RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17319 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Сусименко Елена Владимировна

Научная тема: « ФЕНОМЕН ПАТ-ЗАВИСИМОСТИ В ПРОЦЕССЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ »

Научная биография   « Сусименко Елена Владимировна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 09.00.11

Год: 2008

Отрасль науки: Философские науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Институты порождают «эффект блокировки» социально- экономического развития, разрывают идеологии (социальные теории) и реальность, повышают трансформационные и трансакционные издержки. Суть дилеммы современного социального развития - двойственность государства и своекорыстие государственного аппарата. Ментальные конструкты бизнесменов, управленцев и политиков повышают трансакционные издержки и цену убеждений. Культурное наследие поддерживает технологические и институциональные аномалии. На протяжении большей части истории опыт бизнесменов и идеология политиков не производили эффективных последствий. Этот феномен выражен в эффекте пат-зависимости. Институциональная система любой экономики порождает продуктивные и контр-продуктивные стимулы. В любом обществе существуют индивиды, организации и группы давления, которые блокируют рост производства и знания, порождают военное управление обществом, религиозный (идеологический) фанатизм.
  2. Трансакционные издержки зависят от меры справедливости социальной системы. Снижение издержек выражения взглядов (идей, идеологий) повышает роль институтов. Идеи и идеологии формируют ментальные конструкты, с помощью которых индивиды понимают мир и делают выбор. На протяжении истории люди шли на жертвы ради идеологий. Тем самым идеологии становятся источником институциональных убеждений. Теория революций - необходимый элемент анализа общества. Она позволяет установить меру революционности, эволюционности и контрреволюционности социальных институтов и организаций. Концепции времени влияют на экономику, социальный порядок, управление, политику, типы менеджеров и культурно-исторические стереотипы. Теория пат-зависимости базируется на типичном для евро-американской социологии разделении на общество и общину (формальные и неформальные отношения), которое, однако, не универсально. Если считать капитализм игрой по строгим правилам, трудно провести различие между пат-зависимостью и стремлением развитых стран навязать всему миру свою идеологию и культуру. Развитые страны наиболее идеологизированы. Связь идеологий, культур и экономик выражается в индивидуалистической и холистической модели.
  3. Индивидуалистическая модель наиболее выражена в США и Англии. Она навязывает определенную идеологию и порождает множество непредвиденных следствий (идеализация точных наук; бюрократизация жизни; предпочтение экономики и права качеству товаров, творческих способностей и человеческих связей; превращение экономистов и юристов в господствующий класс; рост преступности, социальной, управленческой и политической лжи; паралич культуры). США и Англия - это блокированные общества, в которых индивидуальные интересы блокируются групповыми. Перед ними стоит угроза рынка с нулевыми доходами, а опыт централизованной экономики увеличил угрозу.
  4. Холистическая модель (Германия, Япония, Франция) включает следующие характеристики: господство универсализма, синтеза, коллективизма; связь индустриализма с национализмом и догоняющей модернизацией; использование геополитики для реанимации авторитарной власти, централизованной экономики и унитарной идеологии. Эта модель предлагает третий путь властно-управленческим аппаратам стран, которые хотят расстаться с коммунизмом, но не желают потерять накопленных при советской власти привилегий. Однако холизм не дает возможности установить индивидуальную ответственность за любой экономический, технологический и политический выбор. В этом случае выбор объясняется своекорыстием государственного аппарата, ведет к технологическому эпигонству и социальной мимикрии. Холизм порождает феномен нереформируемости социально-политических систем и выражается в неэффективности промышленной и экономической политики, коллаборационизме бизнесменов и менеджеров, переплетении культа вождей и власти с повстанческо-революционной культурой.
  5. Коммунитаристская модель стремится преодолеть недостатки индивидуализма и холизма, базируется на различии между этатизмом и ценностно-ориентированным обществом, отвергает ведущую роль экономики, фиксирует скрытую гражданскую войну между разновидностями капитализма, провозглашает приоритет культуры. Коммунитаризм отвергает концепции, которые оправдывают власть экономических, юридических, религиозных, военно-промышленных и идеологических аппаратов, соединяет позитивные свойства японской и европейской экономических культур. Коммунитаризм развивает и дополняет главные идеи институционально-эволюционной теории: сотрудничество - основная характеристика социальной жизни; государство - позитивно-негативный феномен социальной жизни. Коммунитаризм полагает манипулятивные отношения главным предметом социального анализа. Социальные фигуры - главные агенты манипулятивных отношений. Они связывают экономическую, социальную и политическую сферы. Заменяют ценность истины ценностью успеха, рациональности, эффективности и пр. Идеологема индивидуального и социального выбора маскирует тотальный произвол. В обществе постоянно сужается сфера рационального поведения и мышления индивидов. Базовые понятия демократии (гражданское общество, государство, рынок, бюрократия, права человека, оппозиция, полезность, успех, рациональность, консенсус и пр.) есть комплекс юридических и политических фикций.
