RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17332 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Кузнецов Валерий Николаевич

Научная тема: « ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ В СРЕДНЕМ И НИЖНЕМ ПОВОЛЖЬЕ В 1907 – НАЧАЛЕ 1917 ГГ. »

Научная биография   « Кузнецов Валерий Николаевич »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 07.00.02

Год: 2010

Отрасль науки: Исторические науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. реальный водораздел между правыми и левыми партиями, который делал невозможными любое сотрудничество и даже контакты, проходил по линии кадеты-октябристы. По одну сторону оказывались социал-демократы с эсерами и кадеты. Не смотря на взаимную критику, радикалы и конституционные демократы при определенных условиях были готовы к объединению перед лицом правых сил и такие объединения, действительно, имели место на думских выборах и перед 1917 г. Октябристы занимали позиции близкие к черносотенцам. И те и другие не исключали возможности совместной борьбы с революционными силами, к которым они причисляли и кадетов. Союз имел место на думских выборах. Межпартийная критика внутри обеих групп носила намного менее жесткий характер, чем полемика между партиями из разных групп;
  2. в то время как революция, в качестве явления общегосударственного, завершилась 3 июня 1907 г., в изучаемом регионе в 1907 г. никакого серьезного изменения с точки зрения динамики революции не произошло. Действительный спад приходится на конец 1908 г. Именно этим временем можно определить финал революции в Среднем и Нижнем Поволжье. К концу 1908 г. революционные организации прекращают свое существование, резко падает численность членов РСДРП и ПСР и сокращается до минимума их антиправительственная деятельность. Губернским жандармским управлениям удалось установить практически полный контроль над радикалами;
  3. новый общественный подъем, начавшийся в общегосударственном масштабе в 1911 г. на Среднее и Нижнее Поволжье распространился в самой минимальной мере. Никаких серьезных изменений по сравнению с периодом реакции в регионе не наблюдается. Революционеры не только не смогли воссоздать свои организации, но и за редким исключением не стремятся к этому, находя, что такие попытки заранее обречены на провал. Революционные силы по-прежнему малочисленны, подвержены склокам и расколам и серьезной революционной деятельности почти не ведут. Не происходит значительного роста забастовочного и тем более крестьянского движения;
  4. оживление революционного движения связано с начавшейся войной и падает на 1915 г. Однако существенного подъема антиправительственной активности в Поволжье к 1917 не происходит. Небольшая активизация 1915-1916 гг. оказывалась весьма далека от реалий 1907, не говоря уже о 1905 г. Такое революционное движение не представляло опасность для власти. Не произойди революция в столице, в регионе в 1917 г. она бы не началось наверняка;
  5. не партии определяли уровень политического сознания жителей региона и определяли их активность в этой сфере, а наоборот, масштабы деятельности политических партий оказывались в зависимости от настроения масс, которое определялось такими факторами как принадлежность к той или иной социальной группе и политической ситуацией в общероссийском масштабе. В начале XX века партии не имели технической возможности формировать сознание людей.
  6. наименее влиятельными среди революционных сил являлись анархисты и максималисты. В Среднем и Нижнем Поволжье действовали их небольшие не связанные друг с другом группы, часто представляющие из себя уголовные шайки. Их деятельность как правило сосредотачивалась на проведении убийств (терактов) и грабежей (экспроприаций). Полученные деньги в основном шли на личные нужды. Никакого широкого отклика в обществе их деятельность не имела;
  7. эсеры с 1907 по начало 1917 г. проделали наиболее серьезную эволюции в сторону поправения и умеренности. Они всех дольше не хотели видеть поражения революции и в течении всего 1907 г. призывали народ к вооруженному восстанию. Под ударами властей теряя связи с деревней, эсеры становятся городской парией по составу и объектам революционной работы. Проигрывая социал-демократам в борьбе за городские низы, эсеры переключаются на террор и проводят в 1907 г. ряд крупных убийств. Репрессии дезорганизуют эсеров и в 1908 г. распадаются их последние организации. Эсеровское движение последующих лет - это небольшие сообщества партийных интеллигентов, в очень малых масштабах ведущие подпольную деятельность. Усиливается тяга к легализации и союзу с либералами. По отношению к войне большинство эсеров региона заняли оборонческие позиции;
  8. если в российском масштабе вехой полного разрыва большевиков и меньшевиков считается партийная конференция в Праге 1912 г., то организационный раскол социал-демократов в регионе имел место в 1913-1914 гг. Это произошло в Саратове и Самаре, то есть там, где партийная жизнь была наиболее интенсивная. В Симбирске и Астрахани, где она едва теплилась, формального размежевания так и не случилось вплоть до начала 1917 г.
  9. меньшевики Среднего и Нижнего Поволжья в основном заняли ликвидаторские позиции и, не веря в скорую новую революцию, строили тактику своей деятельности на принципах постепенности, просветительства и легальности. Они фактически прекратили революционную работу, отложив ее до окончания войны. Наиболее сильные позиции у меньшевиков региона имелись в Самаре и Астрахани. В годы войны меньшевики в основном заняли оборонческие позиции;
