RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17419 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Третьякова Елена Юрьевна

Научная тема: « ПУШКИНСКАЯ МОДЕЛЬ ЖУРНАЛИСТИКИ: СТРУКТУРА, КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ И ПРАКТИКА ПРОСВЕЩЕННЫХ РЕФОРМ ПЕЧАТИ »

Научная биография   « Третьякова Елена Юрьевна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 10.01.10

Год: 2010

Отрасль науки: Филологические науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Пушкинская модель журналистики объединила проекты просвещенной реформы печати, имевшиеся у наиболее близких поэту представителей русского общественного мнения первой трети XIX века. Подготовительный этап, когда эти проекты обсуждались, но еще не были опробованы, прошел до 1825 г. На втором этапе (1825-1829) диалог о «вхождении поэзии в действительность» сопровождался апробацией журнального проекта русских сторонников немецкой философской теории романтизма. Начало третьего этапа (1830-1836) следует отсчитывать с Болдинской осени - творческой лаборатории, в которой Пушкин наедине с самим собой выверил замысел любомудров подходом к задачам периодического издания, сложившимся у арзамасцев как противников ложного классицизма. Эти «очистители языка» считали наиважнейшим эпический баланс книжной / некнижной речи, при котором происходящему на сцене журналистики живо откликается амфитеатр. Решение об органичной поддержке «нормального хода словесности» стало основой «журнала русского». В соответствии с этой моделью печатные органы выступают зрелыми образцами ментального единства, пронизывающего все разнообразие жизненных наблюдений и мнений. Каждый том журнала (газеты) - звено процесса, сохраняющего «в движении покой». Гармоничный культурно-языковой и нравственный итог не сковывает приволье и широту приложения творческих сил любого из участников журнального замысла. Пример тому - ансамбль материалов пушкинского «Современника».
  2. Пушкин активизировал тип персонального мифотворчества, позволяющий «и в книге говорить, как в сказке». Приобщенный к воспроизводству матрицы архаического Древа Речи литературный язык явил богатырскую мощь органического развития, природа которого гораздо богаче результатов аллегорико-метафорической переработки мифологического материала. При вторичной переработке обломки мифа - мотивы, образы, сюжеты - становятся подсобным материалом герменевтических практик; каждая отрасль знания создает свой искусственный язык, и расслоение (амальгамирование) языкового опыта ведет к распаду культурного предания. Глобальные информационные кризисы успешно преодолевают органично развитые культурные миры, в которых пространство познания сращено с историческим преданием этноса, а необходимые мыслительные процедуры компактно хранит «внутренняя форма» живого языка, энергетически емко проявляющая себя при ненарративной (гармоничной) центровке смысла сравниваемых реалий и метонимическом единстве метаморфоз речи.
  3. «Журнал русский» (альтернатива «журналу европейскому») создавался как инструмент информационной деятельности, обеспечивающий именно такую монистическую центровку предметных и непредметных единств. Такая модель журналистики универсально упрочивала синтез просвещенных преобразований: закрепляла и уравновешивала подвижное перекрестье ретроспективно / проективных лучей, воссоединявших практику «школы гармонической точности» (по Л. Я. Гинзбург, - совместный результат деятельности трех преемственных волн культурной жизни русского просвещенного дворянства) с идеями философской критики, которая «не сухо и дельно» объясняла законы органичного культурно-языкового развития. Этим ознаменован выдающийся момент в истории русской журналистики 1820-1830-х гг., когда, как сказал П. А. Вяземский, «силы раздробленные, второстепенные» не могли заменить собой «силу полную и сосредоточенную». Смиренно-личностные звенья информационного потока - проводники умозрения «сквозь магический кристалл», вовлекающие в сферу действия энергий эпического понимания мира современность и историю (наследуемые от поколения к поколению ретроспективно-проективные отрезки пути) - и создают тот «общий богатый итог» книжного / некнижного опыта, который может служить эталоном безопасных культурных технологий. Пушкинская модель журналистики - наиболее полный их образец, освоение которого послужит переходу от фазы «заката культуры» к новой фазе расцвета.
