RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17311 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Хейфец Лазарь Соломонович

Научная тема: « ФОРМИРОВАНИЕ И ЭВОЛЮЦИЯ СВЯЗЕЙ III ИНТЕРНАЦИОНАЛА И ЛАТИНОАМЕРИКАНСКОГО КОММУНИСТИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ (1918-1929 ГГ.). »

Научная биография   « Хейфец Лазарь Соломонович »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 00.07.03

Год: 2007

Отрасль науки: Исторические науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Коминтерн являлся глобальным политическим институтом особого рода, организационно оформившимся во втором десятилетии ХХ столетия, и стремившимся играть роль международной партии, возглавляющей процесс мировой революции.
  2. Коминтерн не был, как это утверждала марксистская историография, организационным механизмом, созданным на основе научной теории. Структура III Интернационала в Латинской Америке и для Латинской Америки создавалась методом проб и ошибок, саморефлексии, как результат решений и действий ЦК ВКП (б) и Исполкома Коминтерна (ИККИ), связанных одновременно с государственными интересами СССР, с мировой политической конъюнктурой, с реалиями континентального антиимпериалистического движения и их восприятием в Москве.
  3. Латиноамериканские компартии возникали на основе естественного развития рабочего движения в отдельных странах под влиянием идей Октября 1917 г., и как результат целенаправленной работы Коминтерна. III Интернационал стремился оказывать определяющее идейное и организационное воздействие на эти процессы, однако, до 1929 г. планомерно не занимался формированием компартий в латиноамериканских странах. Эйфория, вызванная у радикальных масс Латинской Америки Октябрьской революцией создала «впечатление» о том, что цель сама создает средства для ее достижения. Инструмент же, предназначенный для придания этому процессу организационного импульса, они увидели в Коминтерне. III Интернационал, в свою очередь, явно намеревался опереться на стремящихся к социальным преобразованиям радикалов для достижения общих задач. Многолетний спор между марксистским и немарксистским направлениями историографии, утверждавших либо исключительную аутентичность коммунистического движения в Латинской Америке, либо его такую же исключительную искусственность, является примером неправоты обеих сторон.
  4. Организационные связи Коминтерна и революционного движения Латинской Америки складывались постепенно методом проб и ошибок. Континент стал настоящей «лабораторией» по созданию различных форм взаимосвязей III Интернационала с левым движением, рождавшихся как в штаб-квартире мировой коммунистической партии, так и непосредственно в регионах. Это разнообразие являлось отражением конкретно-исторических условий зарождения и развития международного и латиноамериканского коммунистического движения, ситуации в отдельных странах, а не теоретических установок Коминтерна.
  5. Бюрократический механизм централизованного управления не позволял Исполкому Коминтерна осуществлять - даже при наличии региональных структур - строгий систематический контроль и эффективное руководство местными организациями в Латинской Америке. Многие из них поначалу действовали на свой страх и риск. Региональные органы ИККИ, действовавшие в Мехико и Буэнос-Айресе, не обладали организационными и материальными возможностями, а в некоторых случаях - политической волей, для последовательной работы по организации новых коммунистических партий.
  6. Деятельность III Интернационала и компартий Латинской Америки постепенно приобрела характер важного фактора политического процесса на континенте. По их инициативе были проведены крупные выступления антиимпериалистического и демократического характера. Новый политический вес приобрел рабочий класс. При этом в большинстве стран компартии не смогли стать решающей силой в антиимпериалистическом, антидиктаторском движении, нередко занимая, под влиянием Коминтерна, сектантские позиции.
  7. В ходе острой политической революционной деятельности выросли яркие и талантливые партийные лидеры в Аргентине, Мексике, Бразилии, на Кубе и других странах, которые взяли на себя общее руководство антиимпериалистической борьбой. Однако, многие из них впоследствии оказались вне рядов компартий, а в историографии их роль была искажена или замалчивалась. Анализ архивных документов позволил восстановить подлинную картину развития левого движения Латинской Америки, показать роль личностного фактора в формировании и деятельности коммунистических, антиимпериалистических и профсоюзных организаций. Всякого рода персоналистские противоречия и интриги постоянно наносили существенный ущерб делу. Вождизм, групповщина, теоретическая безграмотность, безответственность и даже авантюризм чувствовались во всех компартиях региона.
  8. На протяжении 1920-х гг. Коминтерн неоднократно пытался сделать ставку на новых союзников с целью привлечь в свою сферу влияния интеллигенцию и студенчество. Перуанский студенческий лидер В.Р.Айя де ла Торре активно сотрудничал с III Интернационалом, считая себя коммунистом, но критикуя существующие компартии как неэффективные. Айя де ла Торре выдвигал альтернативу в виде организации континентальной революции силами новой партии (АПРА), носящей национально-антиимпериалистический характер, что не укладывалось в рамки коминтерновской стратегии, нацеленной на формирование классовой и жестко дисциплинированной партии. В то же время, даже после состоявшегося публичного разрыва между АПРА и Коминтерном, руководство III Интернационала не прервало диалог с апристами, периодически возобновляя переговоры с ними.
  9. Объем финансирования и уровень организационной поддержки деятельности компартий Латинской Америки из СССР на протяжении почти всех 1920-х гг. не давал возможности решать их повседневные задачи. Для большинства левых организаций вопрос помощи их деятельности в это время был одним из центральных в отношениях с Коминтерном.
