RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17345 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Литвиненко Татьяна Евгеньевна

Научная тема: « ИНТЕРТЕКСТ И ЕГО ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ (НА МАТЕРИАЛЕ ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИХ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ТЕКСТОВ) »

Научная биография   « Литвиненко Татьяна Евгеньевна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 10.02.05; 10.02.19

Год: 2008

Отрасль науки: Филологические науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Лингвистическое определение интертекста с позиций современной теории текста требует учета трех взаимосвязанных факторов, раскрывающих природу данного коммуникативного явления: определения исходного специального понятия текст, ставшего основой для образования признакового понятия интертекст как нового концепта, выраженного термином-дериватом; выявление специфики интертекста как члена единой группы «- текстов», демонстрирующих как особое, так и общее - производное мотивированное значение; установление связи возникновения понятия интертекст с процессом экспансии в науке метафор, репрезентирующих концептуальное тождество мира и текста.
  2. Все объекты исследования, соотносимые в современной науке с концептом текст, могут быть представлены в виде членов категории, ядро которой образуют дискурсивные продукты, характеризующиеся цельностью (наличием концепта текста), языковой связностью, интертекстуальностью, интенциональностью, целенаправленностью, воспринимаемостью, ситуативностью, завершенностью (отдельностью), а также признаком малого объема. Наряду с ядром категория охватывает околоядерную зону, ближнюю и дальнюю периферию, структура которых детерминируется ментальными операциями метафоры и метонимии. К метонимически заданным околоядерной подкатегории и подкатегории ближней периферии относятся те тексты, что лишены какого-либо прототипического признака (признаков), т.е. те, чьи наборы признаков есть «часть» по отношению к ядерным признакам как к «целому». В метафорически мотивированную подкатегорию дальней периферии входят тексты, выраженные любым другим семиотическим способом кроме знаков естественного языка.
  3. Наличие периферии позволяет признать имя данной категории многозначным термином, обозначающим кроме ядерных текстов такие непрототипические элементы класса, как тексты - одиночные высказывания и СФЕ, тексты - фрагменты целого текста, деграмматикализованные тексты-примитивы, не обладающие цельностью тексты-структуры, не выраженные знаками тексты-процессы, лишенные связности совокупности текстов, а также все виды невербальных текстов.
  4. «Интертекст» есть многозначный производный термин, полисемия которого предопределена многозначностью исходного термина «текст», представляющего соответствующее понятие. Функционируя в научном дискурсе, интертекст становится обозначением как ядерных, так и любых периферийных текстов, указывая на наличие у них признака интертекстуальности. Под интертекстуальностью понимается соотнесенность текста с его типом или другим текстом (текстами), обусловливающая возобновляемость включенных в них концептов и средств их языковой (или иной знаковой) репрезентации.
  5. Интертекст есть один из активно изучаемых членов междисциплинарной группы «- текстов», представленной более чем пятидесятью понятиями и производными терминами. Все члены парадигмы «- текстов» характеризуются наличием общих компонентов значений и общих функций, демонстрируемыми ими как мотивированными специальными знаками, предназначенными для получения, хранения, систематизации и передачи нового научного знания о тексте. Благодаря их наличию у текста выявляется несколько сущностных характеристик, объективируемых в языковой структуре композитов. Текст, во-первых, предстает как продукт, проходящий к моменту окончательной знаковой фиксации фазу динамического (дискурсивного) становления, в ходе которой он обнаруживает себя как процесс со сложным механизмом зарождения и развития. Во-вторых, текст выступает как образование со сложной внутренней структурно-смысловой организацией. И, в-третьих, он характеризуется как произведение, превышающее собственные внешне завершенные параметры, что обусловливается, в первую очередь, его многообразными отношениями с другими текстами.
  6. Реализуясь в научном дискурсе, интертекст демонстрирует основное парадигматическое свойство «- текста» - свойство актуализации определенного текстового признака. В качестве имени специального концепта интертекст называет признак, который комплексно характеризует текст, эксплицируя: 1) его сложный генезис, базирующийся на преобразовании претекстов, 2) обусловленное таким генезисом поликомпонентное внутреннее устройство текста, а также 3) наличие межтекстовых связей текста-результата.