  4. Извлечь из созданной Пушкиным реалии доступный современному познанию механизм, дать оздоравливающий импульс практике СМИ и СМК призвана концепция сингармонизма («всесозвучие» - от sýn `вместе`, harmonía `созвучие`) книжных / некнижных компонентов информационного процесса. Комплекс ее доказательных и объяснительных возможностей позволяет раскрыть феномен золотого века русской культуры Нового времени как устойчивый континуум словесно-жизненного предания, выросший на базе просвещенных реформ журналистики. Гармоническим центром этого континуума и накопленного нашими соотечественниками многовекового культурно-языкового опыта оказался этап преобразований, возглавленный гениальным поэтом. Тогда подтвердилось, что звенья синхронных информационных взаимодействий (в пушкинскую эпоху их создавала журналистика, теперь - СМИ и СМК) способствуют не только видоизменению, но и определенной группировке книжных / некнижных компонентов культуры. Типов группировки два: сужающийся (эгоцентричный) и широкий (устойчиво транслирующий эпический пульс жизни органично развитого культурно-языкового предания).
  5. Смиренно-личностный («белкинский») тип коммуникативной позиции, при котором субъект речи не репрезентирует в информационной деятельности эгоистические (свои или групповые) интересы, оптимален для синхронно действующих информационных звеньев: наброски родословной и другие фрагменты персонального мифа поэта показывают, что он отдавал предпочтение именно этому типу журналистской активности. Пушкин разъяснял цели реформ в притчах, перерабатывал смысл журнальных полемик так, чтобы звучащий сию минуту на страницах периодики хор (ансамбль издания) эпически проецировал в будущее лучшие достижения народа. По дневнику событий Болдинской осени 1830 г. (моножурналу, фиксировавшему результаты философского эксперимента, о котором гласит пушкинский тезис: «Вдохновение нужно в поэзии, как в геометрии») можно реконструировать пушкинский анализ драмы европейского самосознания. Проверяя возможности умозрения «сквозь магический кристалл», поэт отыскал модель, устраняющую индивидуалистические противоречия. Среди любомудров (старших славянофилов) наиболее полезное для создания безопасных информационных технологий разъяснение этой модели найдено И. В. Киреевским (работы 1856 г.). Освоение соответствующих лингвофилософских представлений полезно вести в совокупности с применением в теории журналистики психолингвистических (А. А. Потебня) и иных методик, на которых построены работы о мифе Ф. И. Буслаева, А. Н. Веселовского и других выдающихся представителей русской гуманитарной школы XIX столетия.
  6. Входящее в концепцию сингармонизма учение о топологии ментального пространства дает соответствующий современным когнитивным практикам вариант разъяснения апофатических элементов мышления, в основе которого лежит «кристаллизация» духовного опыта. Соответствующий философский базис культурно-информационных и образовательных технологий поможет устранить факторы амальгамирования, ведущие к недоразвитию массового сознания, и целенаправленно формировать реалистическое речевое мышление у представителей журналистских профессий. Совокупность историко-познавательных и дидактико-прагматических аспектов вопроса о пушкинской модели «журнала русского» - инструмент прогнозирования и выработки преемственных шагов, направленных к коренному улучшению культурно-языковой ситуации в стране.