  10. к 1917 г. меньшевики и эсеры проделали эволюцию от революционных позиций к либеральным. Неверие в скорую пролетарскую (народную) революцию делало их принципиальными союзниками буржуазии, не смотря на подчеркиваемую ими дистанцированность от нее.
  11. большевики среди других революционных сил в целом оказались наиболее устойчивыми и последовательными врагами самодержавия. В отличие от меньшевиков и эсеров, они выступали против любого союза с либералами, против участия в таких легальных организациях, как военно-промышленные комитеты. Большевики не оставляли попыток воссоздания подпольных организаций. Последняя по времени такая деятельность имела место в Самаре в 1916 г. С 1914 г. большевики Саратова, подобно меньшевикам, не стремились к подпольной организации и даже участвовали в 1915 г. в межпартийных совещаниях, проводимых А.Ф. Керенским. В период войны большевики Астрахани и Симбирска не представляли из себя серьезной политической силы. Критикуя войну, большевики региона не выступали публично за поражение в ней России и превращение ее в гражданскую, что вызвало бы по отношению к ним негативную реакцию даже среди пролетариев;
  12. революционное движение в 1907-1910 гг. в основном состояло из людей молодого возраста (24-25 лет), имеющих низшее образование, неженатых. В дальнейшем при резком сокращении притока новых людей в радикальное движение происходит его определенное «старение»;
  13. в уездах членами эсеровской партии состояли в основном местные интеллигенты, а в городах это были лица наемного труда, но в меньшей степени фабрично-заводской пролетариат. Социал-демократы имели своим социальным фундаментом также представителей наемного труда, но с большим процентом фабрично-заводских рабочих.
  14. революционное движение региона прямо зависело от двух факторов. Во-первых это политические пристрастия населения, которые были подвержены серьезным колебаниям. Поражение революции на российском уровне привело к разочарованию многих участвовавших в ней и ей симпатизировавших в ее перспективах, к боязни репрессий со стороны властей. Это сказалось на деятельности партий в Среднем и Нижнем Поволжье и в каждом случае по своему привело к значительному сокращению активности политических партий. К 1915-1916 гг. ситуация меняется в противоположную сторону. Возрождается вера в политические изменения, в приход к власти буржуазии, что катализирует деятельность старых (кадеты) и новых либералов (меньшевики и эсеры). Второй фактор - эффективность работы жандармских органов. В целом начальники губернских жандармских управлений и их помощники в уездах представляли из себя типичных провинциальных работников, не всегда контролирующих подпольную деятельность. Положительным исключением был начальник саратовского охранного отделения А.П. Мартынов.
  15. кадеты являлись наиболее влиятельной и действенной политической силой среди либералов. На протяжении всего изучаемого периода, они стремились выступить в роли объединителя всех антиправительственных сил, что им частично удавалось на выборах в Государственные Думы и в период 1915-начала 1917 гг. Кадеты опирались на устойчивый электорат, партия состояла из убежденных людей уже не молодого возраста, поэтому кадетское движение отличалось стабильностью и не знало значительных спадов или подъемов. К началу 1917 г. кадеты региона организационно, политически и психологически были готовы к взятию власти в губерниях;
  16. октябристы занимали крайне правый фланг либерального движения, часто смыкаясь с монархистами и националистами, с которыми их объединяла неприятие любой антимонархической борьбы и тем более к революции, и антисемитизм. Октябристы выступали в качестве простолыпинской партии и после убийства П.А. Столыпина их деятельность на местах постепенно сходит на нет. Социальной опорой октябристов являлся количественно незначительный слой крупных собственников и чиновников и их большое представительство в III и IV Государственной Думе объясняется недемократическим избирательным законом.
  17. монархическо-националистическое (черносотенное) движение в регионе являлось наиболее неоднородным по социальному составу, требованиям и организационному оформлению. Здесь действовали такие крупные конкурирующие между собой организации, как Союз русского народа (затем дубровинский союз), Православный братский союз, Народный союз имени Михаила Архангела. В Астрахани все исследуемое время существовала местная Народная монархическая партия, в Симбирске с 1909 г. отдел Всероссийского национального союза. Членами черносотенных организаций являлись и помещики, и мелкие и средние торговцы, и представители городских низов, в том числе рабочие. Имелись отелы черносотенных организаций и в уездах. Отсюда частые столкновения между «низами» и «верхами» организаций, когда первые выступали против сохранения в неприкосновенности помещичьих земель, за восьмичасовой рабочий день, а вторые были категорически против этого. Общим у столь разных людей были антисемитизм, монархизм и ненависть к революции. Считая неприкосновенной царскую особу, черносотенцы довольно резко критиковали губернские власти и П.А. Столыпина, что вызывало со стороны властей гонения на них;
  18. ни одна из партий не имела доминирующего влияния на общество в целом, и каждая действовала среди близкого им социального слоя.