  7. Появление понятия интертекст стало одним из результатов пансемиотического поворота в науке второй половины ХХ века, сопровождавшегося реактуализацией метафорического концепта мир - это текст. В свете данной метафоры текст предстал как взаимосвязанная знаковая тотальность, включающая человека, его историю, культуру, формы личного и социального (взаимо)действия, а также внешний природный универсум, подвергнутый процедуре семиотизации. Уподобление такого текста освоенному, методологически удобному артефакту - вербальному тексту, вызванное стремлением к унификации и оптимизации глобального процесса познания, дало возможность представить самые разные знаковые образования как среды, способные накапливать и передавать информацию, быть источниками порождения и извлечения новых смыслов. В то же время максимальная текстуализация таких сред выявила их значительную поликомпонентность, выразившуюся в многочисленных включениях «чужих» знаков. В свете второй метафоры, текст - это мир, текст предстает как выраженный в знаковой форме фрагмент картины мира его создателя, т.е. фрагмент общей совокупности знаний адресанта о действительности, сложившейся в его сознании в субъективный образ мира. Присваивая содержащиеся в (пре)текстах знания и представления о мире, а вместе с ними и готовые формы их вербальной репрезентации, коммуникант транслирует полученный лингвокультурный опыт во вновь создаваемые ими тексты, «мир» которых, таким образом, становится интертекстуальным.
  8. Все интертекстуальные единицы образуют общую категорию средств межтекстового взаимодействия, центральными членами которой служат цитаты, характеризуемые следующими основными признаками: точность воспроизведения элемента претекста; сохранение семиотического тождества с воспроизводимым элементом; обособленность на фоне принимающего текста; наличие информации об авторе и/или источнике заимствования; способность функционировать как отсылка к претексту. По мере удаления от центра категории единицы интертекста частично и/или полностью теряют один (или несколько) из указанных признаков вплоть до полной утраты ими способности опознаваться коммуникантом как «чужие». Единицы интертекста могут объединяться в полиреферентные цитаты, восходящие сразу к нескольким претекстам, и могут включаться в комплексы, сочетающие заимствования, имеющие неодинаковые наборы признаков. Полиреферентные и комплексные цитаты наиболее полно характеризуют смысл и знаковую структуру нового текста как поликомпонентные иерархические образования.
  9. Интертекст есть мультиреферентное образование, т.е. текст, содержащий моно- и полиреферентные заимствования, складывающиеся в его внутренней структуре в разноуровневые цитатные комплексы. Такой текст представляет собой сложный синтетический продукт длительного культурно-языкового генезиса, результат эволюции смыслов и способов их вербальной актуализации, аккумулированных лингво-когнитивным сообществом, и, одновременно, (вос)созданный коммуникантом концепт, переданный им «своими словами» как превращенными прецедентными знаками. Референтами смыслов и знаков интертекста служат конкретные и обобщенные претексты различного охвата, восходящие к определенным жанрам и дискурсам, которые, в целом, могут быть любыми. В широких совокупностях референтных текстов может быть выделено основное ядро, играющее роль доминантного претекста. В него входят наиболее важные и достоверно верифицируемые источники, цитаты из которых актуализируются в виде ключевых слов интертекста. Наряду с доминантным претекстом элементы интертекста способны отсылать к множеству вторичных прецедентных текстов той или иной степени эксплицитности и значимости. Состав и статус референтных текстов могут в значительной мере различаться для каждого из интерпретаторов, в том числе, автора. Фактом, подтверждающим наличие референтной связи с каким-либо вторичным (периферийным) претекстом, может служить его упоминание/цитирование в совокупном макротексте адресата.
  10. Коммуникативные продукты, принадлежащие к разным лингвокультурам обладают своими интертекстуальными особенностями, которые детерминированы спецификой культурообразующих претекстов, своеобразием соотношения и структуры концептов, возобновляемых в процессе межтекстового взаимодействия. С этих позиций тексты латиноамериканских авторов рассматриваются как интертексты, содержащие социально, исторически и культурно обусловленные концепты, выраженные средствами современного испанского языка. Референтные тексты таких интертекстов могут являться частью одной, общей с ними культурно-языковой традиции, или же, будучи «чужими», выходить за ее рамки. Учитывая это обстоятельство, латиноамериканский художественный текст квалифицируется как мультиреферентый интертекст, интегрирующий прецедентные смыслы и знаки не только своей лингвокультуры, но и включения, заимствованные из текстов других культур. Последние необходимо рассматривать как средства объективации как того общего, что роднит их с миром латиноамериканского текста, так тех особенностей, благодаря которым выявляется специфика латиноамериканской категоризации и концептуализации действительности.

