RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17345 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Бабенко Наталья Григорьевна

Научная тема: « ЯЗЫК РУССКОЙ ПРОЗЫ ЭПОХИ ПОСТМОДЕРНА: ДИНАМИКА ЛИНГВОПОЭТИЧЕСКОЙ НОРМЫ »

Научная биография   « Бабенко Наталья Григорьевна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 10.02.01

Год: 2008

Отрасль науки: Филологические науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. В языке русской литературы эпохи постмодерна воплощены общие лингвопоэтические нормы деструкции, заумного конструирования, использования иноязычных включений, порождения культурных неоконнотаций, создания и разрушения мифа и символа, современного языка литературной эротики, семантизации литературных онимов, реинтерпретации классических произведений.
  2. Лингвопоэтическим нормам русской литературы трех последних десятилетий свойственна диахроническая динамика, выражающаяся в том, что лингвопоэтический контакт современного литературного материала с русской классикой представляет собой творческое усвоение и развитие приема, его художественных функций, а не механическое заимствование как проявление тотальных постмодернистских цитации / анонимности, иронии, пародийности или «пастишности».
  3. Лингвопоэтическим нормам современной прозы и драматургии присуща синхроническая динамика, выявляющаяся в формальной и функциональной вариативности порождения и использования одного и того же лингвопоэтического приема в произведениях разных авторов.
  4. Повествовательная и словесная деструкция (как инструмент деконструкции художественного текста и один из ведущих приемов лингвопоэтики русской литературы эпохи постмодерна) полифункциональна. С одной стороны, деструкция приводит к экспликации свойственных постмодернизму нонселекции, симуляции, трансгрессии, антиавторитарности и многоязычия. С другой стороны, лингвопоэтические нормы деструкции ориентированы на утверждение традиционных культурных ценностей через их отрицание, «от противного», что противоречит негативистскому и нигилистическому постулатам эстетики постмодернизма.
  5. Современные авторы видят в языковой игре лингвопоэтический прием выражения содержательно-концептуальной и содержательно-подтекстной информации, а не самодостаточное, замкнутое в самом себе словесное действо.
  6. Лингвопоэтика русской литературы последней четверти ХХ - начала XXI столетия можно определить как лингвопоэтику синтеза, сплава идеальной, изысканной нормы и изощренной, принципиально значимой девиантности, проявляющейся в разнообразных способах и средствах репрезентации сдвига - важнейшего конструктивного принципа, обеспечивающего выражение идейного содержания литературного произведения.
  7. Лингвопоэтика современной русской литературы реализуется посредством частных «тематических» лингвопоэтик, ряд которых открыт: лингвопоэтик деструкции, «чужести», брутальности, безумия, неопределенности, эротики, забывания, аффекта, утопии, антиутопии. Всё многообразие тематических лингвопоэтик может быть объединено «под крышей» двух металингвопоэтик - лингвопоэтики интенсива и лингвопоэтики экстенсива, терминологическое обозначение которых имеет не тематическое, а собственно «техническое» основание.
  8. Лингвопоэтика интенсива репрезентирована языковыми средствами и приемами лексической и грамматической актуализации, принципами наррации, известными в той или иной степени литературной традиции. Современные авторы предельно интенсифицировали их использование. Лингвопоэтика интенсива дает новое художественное дыхание тому, что в свое время уже обрело статус эстетической «внутренней нормы» произведения, идиостиля или литературного направления (например, заумное творчество футуристов или нарративная деструкция обэриутов).
  9. Лингвопоэтика экстенсива представлена совокупностью приемов и способов а) вербализации тематики, табуированной ранее моральными, эстетическими, лингвистическими нормами (это тематика физиологических отправлений, сексуальных извращений, натуралистически изображаемого садизма и пр.); б) реализации лирико-прозаических опытов (опытов преобразования прозы в «проэзию»); в) употребления разнотипных иноязычных включений, которые репрезентируют иноязычный «лексический фронт», агрессивно вторгающийся в словесную ткань русскоязычных произведений. Лингвопоэтика экстенсива активно осваивает маргинальные (некодифицированные, субстандартные) лексические ресурсы национального языка.
  10. На долгую и продуктивную жизнь, по нашему убеждению, могут претендовать созданные и развитые в литературе эпохи постмодерна лингвопоэтические приемы как деструктивной природы, так и конструктивной, созидательной направленности, поскольку в лингвопоэтике совокупного русского художественного текста были, остаются и будут востребованы способы и средства выражения гармонии и разлада, счастья и горя, добра и зла, прекрасного и безобразного, своего и чужого, без художественного осмысления которых невозможна литература.
  11. Среди многообразия лингвопоэтических приемов, реализуемых в современных художественных текстах, выделяются художественно бесперспективные, тупиковые, исчерпанные. Эти приемы предполагают валоризацию низкого в его крайнем выражении (мат, экскрементальная и прочая «тошногенная» лексика). Активная эксплуатация названного лексического материала показала, что валоризация его возможна только в исключительных, единичных случаях, производимый им шоковый эффект быстро угасает, а уникальная экспрессивность «выдыхается».
  12. Свойственная русской словесности эпохи постмодерна полная и взыскательная сосредоточенность на поиске и совершенствовании миротворящего означающего позволяет признать литературу трех последних десятилетий «феноменом языка», но не означает отлучения современного художественного слова от национальной стихии, от материальных и духовных начал сегодняшней российской жизни.