  6. Государственные аппараты демократических стран не выражают общих интересов и не являются ценностно-нейтральными. Главные свойства госаппаратов и учебных структур по подготовке государственных служащих и специалистов по бизнесу и менеджементу - неспособность предвидеть течение социальных процессов, дилетантизм, действие методом проб и ошибок, произвол, нелегитимность. Коммунитаризм направлен против либерализма, поскольку последний оправдывает манипуляцию электоратом с помощью демократической риторики. Демократическая риторика скрывает социополитические процессы. Либерализм разрушает социальные связи, необходимые для конституирования политической общности. Организация современной экономической, социальной и политической жизни не дает возможности сформироваться такой общности. Главный тезис коммунитаризма - для выражения общих интересов государство должно отбросить манипулятивные отношения. Однако ни в одной стране не сформировалось большинство, способное противостоять фигурам Потребителя, Терапевта, Социального Реформатора-Менеджера. Власть недемократична, если не желает формировать антипотребительское, антитерапевтическое и антименеджерское большинство.
  7. Все идеологии выдвигают гипотезы об идеальном обществе, соотношении средств и целей по его достижению. Эта гипотеза объективируется в нормативно-ценностном порядке, влияющем на политическую практику и социальную науку. Для блокировки проблемы соотношения средств и целей используется социальная инженерия и наука. Идеология власти скрывает следующие факты социальной жизни: отношение власти и граждан всегда опирается на насилие и манипуляцию; власть всегда заинтересована в предельном подчинении общества; деление людей на властвующих и подвластных вечно, а общность их интересов - явление случайное; поэтому любая власть легитимна и нелегитимна одновременно. Перечисленные феномены воплощаются в комплексе власть-собственность-идеология - непредвиденном следствии отождествления единичных, групповых и общих интересов с историческими и политическими формами их институционализации.
  8. Социальная история России позволяет уточнить теорию институтов. Политическая конкуренция в России стала предпосылкой скачка в развитии власти. Власть в России несколько раз оказывалась перед выбором: быть свергнутой или усилить угнетение? - и всегда шла по второму пути. В России создан первый в Европе двойной класс помещиков-дворян, который соединил политическую и экономическую власть и сформировал госаппарат - наиболее важный элемент политического отчуждения. Власть создавала квазисобственность и классы по своему произволу. В России сформировалась специфическая система собственности: собственник мог поступать с землей и людьми по своему произволу, но в любом случае был обязан служить государству. Государство скрывалось за произволом собственника и одновременно выступало мнимым покровителем интересов общества. В результате государственный патернализм приобрел ранг политико-экономической традиции. Российское государство - главный фактор трансляции отношений власти-собственности. Социальное развитие России определялось борьбой политических классов, обладающих или претендующих на монополию власти-собственности. Идеальный тип русского капитализма включает следующие элементы: переплетение власти с собственностью; падение эффективности производства по мере участия в нем государства; специфическая конкуренция - замена принципа заработка на основе деятельности другого человека принципом господства над этой деятельностью; властитель-эксплуататор получает деньги за принятие экономических решений, выгодных для обычных эксплуататоров.
  9. Связь власти с собственностью и идеологией повлияла на революционный процесс в России. Дореволюционная институциональная матрица предвосхитила социализм в России. Российская революция - это перенос в новые условия правил деятельности военно-промышленного комплекса. Общий интерес традиционной власти - принудить к зависимости как можно больше людей, демонстрировать свое социальное присутствие, силу и формальные действия в обратной пропорции от содержательного действия. В этом Россия не отличалась от других стран. Но на общий интерес накладывался особый интерес русской власти - одновременное господство над производителями и потребителями. В ходе революции властители-собственники научились комбинировать насилие, голод, властно-бюрократические, либерально-буржуазные и социалистические элементы ради манипуляции и рационализации одновременного контроля политики и экономики.