Список опубликованных работ

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК

1. Литвиненко, Т.Е. Особенности значения слова как единицы интертекста [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Вестник Новосибирского государственного университета. Сер. Лингвистика и межкультурная коммуникация. – 2005. – Т. 3 – № 1. – С.105-111 (0,7 п. л.).

2. Литвиненко, Т.Е. О статусе производных единиц с формантом «– текст» в современной теории текста [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Вестник Красноярского государственного университета. Сер. Гуманитарные науки. – 2006. – № 3/1.– С. 184-188 (0,5 п. л.).

3. Литвиненко, Т.Е. Цитата как единица интертекста [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Вестник Российского университета дружбы народов. Сер. Лингвистика. – 2006. – № 2(8). – С. 183-191 (0,7 п. л.).

4. Литвиненко, Т.Е. Тексты, которыми мы живем [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Вестник Новосибирского государственного университета. Сер. Лингвистика и межкультурная коммуникация. – 2007. – Т. 35. – № 1. – С.120-127 (0,8 п. л.).

5. Литвиненко, Т.Е. Типы «– текстов» в современных гуманитарных исследованиях [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Вопросы филологии. – 2007. – № 4. Спец. выпуск. – С. 277-284 (0,8 п. л.).

6. Литвиненко, Т.Е. Философско-культурологический контекст латиноамериканской прозы ХХ века (модернистские концепты у Х. Кортасара) [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Обсерватория культуры. – 2008. – № 2. – С. 125-129 (0,4 п. л.).

7. Литвиненко, Т.Е. Лингвотеоретические аспекты изучения интертекста [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Вестник Челябинского государственного университета. Научный журнал. Сер. Филология. Искусствоведение. – 2008. – Вып. 20. – № 12(113). – С. 95-100 (0,5 п. л.).

8. Литвиненко, Т.Е. Латиноамериканский интертекст в свете взаимодействия языков и культур [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Вестник Университета Российской академии образования. – 2008. – № 2. – С. 41-45 (0,5 п. л.).

9. Литвиненко, Т.Е. Метафоры интертекста [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Проблемы истории, филологии, культуры. – М.; Магнитогорск: Изд-во Магнитогорского государственного университета, 2008. – Вып. ХХ. – С. 175-182 (0,7 п. л.).

Монографии

10. Литвиненко, Т.Е. Интертекст в аспектах лингвистики и общей теории текста: монография [Текст] / Т.Е. Литвиненко. – Иркутск: Изд-во Иркутского государственного лингвистического университета, 2008. – 308 с. (19 п. л.).

11. Литвиненко, Т.Е. Текст сквозь призму социокультурной и языковой эволюции [Текст] / Т.Е. Литвиненко, Т.А. Фесенко, Л.А. Шарикова, В.А. Куклина и др. // Язык. Миф. Этнокультура: подходы и методы исследования: коллективная монография. – Кемерово; М.: «Российские университеты»: Кузбассвузиздат – АСШТ, 2007. – Вып. 4. – С. 92-113 (2,0 п. л.).