  10. Полная финансовая, организационная и политическая зависимость от Москвы большинства действовавших в подполье компартий делала их «самостоятельность» весьма относительной. При этом латиноамериканские компартии не воспринимали себя (и не были) слепым инструментом в руках ИККИ на протяжении большей части 1920-х гг. Они требовали от Коминтерна реализации принципа, на котором он и был основан: если Интернационал - всемирная коммунистическая партия с единым центром, то он должен эффективно управляться во всех его звеньях; все секции, сохраняя самобытность и автономию, имеют право на максимальное внимание и поддержку международного руководства и партий, обладающих более значительным организационно-финансовым потенциалом. И хотя впоследствии (в 1930-1940-е гг.) КП Кубы удалось в значительной степени приблизиться к этому идеалу, данное исключение подтверждало общее правило - реализация принципов демократического централизма в полной мере приводила к унификации и потере собственного лица. Полномасштабное приведение в действие механизма всемирной компартии, предпринятое в «сталинско-бюрократический» период деятельности III Интернационала, завершилось осознанием невозможности осуществления такого проекта и стало одной из причин ликвидации Коминтерна.
  11. В 1920-е гг. шла борьба между компартиями Мексики и Аргентины за право быть континентальным центром коммунистического движения. Выбор руководством III Интернационала «аргентиноцентристской» модели руководства, основывавшийся на впечатлении о возможностях КПА влиять на развитие континентального коммунистического движения, почти на все десятилетие определил направление развития левых партий, находившихся в сфере влияния КПА и Южноамериканского Секретариата Коминтерна (ЮАСКИ). Кризис 1927 г. в аргентинской компартии привел к коллапсу в деятельности ЮАСКИ, показав прямую зависимость системы организационных связей всех латиноамериканских секций от ситуации в одной из них, избранной Коминтерном на роль лидера.
  12. Деятельность представителей («агентов») Коминтерна, выполнявших важную и крайне противоречивую роль в функционировании организационного механизма всемирной компартии, во многом зависела от субъективного фактора: уровня полномочий; выбора времени направления делегата; их личного опыта и характера; ситуации внутри самой партии; способности партийного руководства сотрудничать с посланцем Москвы. Поручения III Интернационала выполняли первые официальные представители Советской России (СССР) в Латинской Америке М. Бородин и С. Пестковский, сочетавшие дипломатические функции с задачами по организации и руководству коммунистическим движением в регионе.
  13. Несмотря на формальное существование «21 условия» приема, четкие критерии принадлежности партий к Коминтерну не были определены. В каждом отдельном случае признание латиноамериканских партий национальными секциями III Интернационала зависело от конкретной ситуации в ИККИ и задач, рассматривавшихся в тот момент Коминтерном как центральные.
  14. Конгрессы Коминтерна, пленумы Исполкома и теоретические разработки аппарата Исполкома ИККИ создавали особую обстановку ультралевого революционаризма, подталкивая коммунистов на насильственнее формы борьбы, путчизм, экстремизм. В итоге широкие слои трудящихся оказались вовлечены в процесс бесконечных классовых боев и «перманентную социальную революцию» под эгидой СССР и Коминтерна. При этом латиноамериканские компартии, ставившие конкретные задачи вооруженной борьбы против диктатур в союзе с другими силами, не получали реальной организационной и финансовой поддержки от ИККИ.
  15. Применявшийся Коминтерном на протяжении 1920-х гг. «азиатский» подход к Латинской Америке не позволял коммунистам создать единый фронт с другими антидиктаторскими и антиимпериалистическими силами и способствовал вытеснению континентального коммунистического движения на периферию мировой революции. Другим фактором, сдерживавшим развитие латиноамериканской революции, была теория «географического фатализма», ставившая возможность победы в странах южнее Рио-Гранде-дель-Норте в зависимость от успехов рабочего движения в Соединенных Штатах.
  16. В аппарате ИККИ не существовало (за исключением короткого периода в 1921-1922 гг.) структурного подразделения, специально занимавшегося латиноамериканскими проблемами. Это резко снижало возможности разработки научно обоснованной стратегии и тактики мировой компартии для революционного движения в регионе и приводило к принятию решений и директив, не отражавших реалий Латинской Америки.
  17. Только после «открытия Америки» III Интернационалом в период празднования десятилетия Великой Октябрьской Социалистической революции и подготовки VI конгресса Коминтерна развитие континентального коммунистического движения стало рассматриваться в ИККИ как самостоятельное направление. При этом деятельность Латиноамериканского лендер-секретариата оказалась заложницей борьбы против «правой опасности», развернувшейся во всемирной компартии и ВКП (б).
  18. Первая конференция коммунистов Латинской Америки (1929 г.), положившая начало традиции проведения региональных встреч компартий, наряду с демонстрацией успехов континентального левого движения, выявила серьезный кризис его развития. Сторонникам III Интернационала за десять лет не удалось реализовать стратегическую задачу - создать Федерацию коммунистических партий Латинской Америке. В ИККИ констатировали, что только в Бразилии, Аргентине и Уругвае имеются организации, которые могут быть признаны коммунистическими партиями. Итоги конференции дали толчок к кардинальному пересмотру форм и характера связей латиноамериканского левого движения с III Интернационалом.
  19. Новые принципы деятельности Коминтерна в Латинской Америке, сформулированные после VI конгресса и Первой конференции стали частью политики бюрократической «сталинизации» коммунистического движения в целом, в процессе которой, при прямом воздействии ИККИ, была проведена реорганизация ряда партий, сопровождавшаяся «чисткой» руководства, в результате которой многие исторические лидеры оказались вне партийных рядов.