  10. Идеальный тип власти-собственности включает следующие свойства; потеря индивидами и группами независимых от государства источников существования; отсутствие у власти-собственности нужды в поддержке со стороны подданных, поскольку это наносит ей вред; власть- собственность составляет единственное основание своей физической, экономической и духовной власти; подданные поддерживают власть- собственность, поскольку передают ей свой произвол; явное и скрытое презрение ко всем, кто не входит в структуру власти-собственности; главный интерес власти-собственности - подчинение максимального числа людей в сфере экономики, политики и культуры. Эта система сложилась до русских революций 1917 г., поэтому модернизация СССР была связана с усилением экономического, политического и идеологического отчуждения.
  11. Российско-советский холизм базируется на органической связи православного и большевистского отношения к индивиду, коллективу и личности. Главные пункты сходства православного и коммунистического дискурса - воспитание, увещевание, исключение. Главные отличия православного и коммунистического дискурса состоят в следующем: сознательность (совесть) объединяет протестантов и большевиков; в основе индивидуальной души на Западе лежала исповедь, а в основе индивидуальной души в России - покаяние; православно-коммунистическая коллективность закрепила практику горизонтального (а не вертикального, как на Западе) надзора; тирания власти в СССР опосредовалась коллективом; неформальные нормы массового поведения в СССР - это добровольный взаимный надзор.
  12. Связь православной церкви и большевистской партии породила специфическую пат-зависимость, в состав которой входят: дискурсы чисток, трактовки медицинских проблем индивидуального тела, критики и самокритики, слияния чистки сверху и самокритики снизу, констелляция чистки, самокритики и коллектива как предпосылка террора, диалектика (в виде «линии партии»), ударничество. Советский индивидуализм возник в правящей партии как реакция на криминализацию общих практик поведения. Главная цель российско-советской индивидуализации - поиск скрытых мотивов поведения людей. Отсюда вытекает ряд непредвиденных следствий советской системы: становление массового лицемерия; культивирование публичной лояльности принятому образу жизни взамен действительной сознательности; покорное участие в ритуалах системы, подавляющей политические свободы, давало все больше социальных свобод, гарантирующих потребление и преуспевание взамен свободы совести; преобразование подвластных партийно-хозяйственному активу предприятий в частную лавочку.
  13. В СССР сложилось иное соотношение формальных и неформальных правил, нежели полагает Д.Норт. Неформальные правила и коллективы создавались не ради соблюдения договора и достижения духовных ценностей (честь и справедливость), а для противостояния администрации. Эти группы культивировали советские механизмы интеграции и были поглощены циничной борьбой за увеличение материального достатка и социальное признание. Советская система дара состоит в отбрасывании истины и тотальной социальной лжи. Политическая рутина на закате советской власти базировалась на логике церковного суда и привела к становлению неформальных практик обличения как аналога официальных мероприятий. В целом альтернатива «коллективистской России» и «индивидуалистического Запада» не подтверждается современными исследованиями.
  14. Суть неформальных отношений собственности в России - отношения между владельцами средств насилия. Владельцы средств насилия используют физическое устрашение и персонифицированные неформальные связи для создания искусственного спроса при решении трансакционных проблем. Из-за этого правовые и неправовые методы решения имущественных и иных споров переплетаются. Вслед за государственными частные силовые структуры действуют так, чтобы извлекать выгоду при любых условиях. Силовые структуры преобразуют термины уголовного языка для маскировки собственной реальной практики. Уголовные группы повышают ценность информационных ресурсов государственных силовых ведомств. Те и другие с помощью насилия и манипуляции повышают косвенное управление социальными событиями, группами и обществом.
  15. В современной России частные и государственные охранные предприятия, органы правопорядка и госбезопасности используют силовые и информационные ресурсы для предоставления коммерческих услуг. Отсюда вытекает дилемма: если частные и государственные силовые структуры определяют и контролируют права собственности, они не могут выработать эффективную экономическую политику; если государственные служащие имеют доступ к силовым и информационным ресурсам, они всегда извлекают доход от распоряжения этими ресурсами как частные лица. Приватизация силовых ведомств и преобразование их в агентов экономического рынка - важнейшее непредвиденное следствие политических реформ. Вместо невидимой руки рынка идет рост неформальных и формальных силовых структур. Поведение государственных служащих при переходе к рынку отличается массовым оппортунизмом, ведет к структурному разрушению государства и выражается в росте военного, правоохранительного и административного аппарата. Использование силовых и административных ресурсов по усмотрению отдельных фракций госаппарата - проявление слабости государства.