Список опубликованных работ

Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Третьякова Е.Ю. К вопросу о создании безопасных информационных технологий / Е.Ю. Третьякова // Культурная жизнь Юга России. – 2009. – № 5 (34). – С. 17–19.

2. Третьякова Е.Ю. Философско-эстетические аспекты реформ русской журналистики в осмыслении современников А. С. Пушкина / Е.Ю. Третьякова // Культурная жизнь Юга России. – 2009. – № 1 (30). – С. 4–7.

3. Третьякова Е.Ю. Пушкин и любомудры: культурологическая рефлексия и опыт просвещенных реформ журналистики / Е.Ю. Третьякова // Вестник ВГУ (Серия: Филология. Журналистика). – 2008. – № 2. – С. 126–133.

4. Третьякова Е.Ю. Гармония книжных / некнижных компонентов культурно-языкового предания и основы устойчивости мифа национальной культуры / Е.Ю. Третьякова // Социально-гуманитарные знания. – 2008. – № 4. – С. 268–272.

5. Третьякова Е.Ю. Совершенствование категориального аппарата современной науки о культуре / Е.Ю. Третьякова // Культурная жизнь Юга России. – 2006. – № 3 (17). – С. 16–17.

6. Третьякова Е.Ю. Вузовский компонент культурологического образования / Е.Ю. Третьякова // Культурная жизнь Юга России. – 2004. – № 2 (8). – С. 3–7.

7. Третьякова Е.Ю. Русская филологическая школа и проблемы печати / Е.Ю. Третьякова / Е.Ю. Третьякова // Культурная жизнь Юга России. – 2003. – № 4 (6). – С. 12–15.

8. Третьякова Е.Ю. Книжность как категория качественной культурной информатизации / Е.Ю. Третьякова // Научная мысль Северного Кавказа. Приложение. – 2006. – № 11. – С. 102–107.

9. Третьякова Е.Ю. Национальная идентичность и воссоединение культурной истории народов / Е.Ю. Третьякова // Культурная жизнь Юга России. – 2004. № 4 (10). – С. 42–45.

10. Третьякова Е.Ю. Поэзия это гармония / Е.Ю. Третьякова // Культурная жизнь Юга России. – 2007. – № 1 (19). – С. 92–94.

Публикации в иных изданиях:

11. Третьякова Е.Ю. Коммуникативное пространство печати: пушкинская модель: монография / Е.Ю.Третьякова.– Краснодар: КубГУ, 2002.– 229с.

12. Третьякова Е.Ю. Пушкин и любомудры: две стороны диалога о просвещенной реформе печати: учеб. пособие / Е.Ю. Третьякова. – Краснодар: КубГУ, 2007. – 60 с.

13. Третьякова Е.Ю. Николай Иванович Надеждин: своеобразие публицистического творчества: учеб. пособие к спецкурсу / Е.Ю. Третьякова. – Краснодар: КубГУ, 1997. – 32 с.

14. Третьякова Е.Ю. Ирония в структуре художественного текста: учеб.-методич. пособие. / Е.Ю. Третьякова. – Краснодар: КГУКИ, 2008.– 34 с.

15. Третьякова Е.Ю. Культурология. Философия, теория и история мировой культуры: для студентов факультета журналистики / Е.Ю. Третьякова. – Краснодар: КубГУ, 1999. – 332 с.

16. Третьякова Е.Ю. Искусство тысячелетиями отточенной речи и контакта с аудиторией. Риторика в терминах и понятиях: учеб.-методич. пособие для студентов нефилологич. специальностей / Е.Ю. Третьякова. – Краснодар, КГУКИ, 2007. – 88 с.

17. Третьякова Е.Ю. Понимание категории «открытость» при непозитивистском подходе к технологиям культурной информатизации / Е.Ю. Третьякова // Информационная культура и эффективное развитие о-ва: материалы междунар. науч. конф. Краснодар, 21–24 сент. 2005 г. – Краснодар, 2005. – С. 50 –52.

18. Третьякова Е.Ю. Использование собственной родословной в журнальных выступлениях Н. А. Полевого и А. С. Пушкина / Е.Ю. Третьякова // Журналистика на рубеже тысячелетий: материалы междунар. науч.-теоретич. конф. Ростов-на-Дону – Новороссийск, 11–14 сент. 2000 г. – Ростов н/Д, 2000. – С. 74 –76.