Список опубликованных работ

I. Монографии:

1. Хейфец Л.С. Коминтерн в Латинской Америке: формирование и эволюция организационных связей III Интернационала и его национальных секций в Латинской Америке (от зарождения коммунистического движения до создания Южноамериканского секретариата ИККИ). / Л.С. Хейфец. – СПб: Наука, 2004. – 191 с. (17, 2 п.л.).

2. Хейфец Л.С. Латинская Америка в орбите Коминтерна. Опыт биографического словаря. / Л.С. Хейфец. – М.: Институт Латинской Америки РАН, Институт всеобщей истории РАН, 2000. – 266 с. (22, 16 п.л.)

3. Хейфец Л.С. Миссия Вильямса и рождение «пенелонизма». / Л.С. Хейфец. – СПб: Наука, 2005. – 283 с. (25, 2 п.л.)

4. Хейфец Л.С. Станислав Пестковский. Товарищ Андрей. Двойной портрет в мексиканском интерьере. / В.Л.Хейфец, Л.С. Хейфец. – СПб: Нестор, 2002. – 50 с. (3, 25 п.л.)

5. Jeifets L. La Internacional Comunista y América Latina, 1919-1943. Diccionario biográfico. / L. Jeifets, V. Jeifets, P. Huber. – Ginebra: Instituto de Latinoamérica de la Academia de Ciencias (Moscú) e Institut pour l’histoire du communisme (Ginebra), 2004. –445 p. (22, 5 п.л.)

II. Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК:

6. Хейфец Л.С. Интернационалисты. / Л.С. Хейфец. // Латинская Америка. 1986. № 2. C. 91-105. (0, 85 п.л.)

7. Хейфец Л.С. Коминтерн и Латинская Америка. «Круглый стол» в редакции журнала «Латинская Америка». / Л.С. Хейфец. // Латинская Америка. 1999. № 12. С. 124-128. (0,3 п.л.)

8. Хейфец Л.С. Коминтерн и создание коммунистического движения в Центральной Америке. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Латинская Америка. 2003. № 12. С. 60-73 (0, 75 п.л.).

9. Хейфец Л.С. Коммунизм с одним «м» / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Латинская Америка. 1995. № 9. С. 94-107. (1 п.л.)

10. Хейфец Л.С. Компартия Эквадора и III Интернационал. У истоков зарождения коммунистического движения Эквадора / Л.С. Хейфец. // Латинская Америка. 2004. № 8. С. 20-38. (1, 25 п.л.)