Список опубликованных работ

Монография:

1. Лингвопоэтика русской литературы эпохи постмодерна. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2007. – 410 с.

Статьи, опубликованные в научных изданиях, рекомендованных ВАК:

2. Лингвопоэтика «иноязычия» (по произведениям современной русской прозы) // Вестник Российского государственного университета им. И.Канта. Вып. 6: Сер. Филологические науки. Калининград: Изд-во РГУ им. И.Канта, 2007. – С. 56-63.

3. Филологический анализ текста как дидактическая проблема // Вестник Российского государственного университета им. И.Канта. Вып. 4: Сер. Педагогические и психологические науки. Калининград: Изд-во им. И.Канта, 2007. – С. 41-47.

4. Проблема читательского восприятия «трудных» художественных текстов // Вестник российского государственного университета им. И.Канта. Вып. 4: Сер. Педагогические и психологические науки. Калининград: Изд-во КГУ им. И.Канта, 2007. – С. 61-66.

5. «Москва – женского рода, Петербург – мужеского» // Русская речь. 2007. № 1. – С. 25-29.

6. Имя и образ Пушкина в зеркале современной литературы // Русская речь. 2007. № 3. – С. 25-33.

7. Китайские мотивы и образы в современной русской прозе // Русская речь. 2007. № 4. – С. 26-32.

8. Лингвопоэтика «инографики»: функционально-семантический анализ (на материале современной прозы) // Вестник Российского государственного университета им. И.Канта. Вып. 6: Сер. Филологические науки. Калининград: Изд-во РГУ им. И.Канта, 2008. – С. 45-49.

Учебное пособие:

9. Окказиональное в художественной речи. Структурно-семантический анализ: Учеб. Пособие. Калининград: Изд-во КГУ, 1997. – 81 с.

Научные статьи и материалы:

10. Окказиональное развитие узуальных словообразовательных типов имени существительного (на материале повести Д.Гранина «Зубр») // Семантика русского языка в диахронии. Лексика и грамматика: Сб. ст. Калининград: Изд-во КГУ, 1992. – С. 18-25.

11. Развитие семантики прилагательных в художественном тексте и лингвистический статус окказиональных компаративов // Семантика русского языка в диахронии: Сб. ст. Калининград: Изд-во КГУ, 1994. – С. 72-77.

12. Окказионализмы: проблема перевода с русского на польский / Polsko-wschodnioslowianskie powizania kulturove, literackie i jezykowe. Jezykoznawstwo i translatoryka. Olsztyn, 1995. – C. 101-108.

13. Проблема стилистической адекватности перевода художественного текста // Acta Polono. Ruthenica I. Olsztyn, 1996. – C. 167-176.