19. Третьякова Е.Ю. Историческая проблематика в русской печати 1820–1840-х гг.: поиск и обретение пространства общенационального взаимопонимания / Е.Ю. Третьякова // Пространство и время в восприятии человека: ист.-психологич. аспект: материалы XIV междунар. науч. конф. СПбГУ и отд. Междунар. ассоциации историч. психологии СПб. отд. Филос. о-ва РАН, Санкт-Петербург, 2003 г.: в 2-х ч. – СПб., 2003. – Ч. 2. – С. 235–238.

20. Третьякова Е.Ю. Типы книжности и оптимизация культурного пространства / Е.Ю. Третьякова // Культура и образование в информационном о-ве: материалы междунар. науч.-теоретич. конф., Краснодар, 16–18 сент. 2003 г. – Краснодар, 2003. – С. 185–188.

21. Третьякова Е.Ю. Смысл понятия «эпоха общественного самосознания»: перспективы развития культуры при «западной» и «русской» моделях СМИ / Е.Ю. Третьякова // Наследие В. В. Кожинова и актуал. пробл. критики, лит-ведения, ист., филос.: материалы междунар. науч.-практич. конф. АГПИ, Армавир, 15–16 мая 2002 г.: в 2 ч. – Армавир: 2002. – Ч. 2. – С. 86–95.

22. Третьякова Е.Ю. Свято место пусто не бывает: к вопросу о состоянии культурного пространства / Е.Ю. Третьякова // Наследие В. В. Кожинова и актуал. пробл. критики, лит-ведения, ист., филос.: материалы II междунар. науч.-практич. конф. АГПИ, Армавир, 6–8 мая 2003 г.: в 2 ч. – Армавир, 2003. – Ч. 1. – С. 177–181.

23. Третьякова Е.Ю. Русская культурологическая школа и новые образовательные технологии / Е.Ю. Третьякова // Наследие В. В. Кожинова и актуал. пробл. критики, лит-ведения, ист., филос.: материалы III междунар. науч.-практ. конф. АГПИ, Армавир, 14–15 мая 2004 г. – Армавир, 2004.– С. 230–237.

24. Третьякова Е.Ю. О двух типах динамики нравственных приоритетов / Е.Ю. Третьякова // Динамика нравств. приоритетов человека в процессе его эволюции: материалы XIX междунар. науч. конф. СПбГУ, и отд. Междунар. Ассоц. историч. психологии СПб. отд. Филос. о-ва РАН, Санкт-Петербург, 15–16 мая 2006 г.: в 2-х ч. – СПб., 2006. – Ч. 1. – С. 87–90.

25. Третьякова Е.Ю. Антиномия гений – простой человек в системе технологических и нравственных ориентиров культуры / Е.Ю. Третьякова // Научно-культурологический журнал RELGA. – № 7 (170) 20.05.2008. URL: http//www.relga.ru

26. Третьякова Е.Ю. «Колесо» и «мир» в персональном мифе Л.Н. Толстого / Е.Ю. Третьякова // Научно-культурологический журнал RELGA. – № 13 (176) 20.09.2008. URL: http//www.relga.ru

27. Третьякова Е.Ю. О принципах периодизации журналистской деятельности А. С. Пушкина / Е.Ю. Третьякова // Историч. развитие отечеств. и зарубежн. журналистики в контексте современности: материалы междунар. науч. практич. конф. – Ростов-на-Дону, 21–23 сент. 2006 г. – Ростов н/Д, 2006. – С. 185–188.

28. Третьякова Е.Ю. Публицистика Н. И. Надеждина: эпоха, мировоззрение, стиль / Е.Ю. Третьякова // Проблемы истории журналистики. – Краснодар, КубГУ, 1997. – С. 43–58.

29. Третьякова Е.Ю. О поэтической мифологии Пушкина / Е.Ю. Третьякова // Акценты. Воронеж. – 1999. – № 1–2. – С. 24–29.

30. Третьякова Е.Ю. Пушкин и русский национальный миф / Е.Ю.Третьякова // А. С. Пушкин и русская национальная идея: материалы науч.практ. конф. – Краснодар, МЭГУ, 1999. – С. 71–75.

