). С. 64-69.

2. Хронотоп войны в литературе (на материале рассказов Л. Н. Андреева и В. В. Вересаева) // Вестник Поморского университета: Сер. «Гуманитарные и социальные науки». 2008. Вып. 12. С. 169-173.

3. Проблемы изучения танатологических мотивов в художественной литературе // Вестник Поморского университета: Сер. «Гуманитарные и социальные науки». 2008. Вып. 13. С. 203-208.

4. Об объекте гуманитарной танатологии // Обсерватория культуры. 2009. №3. С. 89-92.

5. Типология танатологических мотивов в литературе // Филологические науки. 2009. №6. С. 11-20.

6. К вопросу о специфике танатологических мотивов в литературе // Известия Волгоградского государственного педагогического университета: Сер. «Филологические науки». 2010. №2 (46). С. 184-187.

7. Смерть и возвышенное: к проблеме эстетического завершения танатологических мотивов // Обсерватория культуры. 2010. №2. С. 100-104.

8. К проблеме героического в теории и истории литературы // Вестник Московского университета. Сер. 9. Филология. 2010. №2. С. 70-80.

9. О литературоведческой танатологии // Известия Уральского государственного университета. Сер. 2. Гуманитарные науки. 2010. №2 (76). С. 137-144.

10. Танатологические концовки в рассказах Ф. Сологуба // Вестник Российского государственного университета им. И. Канта: Сер. «Филологические науки». 2010. Вып. 8. С. 121-126.

II. Монографии

11. Образ смерти в литературном произведении: модели и уровни анализа. Вологда: ГУК ИАЦК, 2007. 140 с.

12. Танатологические мотивы в художественном творчестве: эстетический аспект. М.; Вологда: Граффити, 2010. 160 с.

III. Статьи в научных сборниках, журналах, материалах

международных и всероссийских конференций

13. Различные подходы к изучению мотива смерти в художественном тексте // Науки о культуре — шаг в XXI век. М.: РИК, 2003. С. 142-145.

14. Сравнительное изучение литератур в свете танатологической проблематики (на материале русского и зарубежного модернизма) // Сравнительное литературоведение: теоретический и исторический аспекты: материалы Международной научной конференции «Сравнительное литературоведение» (V Поспеловские чтения). Москва: Изд-во МГУ, 2003. С. 280-284.

15. «Нет, не тебя так пылко я люблю»: мотив нелюбви в творчестве М.Ю. Лермонтова // Лермонтовское наследие в самосознании XXI столетия: сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 190-летию со дня рождения М. Ю. Лермонтова. Пенза: РИО ПГСХА, 2004. С. 83-86.

16. Мотив смерти в дневниках Л. Н. Андреева // Творчество писателей-орловцев в истории мировой литературы: материалы международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения К. Д. Муратовой 21-25 сентября 2004 г. Орел: ОГУ, 2004. С. 34-37.

17. Смерть и революция в романе Л. Н. Андреева «Сашка Жегулев» // Культура и власть: сборник статей III Всероссийской научно-практической конференции. Пенза: НОУ «Приволжский Дом знаний», 2005. С. 70-72.

18. Рефлексия и нарратив в прозе Л. Андреева // Русская литература ХХ века. Типологические аспекты изучения. Х Шешуковские чтения. М.: МПГУ, 2005. С. 514-519.

19. Мотив военных действий в прозе Л. Н. Андреева // Littera Scripta №5. Рига: Латвийский Университет, 2006. С. 56-61.

20. Трансформация романтических мотивов любви и смерти в прозе Л. Н. Андреева // Творчество Леонида Андреева: современный взгляд. Материалы международной научной конференции, посвященной 135-летию со дня рождения писателя. 28-30 сентября 2006 г. Орел: ПФ «Картуш», 2006. С. 67-72.

21. Танатологические и эротологические мотивы в рассказе Л. Н. Андреева «Елеазар» // Русская литература XX-XXI веков: Проблемы теории и методологии изучения: материалы Второй Международной научной конференции 16-17 ноября 2006 г. М.: Изд-во МГУ, 2006. С. 101-105.

22. Нарративно-композиционные функции танатологических мотивов (на материале прозы Л. Н. Андреева) // Критика и семиотика. Вып. 9. Новосибирск: НГУ, 2006. С. 92-102.

23. Романтические мотивы и их трансформация в рассказе Л. Н. Андреева «Полет» // Мир романтизма. Т. 12 (36). Тверь: ТвГУ, 2007. С. 175-181.

24. «Живой труп» в русской литературе // Русская культура нового столетия: проблемы изучения, сохранения и использования историко-культурного наследия: сборник статей. Вологда: Книжное наследие, 2007. С. 594-600.

25. «Фантастическое» в творчестве Л. Н. Андреева // Русская фантастика на перекрестье эпох и культур: материалы Международной научной конференции: 21-23 марта 2006 г. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2007. С. 50-58.

26. Танатос и Эрос в дневниках Л. Н. Андреева // Исповедальные тексты культуры: материалы международной научной конференции. Санкт-Петербург, 18-19 ноября 2006 г. / под ред. М. С. Уварова. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2007. С. 133-140.

27. Семантика воды и водного пространства в творчестве Ларса фон Триера // Respectus Philologicus (Vilnius). 2007. №12 (17). С. 10-18.

28. Мотив умирания в декадансе (на материале прозы Л. Н. Андреева) // Декаданс в Европе и России: материалы международной научной конференции «Декаданс в Европе и России: 150 лет жизни под знаком смерти», 9-10 декабря 2007 г. Волгоград: Изд-во ФГОУ ВПО ВАГС, 2007. С. 329-336.