Список опубликованных работ

В изданиях Перечня ВАК Минобрнауки России:

1. Сусименко Е.В. Модель политико-экономического процесса // Научная мысль Кавказа. Доп. выпуск 2, 2006. – 0,63 п.л.

2. Сусименко Е.В. Политические ценности и отчуждение // Философия права. 2008. № 2. – 0,4 п.л.

3. Сусименко Е.В. Институциональный анализ социально-экономической истории // Социально-гуманитарные знания. 2008. № 4. - Доп. вып. – 0,3 п.л.

4. Сусименко Е.В., Кумыков А.М. Национальный идеал как социально-идеологическая категория в современных философских исследованиях // Известия высших учебных заведений. Северо¬Кавказский регион. Общественные науки, 2008. 0,5 / 0,3 п.л.

5. Сусименко Е.В. Образ общества и система фикций в социально-философском обосновании коммунитаризма // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки, 2008. – 0,54 п.л.

6. Сусименко Е.В. Социальные нормы и их трансформации в дискурсе пат-зависимости // Социально-гуманитарные знания. 2008. № 8. –

0,4 п.л.

7. Сусименко Е.В. Дивергенция и сотрудничество как ключевые проблемы интегрального социального анализа Д. Норта // Вестник ВолГУ. Серия 7. Философия. Социология и социальные технологии. 2008. № 1. – 0,42 п.л.

8. Сусименко Е.В. Пат-зависимость и социальная манипуляция: замкнутый круг ошибок и модель социального знания // Социально- гуманитарные знания. 2008. № 10. – 0,5 п.л.

Монография, брошюры:

9. Сусименко Е.В. Проблема эффективности институтов. Ростов н/Д: СКНЦ ВШ, 2001. – 0,8 п.л.

10. Сусименко Е.В. Структура власти-собственности. Ростов-на-Дону: СКНЦ ВШ, 2002. – 1,0 п.л.

11. Сусименко Е.В. Индивид, коллектив и личность: инкрементные изменения в советский период. Ростов-на-Дону: Наука-Пресс, 2005. – 1,5 п.л.

12. Сусименко Е.В. Социокультурные аспекты пат-зависимости. Ростов-на-Дону: Наука-Пресс, 2006. - 1,0 п.л.

13. Сусименко Е.В. Пат-зависимость и силовое предпринимательство в современной России. Москва: Альфа-М, 2006. – 1,2 п.л.

14. Сусименко Е.В. Силовое предпринимательство в России: механизм непредвиденных последствий. Ростов н/Д: Изд-во Антей, 2007. – 0,8 п.л.

15. Сусименко Е.В. Эффект пат-зависимости в процессе институциональных изменений. Ростов н/Д: ЮФУ, 2008. – 14 п.л.

Статьи:

16. Сусименко Е.В. О двойственности государства и смеси институтов в институционально-эволюционной теории // Научный ежегодник «Общество: политика, экономика, право». Краснодар, 2007. Вып. 2. -

0,3 п.л.

17. Сусименко Е.В. Эволюция типов обмена в ходе социально-экономического развития общества с точки зрения теории трансакционных издержек // 2007. – 0,3 п.л.