31. Третьякова Е.Ю. Особенности притчевого начала в сказках Пушкина / Е.Ю. Третьякова //«Громада двинулась и рассекает волны. Плывет. Куда ж нам плыть?»: материалы науч.-практ. конф. «Пушкинские чтения – IΙΙ» Ин-та им. К. В. Россинского и Кубанск. отд. Филос. о-ва РАН. – Краснодар, 2002.– С. 101–105.

32. Третьякова Е.Ю. К вопросу о свободном конфликте / Е.Ю. Третьякова // «Свободы сеятель пустынный я вышел рано, до звезды…»: пробл. свободы в аспекте современности: материалы всерос. конф. «Пушкинские чтения – V». Кубанск. отд. Филос. о-ва РАН, ин-т им. К. В. Россинского. 6 июня 2004 г. С. 113–117.

33. Третьякова Е.Ю. Сингармонизм и качественная культурная информатизация / Е.Ю. Третьякова // Конф. Центра гуманит. иссл. КГУКИ, 26 июня 2006 г.: сб. материалов и сообщ. – Краснодар, 2006. Вып. 1. – С. 68–74.

34. Третьякова Е.Ю. О журналистском реализме / Е.Ю. Третьякова // Журналистика: информационное пространство. – Краснодар. – 2001. – № 1. – С. 46–57; 2002. – № 3. – С. 28–50; 2002. – № 4. – С. 34–58.

35. Третьякова Е.Ю. Возможен ли эпический дискурс в СМИ? / Е.Ю. Третьякова // Вестник ин-та им. К. В. Россинского. – Краснодар, 2003. – № 1 (7). – С. 12–16.

36. Третьякова Е.Ю. Некоторые аспекты понятия «дух народа» в полемике Пушкина со славянофилами / Е.Ю. Третьякова // Вестник ин-та им. К.В. Россинского. – Краснодар, 2003. – № 1 (7). – С. 34–35.

37. Третьякова Е.Ю. Море в поэтической мифологии Пушкина / Е.Ю. Третьякова // Поэтика русской литературы. Золотой век, Серебряный век: сб. науч. ст. – Краснодар, 1999. – С. 3–35.

38. Третьякова Е.Ю. Вопрос о пределах гениального и смиренного / Е.Ю. Третьякова // Философия любви и добра: материалы науч.-практ. конф. «Пушкинские чтения – ΙΙ» Ин-та им. К. В. Россинского и Кубанск. отд. Филос. о-ва РАН, 2 дек. 2001 г. – Краснодар, 2001. – С. 70–76.

39. Третьякова Е.Ю. «Я гимны прежние пою...» (к 175-летию возвращения Пушкина из ссылки в Михайловское) / Е.Ю. Третьякова // Научно-культурологический журнал RELGA. – № 18 (72) 29.09.2001. URL: http//www.relga.ru

40. Третьякова Е.Ю. Проблемы этико-философской позиции журналиста в переходный период жизни общества/ Е.Ю. Третьякова // Социальная, нравственная и юридическая ответственность СМИ в реформируемом о-ве. – Краснодар, 2001. – С. 79–82.

41. О принципах стилевого единства в публицистике Н. И. Надеждина / Е.Ю. Третьякова // Журналистика в 1996 г.: тез. науч.-практ. конф. МГУ. – М., 1997. – Ч. 5. – С. 19.

42. Третьякова Е.Ю. Публицистика И. В. Киреевского как звено пушкинской традиции в русской журналистике / Е.Ю. Третьякова // Журналистика в 1998 г.: материалы науч.-практ. конф. МГУ, Ассоц. преподавателей и исследователей журналистики СП России, каф. журналистики и массовой коммуникации ЮНЕСКО, 2–5 февр. 1999 г. – М., 1999. – Ч. 2. – С. 13–15.