Список опубликованных работ

Монографии

1. Кузнецов В.Н. Политические партии в Среднем и Нижнем Поволжье в 1907-начале 1917 гг. Ульяновск: 2007, (13,9 п.л.).

2. Кузнецов В.Н. Pro et contra: жандармы и революционеры в Поволжье в 1906-1917 гг. Ульяновск: 2007, (13 п.л.).

Работы, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах, определенных ВАК

3. Кузнецов В.Н А.Ф.Керенский в Поволжье в 1912-1916 гг. (статья)// Вопросы истории, 2007, № 3, (0,25 п.л.)

4. Кузнецов В.Н. Черносотенцы в Поволжье (статья)// Вопросы истории, 2008, № 8, (0,87 п.л.)

5. Кузнецов В.Н. Эсеры Среднего и Нижнего Поволжья в 1911 – начале 1917 г.//Известия Самарского научного центра РАН, 2009, № 6 (0,43 п.л.)

6. Кузнецов В.Н. Большевики в Среднем и Нижнем Поволжье в 1911 – начале 1917 гг.//Вестник Чувашского университета, № 4, 2009, (0,37 п.л.)

7. Кузнецов В.Н. Либералы Среднего и Нижнего Поволжья в 1907 – начале 1917 гг.// Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета, 2010.

8. Кузнецов В.Н. Политические партии в Поволжье в 1907-начале 1917 гг. (на материалах Симбирской, Самарской, Саратовской и Астраханской губерний).// Известия Самарского научного центра РАН, 2010, № 2, (0,43 п.л.)

9. Кузнецов В.Н. Максималисты и анархисты в Среднем и Нижнем Поволжье в 1907–1913 гг.// Вестник Чувашского государственного педагогического университета, 2010. (0,31 п.л.).

10. Кузнецов В.Н. Выборы во II, III, IV Государственную Думу в Среднем и Нижнем Поволжье// Вестник Чувашского государственного университета, 2010, № 4, (0, 37).