14. Эволюция символа «звезда» в русском поэтическом языке 18-20 вв. (лингвистический аспект) // Семантика русского языка в диахронии: Сб. ст. Калининград: Изд-во КГУ, 1996. – С. 51-56.

15. Трудности лексикографического описания окказионализмов // Актуальные проблемы лингвистической семантики и типологии литературы: Материалы Международ. науч. конф. Калининград: Изд-во КГУ, 1997. – С. 8-11.

16. Эволюция антонимической пары «свет – тьма» (окказиональные плюрали в поэтическом языке) // Семантические единицы и категории русского языка в диахронии. Калининград: Изд-во КГУ, 1997. – С. 20-30.

17. Окказиональная деформация фразеологизмов в поэтическом языке // Актуальные проблемы лингвистической семантики: Сб. ст. Калининград: Изд-во КГУ, 1998. – С. 46-55.

18. Окказиональная «фразеология»: Опыт структурно-семантического анализа // Материалы XXVII межвузовской научно-методической конференции преподавателей и аспирантов. Вып. 12. Секция стилистики русского языка: В 2 ч. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1998. Ч.2. – С. 16-24.

19. Нестандартная сочетаемость в поэтическом языке М.Цветаевой // Борисоглебье Марины Цветаевой: Шестая цветаевская междунар. научно-темат. конф.: Сб. ст. М., 1999. – С. 187-193.

20. Феномен нарратива В.Сорокина, или Рецептура «Голубого сала» // Балтийский филологический курьер. Калининград: ГИПП «Янтарный сказ», 2000. № 1. – С. 72-86.

21. Звук и буква в языке русской поэзии // Кирилл и Мефодий: Духовное наследие: Материалы Междунар. конф. / Под ред. Н.Е.Лихиной. Калининград: Изд-во КГУ, 2000. – С. 40-46.

22. Стилистика художественного текста: формы насилия над читателем (на материале произведений В.Сорокина) // Когнитивно-коммуникативные аспекты филологических и методических исследований. Материалы международной конференции 26-27 апр. 2001 г. - Калининград: Изд-во КГУ, 2001. – С. 63-71.

23. Лингвостилистический анализ рассказа В.Набокова «Благость» // Набоковский сборник: Мастерство писателя. - Калининград: Изд-во КГУ , 2001. – С.115-126.

24. Деформация узуальной семантики символа в экспрессионистской стилистике Л.Андреева // Актуальные проблемы литературы: комментарий к ХХ в. Материалы международной конференции. - Калининград: Изд-во КГУ, 2001. – С.47-59.

25. Идиостиль Валерии Нарбиковой: аномалия как норма // Структура текста и семантика языковых единиц: Сб. ст. Калининград: Изд-во КГУ, 2001. Вып 1. – С. 155-171.

26. Типология девиаций в языке художественной литературы последней четверти ХХ в. // Русский язык: исторические судьбы и современность: Международный конгресс исследователей русского языка: Труды и материалы. М.: МГУ, 2001. – С. 436.

27. Читая «Кысь» Т.Толстой как эпикриз культурного одичания // Кирилл и Мефодий: духовное наследие. Калининград: Изд-во КГУ, 2002. – С. 137-143.

28. Отражение современной научной парадигмы в поэтическом языке по-следней четверти ХХ века // Языкознание: Взгляд в будущее / Под ред. Г.И.Берестнева. Калининград: ФГУИПП «Янтарный сказ», 2002. – С. 116-135.

29. Семантический комплекс «немота – молчание – тишина» в поэтическом языке второй половины ХХ в. // Балтийский филологический курьер. Калининград: Изд-во КГУ, 2003. № 2. – С 66-85.

30. Лингвистический анализ рассказа Т.Толстой «Петерс» // Текст в лингво- дидактическом аспекте: Сб. ст. Калининград: Изд-во КГУ, 2003. – С. 41-49.

31. Эхо классической зауми в поэтическом языке конца ХХ века // Структура текста и семантика языковых единиц. Калининград: Изд-во КГУ, 2003. Вып. 2. – С. 12-29.