43. Третьякова Е. Об актуальных аспектах исследования журнальной публицистики П.А. Вяземского / Е. Третьякова // Журналистика в 2000 г.: реалии и прогнозы: материалы науч.-практ. конф. МГУ, Ассоц. преподавателей и исследователей журналистики СП России, каф. журналистики и массовой коммуникации ЮНЕСКО, февр. 2001 г. – М., 2001. – Ч. 9. – С. 55–56.

44. Третьякова Е.Ю. Достоевский о «формировании слога» журнальной литературы / Е.Ю. Третьякова // Журналистские феномены и их познавательный потенциал: в 2 ч. – М.; Краснодар, 2000. – Ч. 1. – С. 94–110.

45. «Бедные люди» как притча об отношении литературы к читателю / Е.Ю. Третьякова // Научно-культурологический журнал RELGA. – № 2 (80) 30.01.2002. URL: http//www.relga.ru

46. Третьякова Е.Ю. О методологических основаниях защиты книжной культуры от «информационного взрыва» / Е. Ю.Третьякова // Совр. библиотеки в инновационном образовательном процессе: материалы всерос. науч.-практ. конф. ТюмГУ, апр. 2003 г.– Тюмень, 2003. – С. 129–133.

47. Третьякова Е.Ю. Два типа книжности и их роль в прошлом, настоящем и будущем Вселенной Гутенберга: лекц. по курсу «Книговедение» / Е.Ю. Третьякова // Формирование науч.-методич. основ учеб. процесса по спец. «Книгораспространение»: сб. учеб.-методич. материалов. – Краснодар, 2005. – Вып. 1. – С. 95–101.

48. Третьякова Е.Ю. Как мы понимаем категорию «книжность»? / Е.Ю.Третьякова // Журналистика: информационное пространство. – Краснодар. – 2006. – № 4. – С. 23–26.

49. Третьякова Е.Ю. Стиль и слог речи: индивидуальное, персональное и личностное начало языковой деятельности / Е.Ю. Третьякова // Формирование науч.-методич. основ учеб. процесса по спец. «Книгораспространение»: кн. лекций. – Краснодар, 2008. – Вып. 2 . – С. 48–62.

50. Третьякова Е.Ю. Мир в кристалле провинциального времени / Е.Ю. Третьякова // Среди текстов: сб. тр., посв. 65-летию А. И. Слуцкого. – Краснодар, КГУКИ, 2006. – С. 38–53.

51. Третьякова Е.Ю. Органичный язык и глобальные культурные стратегии в эпоху электронных СМИ / Е.Ю. Третьякова // Мир культур: материалы всерос. науч.-творч. конф. Сочи, 14–16 сент. 2007 г. Краснодар, 2007. – С. 140–150.

52. О персональных мифах А. С. Пушкина и Ю. П. Кузнецова / Е.Ю. Третьякова // Cын Отечества: II междунар. науч.-практич. конф., посв. творч. наследию Юрия Кузнецова. ИМЛИ РАН, СП России. – Москва, 13–14 февр. 2008. – М., 2008. – С. 63–70.

53. Третьякова Е.Ю. О «пушкинском подходе» к задачам журнальных полемик / Е.Ю. Третьякова // Научно-культурологический журнал RELGA. – № 7 (187) 10.05.2009. URL. http//www.relga.ru

54. Третьякова Е.Ю. Можно ли сломать сложившуюся схему представлений о книжно-журнальном процессе пушкинской эпохи? / Е.Ю.Третьякова // Журналистика: история и современность: материалы междунар. науч.-практич. конф., Ростов-на-Дону, 1–4 сент. 2009. – Ростов н/Д, 2009. – С. 266–269.

55. Третьякова Е.Ю. «Не в том беда, Видок Фиглярин... ». Об одной попытке обеднить историю русской литературы / Е.Ю. Третьякова // Научно-культурологический журнал RELGA. – № 15 (195) 20.10.2009. URL: http//www.relga.ru