11. Кузнецов В.Н. Российский пролетариат в представлении социал-демократов начала ХХ в.// Преподавание истории в школе, 2010, №6, (0, 43).

12. Кузнецов В.Н. Политические партии в Поволжье в 1907-начале 1917 гг. в борьбе за городское население// Преподаватель XXI век, 2010, №1, (0,43).

Работы опубликованные в других научных изданиях

13. Кузнецов В.Н. Революционер: социальная характеристика (на материалах Поволжья 1907-1910 годы)// Постигая прошлое и настоящее: Межвуз. сб. научн. трудов, вып.9 – Саратов, 1999. (0,43 п.л.).

14. Кузнецов В.Н. Русский народ, отзовись! Черносотенцы Поволжья в борьбе за городское население (1907 – п.п. 1914 гг.)// Первая русская революция 1905-1907 гг.: исторический опыт разрешения внутриобщественного кризиса и современность. Материалы всероссийской научно-практической конференции, посвященной 1000-летию первой русской революции – Ульяновск, 2005, (0,37 п.л.).

15. Кузнецов В.Н. Губернская власть и правые политические организации в Поволжье в 1907 – начале 1917 гг.// Опыт и проблемы взаимодействия ветвей государственной власти и органов местного самоуправления. 100 лет российского парламентаризма. Материалы межрегиональной научно-практической конференции. – Ульяновск, 2006, (0,56 п.л.).

16. Кузнецов В.Н. Революционеры о себе и о товарищах (психологическая характеристика радикального движения на материалах Поволжья 1907-1916 гг.) //Вестник Ульяновского государственного педагогического университета, вып.2 – Ульяновск, 2006, (0,37 п.л.).

17. Кузнецов В.Н. Расстрелянные вместе: И.А. Зеленский и Г.Г. Ягода в социал-демократическом движении Поволжья // Вестник Ульяновского государственного педагогического университета, вып.3 – Ульяновск, 2007, (0,25 п.л.).

18. Кузнецов В.Н. Революционерка: доля женщин в радикальном движении и их социальная характеристика (на материалах Среднего и Нижнего Поволжья)// Женщина в культуре России. Материалы XV всероссийской научно-практической конференции «Человек в культуре России» - Ульяновск, 2007, (0,2 п.л.).

19. Кузнецов В.Н. К вопросу о количественных критериях динамики революционного процесса в России в 1907 – феврале 1917 гг.// Левинтовские чтения, вып.2. Сб. научных трудов. – Ульяновск, 2007, (0,56 п.л.).

20. Кузнецов В.Н. Большевики и меньшевики Поволжья накануне февраля 1917 г.// Материалы Всероссийской научной конференции «1917 год в зеркале истории» - Ульяновск, 2007, (0,87 п.л.).

21. Кузнецов В.Н. Печатная пропаганда эсеров Поволжья в 1907 – начале 1917 гг.// Вестник Ульяновского государственного педагогического университета, вып.4 – Ульяновск, 2008, (0,31 п.л.).

22. Кузнецов В.Н. Симбирский кадет Яков Ефремович Шостак // Краеведческий записки Ульяновского областного краеведческого музея, выпуск 14 (Сборник научных трудов областной научной конференции «История и современность Симбирского-Ульяновского края»), Ульяновск, 2008, (0,37 п.л.).

23. Кузнецов В.Н. Начальник Симбирского ГЖУ генерал-майор Бабушкин и революционное подполье в Симбирской губернии// Вестник Ульяновского государственного педагогического университета, вып.5 – Ульяновск, 2009, (0,32 п.л.).

24. Кузнецов В.Н. «Конек-скакунок» - образец эсеровской пропаганды в Поволжье// V Сытинские чтения. Материалы Всероссийской научной конференции «История и культура Поволжья в микроисторическом измерении» - Ульяновск, 2010, (0,25 п.л.).

25. Кузнецов В.Н. Борьба политических партий в Поволжье по вопросу создания рабочих групп ВПК// Вестник Ульяновского государственного педагогического университета, вып.6 – Ульяновск, 2010, (0,37 п.л.).