18. Сусименко Е.В. Механизм самоподдержки институтов или об институциональной организации пат-зависимости // 2007. – 0,3 п.л.

19. Сусименко Е.В. Концепты «коллектив», «личность», «обличение», «индивидуализм» в социально-философском дискурсе пат-зависимости // Труды по когнитивной лингвистике: сб. науч. статей / Кемеровский гос. ун-т. - Кемерово, 2008. - Вып. 10 (Серия "Концептуальные исследования"). – 0,4 п.л.

20. Сусименко Е.В. Смысловое поле пат-зависимости: социально-философский анализ // Социальное знание и практика: сб. науч. статей / Юж.-Рос. гос. техн. ун-т (НПИ). - Новочеркасск: ЛИК, 2008. – Вып. 3. – 0,5 п.л.

21. Сусименко Е.В. О вмешательстве государства в экономику: институциональный аспект // Социальное знание и практика: сб. науч. статей / Юж.-Рос. гос. техн. ун-т (НПИ). - Новочеркасск: ЛИК, 2008. – Вып. 3. – 0,33 п.л.

22. Сусименко Е.В. Специфика пат-зависимости или длительных временных протяженностей российско-советской истории // Теория и практика общественного развития. 2008. № 1. – 0,3 п.л.

23. Сусименко Е.В. Западная и азиатская экономические культуры: социально-философский анализ // Научный ежегодник «Общество: политика, экономика, право». 2008. Вып. 1. – 0,3 п.л.

24. Сусименко Е.В. Теоретико-методологические посылки к исследованию эффекта пат-зависимости // Теория и практика общественного развития. 2008. № 2. – 0,3 п.л.

Тезисы и доклады:

25. Сусименко Е.В. Роль институтов в формировании социально-экономической модели общества // Актуальные социально-политические и правовые проблемы развития российского общества: Сборник материалов II-ой Всероссийской научной читательской конференции молодых ученых. Краснодар, 2007. – 0,3 п.л.

26. Сусименко Е.В. Институциональные рамки функционирования рынка и зависимость от траектории предшествующего развития // Развитие прикладных исследований в праве и экономике на основе институциональной теории: Материалы IX международной научно-практической конференции. Брест, 2008. – 0,2 п.л.

27. Сусименко Е.В. Институциональные ловушки как манифестация эффекта пат-зависимости в современном российском обществе // Проблемы экономики, организации и управления предприятиями, отраслями, комплексами в разных сферах народного хозяйства: Материалы Международной дистанционной научно-практической конференции 5 апреля 2008 г. Новочеркасск, 2008. – 0,3 п.л.

28. Сусименко Е.В. Пат-зависимость и проблема социальной манипуляции в молодежной среде // Проблемы воспитания толерантности и профилактика экстремизма в молодежной среде: Материалы межрегиональной научно-практической конференции 17-18 апреля 2008 г. Ростов н/Д, 2008. – 0,21 п.л.

29. Сусименко Е.В. Проблемное поле теории модернизации в контексте пат-зависимости современной России // Неделя науки: Материалы межрегиональной научной конференции 26 апреля 2008 г. Ростов н/Д, 2008. – 0,2 п.л.

30. Сусименко Е.В. Роль государства в генезисе и эволюции частных силовых структур в России // Актуальные проблемы правоприменительной и правоохранительной деятельности в современных условиях: Материалы Международной дистанционной научно-практической конференции 30 апреля 2008 г. Новочеркасск, 2008. – 0,21 п.л.

31. Сусименко Е.В. Связь власти-собственности в социальной истории России // Девятые всероссийские научные чтения по актуальным проблемам социальной истории и социальной работы: Материалы научно-теоретической конференции 15 мая 2008 г. Новочеркасск, 2008. – 0,1 п.л.

32. Сусименко Е.В. Метафорическое отражение культурно-исторических стереотипов и специфики пат-зависимости экономически развитых стран // Актуальные социально-политические и правовые проблемы развития российского общества: Сборник материалов III-ей Всероссийской научной читательской конференции молодых ученых. Краснодар, 2008. – 0,4 п.л.