11. Хейфец Л.С. Красный карандаш судьбы. Две жизни Георгия Борисовича Скалова / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Латинская Америка. 1998. № 4. С. 84-92; № 5. С. 80-92. (1,4 п.л.)

12. Хейфец Л.С. Мехико-Москва, 1919-1920 годы. К истории создания коммунистической партии в Мексике. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Латинская Америка, 2001. № 3. С. 50-65; № 5. C. 40-57. (2 п.л.)

13. Хейфец Л.С. М.Н.Рой. Воспоминания. Публикация, перевод и научные комментарии. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Латинская Америка. 1994. № 4. С. 41-47; № 7-8. C. 162-170; № 9. С. 53-56. (вступление, публикация, перевод, комментарии). (1, 25 п.л.)

14. Хейфец Л.С. Москва-Мехико, 1919. Еще раз о мексиканской миссии М.М.Бородина. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Латинская Америка. 2000. № 8. С. 72-86; № 9. С. 24-43. (2, 25 п.л.)

15. Хейфец Л.С. Обвиняется Хулио Антонио Мелья…/ В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. //Латинская Америка. 1999. № 7-8. С. 64-89. (2 п.л.)

16. Хейфец Л.С. «Он хочет поехать в Россию – чтобы защищать ее сознательно...» / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Латинская Америка. 1998. № 12. C. 94-98. (0, 4 п.л.)

17. Хейфец Л.С. Пора отказаться от тенденциозности и наивности. / В.Л. Хейфец, Л.С. Хейфец // Латинская Америка.1995. № 4. С. 110-114, 122. (0, 3 п.л.)

18. Хейфец Л.С. Псевдоним – Бородин. Настоящая фамилия? Лафайет. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Латинская Америка. 1994. № 3. C. 107-115. (0, 5 п.л.)

19. Хейфец Л.С. Руки прочь от Никарагуа! / Л.С. Хейфец. // Латинская Америка. 1985. №7. С. 98-107. (0, 8 п.л.)

20. Хейфец Л.С. «Товарищ Андрей... не только как посол, но и как старый член русской партии...» / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Латинская Америка. 1997. №6. C.74-87. (0, 8 п.л.)

21. Хейфец Л.С. «Чтобы рассказать правду о СССР». (Первые латиноамериканские делегации в Советском Союзе) / Л.С. Хейфец. // Латинская Америка. 1982. № 12. С. 73-83. (0, 8 п.л.)

III. Публикации документов:

22. Хейфец Л.С. Приложение «Краткие биографии». / Л.С.Хейфец. // Коминтерн и Латинская Америка. Сборник документов. / Ред. коллегия: Н.П. Калмыков (отв. ред.), И.И. Янчук (отв. ред.), Л.Ю. Кораблева (отв. секр.), Е.А.Ларин, Л.С.Хейфец. – М.: Наука, 1998. C. 369-391. (1, 4 п.л.)

23. Хейфец Л.С. «Мексиканская авантюра Советского правительства в 1919 году». Доклад царского консула. Подготовка к публикации, предисловие, комментарии. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Источник. 1994. № 4. C. 63-79. (1 п.л.)

IV. Научные статьи:

24. Хейфец Л.С. Антиимпериалистический вектор в деятельности левого движения Мексики в 1920-е гг. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Хейфец В.Л. Коминтерн и эволюция левого движения Мексики. СПб: Наука, 2006. C. 214-269. (3,5 п.л.).

25. Хейфец Л.С. Георгий Скалов – один из главных обвиняемых по «кремлёвскому делу». / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Политический сыск в России: история и современность. СПб.: СПбУЭиФ, 1997. C. 346-354. (0, 6 п.л.)

26. Хейфец Л.С. Дело Хулио Антонио Мельи и Коминтерн / Л.С. Хейфец. // Проблемы отечественной и зарубежной истории. Материалы научной конференции (Санкт-Петербург, 1997 г.). СПб.: ЦИПК ПО, 1997. С. 21-26. (0, 4 п.л.)

27. Хейфец Л.С. Деятельность советских дипломатов как фактор развития левого движения Мексики в 1920-е гг. Миссия Александры Коллонтай: смена внешнего облика старой модели. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Международные отношения в новое и новейшее время. Материалы международной научной конференции, посвященной памяти профессора К.Б. Виноградова. СПб: СПбГУ, 2005. С. 298-302. (0, 25 п.л.)