29. Танатология как гуманитарная дисциплина: история и современность // Вуз культуры и искусств в образовательной системе региона: материалы Пятой Всероссийской электронной научно-практической конференции. Самара, январь-декабрь 2007 г. Самара: СГАКИ, 2008. С. 109-113.

30. Хронотоп русско-японской войны в рассказах В. В. Вересаева // Филологическое образование в школе и вузе: материалы Международной научно-практической конференции «Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие. IX Кирилло-Мефодиевские чтения». М.; Ярославль: Ремдер, 2008. С. 381-387.

31. Проблемы изучения темы смерти на уроках литературы // Русская литература в мировом культурном и образовательном пространстве: материалы конгресса. Санкт-Петербург, 15-17 октября 2008 г.: в 2 т. СПб.: МИРС, 2008. Т. I. Ч. 2. С. 219-227.

32. «Пасхальные» рассказы Л. Андреева в аспекте танатологической проблематики // Литературные жанры: теоретические и историко-литературные аспекты изучения: Материалы Международной научной конференции «VII Поспеловские чтения» (Москва, 2005) / под ред. М. Л. Ремневой и А. Я. Эсалнек. М.:МАКС Пресс, 2008. С. 191-195.

33. Романтические мотивы в трилогии Ф. Сологуба «Творимая легенда» // Мир романтизма: материалы международной научной конференции «Мир романтизма», Тверь, 26-29 мая 2008 г. Тверь: ТвГУ, 2008. Т. 13 (37). С. 260-265.

34. «Смерть-освободительница»: танатологические мотивы в сборнике рассказов Ф. Сологуба «Земные дети» // Русская литература XX—XXI веков: проблемы теории и методологии изучения: материалы Третьей Международной научной конференции: Москва, МГУ имени М. В. Ломоносова, 4-5 декабря 2008 г. / ред.-сост. С. И. Кормилов. М.: МАКС Пресс, 2008. С. 141-144.

35. Танатологические мотивы в повестях И. С. Тургенева 1860-1880-х гг. // От текста к контексту: межвузовский сборник научных работ / под ред. З. Я. Селицкой. Вып. 7. Ишим: Изд-во ИГПИ им. П. П. Ершова, 2008. С. 40-43.

36. «Загадочная» смерть в балладе М. Ю. Лермонтова «Морская царевна» // Поэтика художественного текста: материалы Международной заочной научной конференции: в 2 т. / под ред. Е. В. Борисовой, М. Н. Капрусовой. Борисоглебск: ГОУ ВПО «БГПИ», 2008. Т. 1. С. 25-29.

37. Семантика самоубийства в «Рассказе о Сергее Петровиче» Л. Н. Андреева // Парадигма: Философско-культурологический альманах. Вып. 10 / под ред. М. С. Уварова, Н. Х. Орловой. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2008. С. 109-115.

38. Мотив смерти в «пасхальном» рассказе начала ХХ века (на примере творчества Л. Н. Андреева) // Духовная традиция в русской культуре: сборник научных статей / науч. ред., сост. Г. В. Мосалева. Ижевск: Изд. дом «Удмуртский ун-т», 2009. С. 322-328.

39. Танатологические мотивы в литературе: психоаналитический аспект // Литература в контексте современности: сборник материалов IV Международной научно-методической конференции (Челябинск, 12-13 мая 2009 г.) / отв. ред. Т. Н. Маркова. Челябинск: Изд-во ООО «Энциклопедия», 2009. С. 53-56.

40. Танатологические мотивы в структуре романа Ф. Сологуба «Заклинательница змей» // Вопросы языка и литературы в современных исследованиях: материалы Международной научно-практической конференции «Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие. X Юбилейные Кирилло-Мефодиевские чтения». 12-14 мая 2009 г. М.: Ремдер, 2009. С. 279-284.

41. Функции танатологических мотивов в сборнике рассказов Ф. Сологуба «Дни печали» // Родная словесность в школе и вузе: межвузовский сборник научных трудов. Вып. 4 (6). Тверь: ТвГУ, 2009. С. 70-76.

42. Малые прозаические жанры в свете танатологической проблематики (на материале литературы «серебряного века») // Дергачевские чтения — 2008: Русская литература: национальное развитие и региональные особенности: Проблема жанровых номинаций: материалы IX Международной научной конференции. Екатеринбург, 9-11 окт. 2008 г.: в 2 т. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2009. Т. 2. С. 151-158.

43. Функции танатологических мотивов в цикле рассказов Ф. Сологуба «Недобрая госпожа» // От текста к контексту: межвузовский сборник научных работ / под ред. З. Я. Селицкой. Вып. 8. Ишим: изд-во ИГПИ им. П. П. Ершова, 2009. С. 106-109.

44. Танатологические мотивы в структуре бунинского повествования (на примере цикла «Темные аллеи») // И. А. Бунин и русский мир: материалы Всероссийской научной конференции, посвященной 75-летию присуждения Нобелевской премии писателю. Елец: ЕГУ им. И. А. Бунина, 2009. С. 211-220.

45. Художественная танатология И. С. Тургенева: семантика и поэтика // Тургеневские чтения / сост. и науч. ред. Е. Г. Петраш. Вып. 4. М.: Русский путь, 2009. С.169-178.

46. «Рыцари смерти»: проблемы изучения танатологических мотивов в русской литературе начала ХХ века // Новые концепции в изучении русской классики XX века (междисциплинарный аспект): материалы XIII Шешуковских чтений / под ред. Л. А. Трубиной. М.: МПГУ, 2010. С. 127-135.