Статьи в сборниках научных трудов, материалы и тезисы конференций

12. Литвиненко, Т.Е. Солярный миф в поэтике Х. Кортасара [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Лингвистическая реальность и меж¬культурная коммуникация: материалы международной научной конферен¬ции. – Иркутск: Изд-во Иркутского государственного лингвистического университета, 2000. – С. 91-94 (0,2 п. л.).

13. Litvinenko, Т.Е. La Luna y el Sol como los elementos poéticos de Julio Cortázar [CD-ROM] / Т.Е. Litvinenko // Аctas de la II Conferencia de hispanistas de Rusia. – M: Embajada de Espaňa en Moscú, 2000 (0,5 п. л.).

14. Литвиненко, Т.Е.Человек между зверем и богом в интертекстуальном бестиарии Кортасара [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Филологический журнал. – Южно-Сахалинск: Изд-во Сахалинского государственного университета, 2001. – Вып. Х. – С. 162-166 (0,5 п. л.).

15. Литвиненко, Т.Е. Зооморфный образ как цитата в структуре интертекста у Кортасара [Текст] /Т.Е. Литвиненко// Вопросы языковой политики и языкового планирования в условиях информационного общества: тезисы докладов международной научной конференции – Иркутск: Изд-во Иркутского государственного лингвистического университета, 2001. – С. 75-80 (0,3 п. л.).

16. Литвиненко, Т.Е. Интертекстуальные аспекты прозы Х. Кортасара [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Межкультурные коммуникации: сборник научных трудов. – Челябинск: Изд-во Челябинского государственного университета, 2002. – С. 92-101 (0,6 п. л.).

17. Литвиненко, Т.Е. Интертекст как средство письменной фиксации языковой структуры личности [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Языковые контакты различных народов: сборник материалов Всероссийской научно-методической конференции. – Пенза: Изд-во Пензенского государственного педагогического университета, 2002. – Ч.1. – С. 125-127 (0,3 п. л.).

18. Литвиненко, Т.Е. Проблема передачи значения интертекстуальных единиц в художественной прозе [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Русский язык в кругу мировых языков и языковое планирование в XXI веке (традиции, инновации, перспективы): материалы международной конференции. – Иркутск: Изд-во Иркутского государственного лингвистического университета, 2002. – С. 150-155 (0,4 п. л.).

19. Литвиненко, Т.Е.Семантика топонима в интертексте [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Вопросы теории текста, лингвостилистики и интертекстуальности: Вестник ИГЛУ. Сер. Лингвистика. – Иркутск: Изд-во Иркутского государственного лингвистического университета, 2002. – № 1. – С. 56-68 (0,8 п. л.).

20. Литвиненко, Т.Е. Магия письменного текста как мотив и языковые средства его реализации в прозе [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Язык. Сознание. Этнос. Культура: Вестник ИГЛУ. Сер. Психолингвистика. – Иркутск: Изд-во Иркутского государственного лингвистического университета, 2002. – № 5. – С. 47-58 (0,7 п. л.).

21. Литвиненко, Т.Е. Значение межкультурной компетенции при анализе художественного текста [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Современные проблемы взаимодействия языков и культур: материалы научно-практической конференции. – Благовещенск: Изд-во Амурского государственного университета, 2003. – С. 18-19 (0,1 п. л.).

22. Литвиненко, Т.Е. Формальная цитата как элемент авторской стратегии в тексте (календарь у Кортасара) [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Проблемы речевого воздействия и языковой аргументации: Вестник ИГЛУ. Сер. Лингвистика. – Иркутск: Изд-во Иркутского государственного лингвистического университета, 2003. – №. 2.– С. 108–115 (0,5 п. л.).