32. Русский эротический язык: вербализация вопросов пола в современной художественной прозе // Балтийский филологический курьер. Калининград: Изд-во КГУ, 2003 № 3. – С. 157-182.

33. Возможные миры героев Ю. Буйды // Балтийский филологический курьер. Калининград: Изд-во КГУ, 2004. № 4. – С. 189-207.

34. Иноязычные включения в языке прозы В. Пелевина: функционально-семантический анализ // Вестник КГУ. Серия «Языки, литература и культура стран Балтийского моря». Вып. 1. Калининград: Изд-во КГУ, 2004. – С. 28-34.

35. Деструкция, трансформация и заумное творчество в языке русской прозы последней четверти ХХ века: функционально-семантический анализ // Слово в тексте, словаре и культуре: Сб. ст. Калининград: Изд-во КГУ, 2004. – С. 123-144.

36. Словесное выражение смысловой оппозиции «свое – чужое» в рассказах Ю.Буйды // На перекрестке культур: русские в Балтийском регионе. Вып. 7: В 2 ч. Калининград: Изд-во КГУ, 2004. Ч. 1. – С. 204-213.

37. «Чайка» Б.Акунина: лингвопоэтика remake’a и retake’a // Балтийский филологический курьер. Калининград: Изд-во РГУ им. И.Канта, 2005. № 5. – С. 77-98.

38. Лингвопоэтика мифа новейшего времени (на материале романов В.Сорокина «Путь Бро» и «Лёд») // Структура текста и семантика языковых единиц: Сб. науч. тр. / Отв. ред. Н.Г.Бабенко. Калининград: Изд-во РГУ им. И.Канта, 2005. Вып. 3. – С. 81-95.

39. Н.В.Гоголь – родоначальник поэтики русского постмодернизма? // Альтернативный текст: версия и контрверсия: Сб. ст. / Под ред. Т.В.Цвигун, А.Н.Чернякова. Калининград: Изд-во РГУ им. И.Канта, 2006. Вып. 1. – С. 69-86.

40. Лингвопоэтика топонимики современной русской литературы // Вестник Российского государственного университета им. И.Канта. Вып. 8: Серия Филологические науки. Калининград: Изд-во РГУ им. И.Канта, 2006. – С. 59-65.

41. Бестиарий современной прозы в аспекте импликации / экспликации культурных коннотаций // Семантико-дискурсивные исследования языка: экспликация / импликация выражения смыслов: Сб. ст. Калининград: Изд-во РГУ им. И.Канта, 2006. – С. 274-290.

42. Бабенко Н.Г. Лингвопоэтика русской литературы эпохи постмодернизма // Wschód – Zachód. Dialog języków i kultur. Słupsk, 2006. – C. 119-122.

43. Художественная топонимика Юрия Буйды (лингвопоэтический анализ) // Мир русского слова. 2006. № 6. – С. 50-56.

44. Зоометафора единорог в художественной интерпретации Аллы Боссарт и Юрия Буйды // Балтийский филологический курьер. Калининград: Изд-во РГУ им. И.Канта, 2007. № 6. – С. 318-326.

45. Лингвопоэтика инсталляции и перформанса (на материале пьесы Нины Садур «Памяти Печорина») // Альтернативный текст: версия и контрверсия. Калининград, 2007. Вып. 2. – С. 38-50.

46. Лингвопоэтика современного литературного бестиария // Исторические судьбы русского языка: III Международный конгресс исследователей русского языка: Труды и материалы. М.: МГУ, 2007. – С. 639.

47. Лингвопоэтический анализ пьесы Нины Садур «Памяти Печорина» // Электронный вестник ЦППК ФЛ. № 0420700030077.

48. Лингвистическая и литературная ипостаси культурного концепта «норма» // Семантика: слово, предложение, текст. Сб. науч. тр. Калининград: Изд-во РГУ им. И.Канта, 2007. – С. 34-47.

49. Грамматическая аномалия в современном художественном тексте: функционально-семантический анализ // Лингвистика и поэтика в начале третьего тысячелетия. Материалы международ. науч. конф. ИРЯ РАН, М.: Словари. ру., 2007. – С. 318-324.