28. Хейфец Л.С. Зарубежные марксисты о некоторых проблемах коммунистического движения 20-30 гг. в странах Латинской Америки (по материалам журнала «Коммунистический Интернационал»). / Л.С. Хейфец. // Зарубежная историография проблем классовой борьбы и международных отношений (XIX-XX вв.). Сб. научных статей. Л.: ЛГПИ им. А.И.Герцена, 1977. C. 39-50. (0, 75 п.л.)

29. Хейфец Л.С. Интернационал Москвы или Интернационал Буэнос-Айреса? (III Интернационал, Южноамериканский секретариат Коминтерна и компартия Парагвая) / Л.С. Хейфец. // Россия в контексте мировой истории. Сб. статей. / А.А. Фурсенко (отв. ред.), Л.С. Хейфец (зам. отв. ред.). – СПб.: Наука, 2002. С. 277-294. (1, 2 п.л.)

30. Хейфец Л.С. К истории первой конференции коммунистов Латинской Америки / Л.С. Хейфец.// XXVII Герценовские чтения. Исторические науки. Л.: ЛГПИ им. А.И.Герцена, 1975. C. 94-99. (0, 4 п.л.)

31. Хейфец Л.С. Коминтерн в Латинской Америке. Попытка нового прочтения проблемы. / Л. С. Хейфец. // Клио. № 3 (12). 2000. С. 263-266. (0, 25 п.л.)

32. Хейфец Л.С. Коминтерн и коммунистическое движение Кубы / Л.С. Хейфец. // Латиноамериканский исторический альманах. № 2. М.: Институт всеобщей истории РАН, 2001. C. 135-152. (1, 25 п.л.)

33. Хейфец Л.С. Коминтерн и Латинская Америка. / Л.С. Хейфец. // Научно-информационный бюллетень Российского Государственного архива социально-политической истории. М.: 2000, выпуск № 2 (12) (Специальный). C. 26-31. (0, 3 п.л.)

34. Хейфец Л.С. Коминтерн и Латинская Америка. Первые шаги к созданию континентального Интернационала. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Политическая культура России: история, современные тенденции, перспективы. СПб: КультИнформПресс, 2000. C. 193-205. (0, 75 п.л.)

35. Хейфец Л.С. Коминтерн и некоторые проблемы коммунистического движения в странах Латинской Америки (1919-1929 гг.) / Л.С. Хейфец. // Проблемы истории классовой борьбы и международных отношений в XIX-XX веках. Постоянно действующий межвузовский республиканский тематический сборник научных работ. Выпуск первый. Л.: ЛГПИ им. А.И. Герцена, 1977. C. 71-82. (0, 75 п.л.)

36. Хейфец Л.С. Коммунисты Латинской Америки на конгрессах Коминтерна и пленумах ИККИ (1919-1929 гг.) / Л.С. Хейфец. // XXIX Герценовские чтения. Исторические науки. Научные доклады. Л.: ЛГПИ им. А. И. Герцена, 1976. С. 69-73. (0, 3 п.л.)

37. Хейфец Л.С. Латиноамериканская модель всемирной коммунистической партии: опыт формирования организационной структуры руководства III Интернационалом деятельностью его национальных секций в Латинской Америке. / Л.С. Хейфец. // Americana. Выпуск 4. Общественная мысль, экономика и политика в странах американского континента в новое и новейшее время. Волгоград: ВолгГУ, 2000. С. 280-300. (1, 25 п.л.)

38. Хейфец Л.С. М.Александровский. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Персонажи российской истории (история и современность). Тезисы Третьей Всероссийской заочной научной конференции. СПб.: Нестор, 1996. С. 227-230. (0, 25 п.л.)

39. Хейфец Л.С. Михаил Бородин в Новом Свете: дипломат или миссионер Коминтерна? / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Американа. Выпуск 2. Материалы международной научной конференции “Россия и страны Америки: опыт исторического взаимодействия”. Волгоград, 24-26 сентября 1997 года. Волгоград: ВолГУ, 1998. С. 118-132. (1 п.л.)

40. Хейфец Л.С. Некоторые формы интернациональных связей коммунистов Латинской Америки (1919-1929 гг.). / Л.С. Хейфец. // XXVI Герценовские чтения. Исторические науки. Научные доклады. Л.: ЛГПИ им. А.И.Герцена, 1973. С. 64-69. (0, 4 п.л.)