23. Литвиненко, Т.Е. Способы передачи этнокультурной информации в художественном тексте [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Языковые и культурные контакты различных народов: сборник материалов Всероссийской научно-методической конференции. – Пенза: Изд-во Пензенского государственного педагогического университета, 2003. – С. 148-150 (0,2 п. л.).

24. Литвиненко, Т.Е. Этнокультурные истоки категориальной нестабильности животное/человек в латиноамериканском художественном тексте [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Концепт и культура: материалы международной научной конференции. – Кемерово: Изд-во Кемеровского государственного университета, 2003. – С. 143-151 (0,6 п. л.).

25. Литвиненко, Т.Е. Межкультурная компетенция и интертекст [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Полифония образования и англистика в мультикультурном мире: тезисы первой международной конференции Ассоциации англоведов и преподавателей английского языка. – М.: Изд-во Московского государственного лингвистического университета, 2003. – С. 143 (0,1 п. л.).

26. Литвиненко, Т.Е. Интертекстуальный потенциал имени собственного [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Интертекст в художественном и публицистическом дискурсе: сборник докладов международной научной конференции. – Магнитогорск: Изд-во Магнитогорского государственного университета, 2003. – С. 467-472 (0,4 п. л.).

27. Литвиненко, Т.Е. Аллюзия в структуре текста [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Единицы системного и функционального анализа языковых единиц: материалы региональной научной конференции.– Белгород: Изд-во Белгородского государственного университета, 2003. – Ч. II. – С. 186-189 (0,3 п. л.).

28. Литвиненко, Т.Е. Категоризация возможной действительности и ее текстовая репрезентация [Текст] / Т.Е. Литвиненко //Актуальные проблемы коммуникации и культуры: сборник научных трудов. – Пятигорск: Изд-во Пятигорского государственного лингвистического университета, 2004. – С. 88-94 (0,4 п. л.).

29. Литвиненко, Т.Е. Категория одушевленности/неодушевленности в интертекстуальном аспекте [Текст]/ Т.Е.Литвиненко// Вопросы теории текста, лингвостилистики и интертекстуальности: Вестник ИГЛУ. Сер. Лингвистика. – Иркутск: Изд-во Иркутского государственного лингвистического университета, 2004. – №. 2. – С. 87-101 (1,0 п. л.).

30. Литвиненко, Т.Е. Интертекстуальность: проблема сущности и генезиса объекта [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Межкультурная коммуникация: современные тенденции и опыт: материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Нижний Тагил: Изд-во Нижнетагильской государственной социально-педагогической академии, 2004. – Ч.3. Межкультурная коммуникация и современные лингвистические теории. – С. 19-23 (0,3 п. л.).

31. Литвиненко, Т.Е. Роль интертекстуальной информации в восприятии иноязычного произведения [Текст] / Т.Е. Литвиненко //Современные лингводидактические проблемы обучения иностранным языкам в школе и вузе: материалы межвузовской научно-практической конференции. – Уссурийск: Изд-во Уссурийского государственного педагогического института, 2004. – С. 29-31 (0,2 п. л.).

32. Литвиненко, Т.Е. Цитата как текстообразующее средство [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Linguistics and Cross-Cultural Communication: Present, Past and Future: сборник научных статей по материалам международной научной конференции «Лингвистика и межкультурная коммуникация: история, современность, перспективы». – Хабаровск: Изд-во Хабаровского государственного педагогического университета, 2004. – С.119-123 (0,3 п. л.).

33. Литвиненко, Т.Е. К вопросу о статусе единиц с формантом «– текст» в современной науке о тексте [Текст] / Т.Е. Литвиненко // Вопросы теории текста, лингвостилистики и интертекстуальности: Вестник ИГЛУ. Сер. Лингвистика. – Иркутск: Изд-во Иркутского государственного лингвистического университета, 2005. – №. 11. – С. 73-81 (0,6 п. л.).