41. Хейфец Л.С. Петроград, Таврический дворец, 1920 г.: у истоков формирования латиноамериканской политики советской власти и Коминтерна. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. //Международный форум «Санкт-Петербург – окно в Ибероамерику», Санкт-Петербург, 11-12 апреля 2003 г. Сб. докладов. М.: ИЛА РАН, 2003. С. 204-223. (1,25 п.л.)

42. Хейфец Л.С. Полпред А.М. Коллонтай: мексиканский эпизод. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. //Мужчина и женщина: параллельные миры? Вып. 2. СПб: Роза мира, 2005. С. 100-105. (0,25 п.л.)

43. Хейфец Л.С. Прапорщик Скалов. Судьба революционера в России. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Персонажи российской истории (история и современность). Тезисы Третьей Всероссийской заочной научной конференции. СПб.: Нестор, 1996. С. 214-217. (0,25 п.л.)

44. Хейфец Л.С. Провал «аргентинских Лениных». Коминтерн, коммунистическая партия и российская эмиграция в Аргентине, 1919-1922 гг. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Зарубежная Россия. 1917-1939. Сборник статей. СПб: «Европейский дом», 2000. С. 93-101. (0, 6 п.л.).

45. Хейфец Л.С. Тина Модотти – нетипичная революционерка. / В.Л. Хейфец, Л.С. Хейфец // Мужчина и женщина: параллельные миры? Вып. 2. СПб: Роза мира, 2005. С. 105-110 (0,25 п.л.).

46. Хейфец Л.С. Чарльз Филлипс – мексиканский коммунист: роль компартии США в развитии мексиканского левого движения в 1920-е годы. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Исследования международных отношений. Сб. статей. СПб: СПбГУ, 2004. С. 38-55. (1, 2 п.л.)

47. Chejfec L. Die Allamerikanische Antiimperialistische Liga und die Kommunisten./ L. Chejfec // Die Liga gegen imperialismus und fur Nationale Unabhangigkeit, 1927-1937. Leipzig: Karl-Marx-Universitat, 1987. S. 158-165. (0, 5 п.л.).

48. Jeifets L. Julio Antonio Mella: su huelga de hambre y la expulsion del Partido Comunista de Cuba. Una laguna en su biografia. / L. Jeifets, V.Jeifets, R. Ortiz, C. Hazky. // Historias (Mexico), # 49. P. 107-145. (2, 5 п.л.)

49. Jeifets L. Manos fuera de Nicaragua! / L. Jeifets. // America Latina. 1988. №10. P. 85-93. (0, 8 п.л.)

50. Jeifets L. El Partido Comunista Colombiano, desde su fundacion y orientacion hacia la «transformacion Bolchevique». Varios episodios de la historia de relaciones entre Moscu y el comunismo colombiano / L. Jeifets, V. Jeifets // Anuario Colombiano de historia social y de la cultura, Universidad Nacional (Departamento de Historia) (Bogota). 2001. # 28. P. 7-38. (2 п.л.)

51. Jeifets L. Internacionalistas. Con motivo del cincuentenario de la guerra nacional revolucionaria en España. / L. Jeifets. // America Latina. 1986. №7. P.50-62. (0,5 п.л.)

52. Jeifets L. “Para contar la verdad sobre la URSS” (Las primeras delegaciones de organizaciones revolucionarias, obreras, campesinas y antimperialistas de America Latina en la URSS) / L. Jeifets. // America Latina. 1982. №12. P. 106-117. (0, 75 п.л.)

53. Jeifets L. Quien diablos era Andrei? Stanislav Pestkovski. Camarada Andrei. Una tentativa de una investigacion historica. / L. Jeifets, V. Jeifets // Memoria CEMOS. 1999. # 3. P. 21-26. (0, 5 п.л.)

54. Kheyfets L. Die Komintern und Lateinamerika. Die Geburt einer kontinentalen Internationale / L. Keyfets, V. Kheyfets. // The International Newsletter of Communist Studies. Vol. 17. 2004. S. 36-45. (0, 6 п.л.)

55. Kheyfets L. Michael Borodin. The First Comintern-emissary to Latin America / L. Kheyfets, V. Kheyfets. // The International Newsletter of Historical Studies on Comintern, Communism and Stalinism. Vol.II. 1994/95. №№5/6. P. 145-149. Vol. III (1996). # 7-8. P. 184-188. (0, 8 п.л.)

56. Kheyfets L. The Comintern in Latin America, Latin America in Comintern. / L. Kheyfets. // The International Newsletter of Communist Studies. 2003. # 16. P. 395-396. (0, 15 п.л.).