RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17373 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Гертнер Светлана Леонидовна

Научная тема: « КУЛЬТУРНЫЕ ИНТЕРЕСЫ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭЛИТЫ: РЕАЛЬНОСТЬ, СУБСТАНЦИОНАЛЬНОСТЬ, ТРАНЗИТИВНОСТЬ »

Научная биография   « Гертнер Светлана Леонидовна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 24.00.01

Год: 2010

Отрасль науки: Философские науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Существующие на сегодняшний день в науке подходы к изучению элиты «схватывают» либо отдельные стороны данного явления: (политологическая, экономическая трактовка); ее позицию в социальной иерархии (структурно-функциональный подход); наиболее часто встречающиеся у представителей элиты психологические черты (психологическая трактовка); более высокие ценности, нежели те, которыми располагает масса (ценностный подход); сегмент элиты, чья деятельность осуществляется в отрасли культуры (культурологический подход) и др. Отталкиваясь от знания, нацеленного на постижение сущности элиты, накопленного в каждом из проанализированных подходов и, в то же время, избегая заключающихся в них крайностей, объясняемых спецификой взгляда на изучаемый феномен, мы понимаем под элитой социальную группу, способную принимать решения в рамках определенной темпорально-территориальной реальности и обладающей ресурсами для их осуществления. Элита с точки зрения теоретико-культурного подхода выступает не только как феномен власти и обладатель собственности, но и носитель культуры, появляющейся в культурных интересах.
  2. Под региональной элитой мы понимаем группу людей, наделенных такими властными полномочиями, которые обеспечивают способность принимать и реализовывать решения, а также добиваться от других их реализации, а следовательно имеющих возможность изменить и законсервировать в лучшую или в худшую сторону ситуации в регионе. Под властными полномочиями мы понимаем систему формализованной институциональной власти, проявляющейся в том, что субъект занимает верхние уровни в политической, экономической или силовой иерархии, а также является обладателем, создателем или транслятором культурных кодов, имеющих влияние или разделяемых различными социальными группами населения, входящих в структуру ценностных ориентаций, интересов, стабильных структур менталитета населения региона.
  3. Современные концепции культуры, достаточно полно отражающие ее феномен, не всегда обладают соответствующим понятийным потенциалом для характеристики культурных интересов элиты как динамично развивающегося явления. Так понятийная сфера современной теории культуры не обладает терминологией, которую можно успешно использовать в описании вновь возникших предметов культурного интереса, социальная значимость которых еще не очевидна. По тому основанию, что они сегодня удовлетворяют культурные потребности, сложно судить об их социальной значимости, а значит и о том, будут ли они переданы будущим поколениям. Поэтому, опираясь на наиболее известные и доказавшие свою состоятельность концепции культуры (М.С. Кагана, Ю. В. Китова, В. М. Межуева, А. Я. Флиера, и др.), нам все же приходится предложить свое собственное определение, задаваемое предметом данного исследования - культурными интересами региональной элиты. В этом понимании культура будет определяться взглядом на себя с позиции другого, осознанием значимости данной «перемены мест», которая в виде социально значимого «остатка», возникающего в ходе содержащейся в нем возможности удовлетворения культурных потребностей социального образования (поколения, социальной группы и т.д.) подлежит передаче последующим поколениям. При этом установление ее сущности будет заключаться в выявлении человеческого содержания предметов и явлений путем задействования эвристического конструкта, сочетающего в себе качества идеи и понятия.
  4. Одной из характеристик интересов элиты, обусловливающей поддержку ею проектов, рассчитанных на принесение возврата в форме культурных ценностей, является иррациональная культура генерирования мотивации, предполагающая ответственность в виде риска, не поддающегося калькуляции. До последнего времени общей характеристикой проявления данной тенденции являлось то обстоятельство, что в российских условиях переход к каждой новой фазе в эволюции капитализма характеризовался не иррациональной мотивацией элитных субъектов, принимающих решения, а мотивацией массы, согласной рисковать всякий раз в надежде, что новая инициатива элит наконец-то принесет ей видимые улучшения. Социокультурный анализ российского капитализма свидетельствует о том, что новый этап достижения успеха российской элитой оплачивается рискованным статусным положением большинства российского населения. В России элиты, пускаясь в деловое предприятие, рискуют не своим капиталом, а экономическим положением масс, и даже в тех случаях, когда их инициатива оказывается в итоге безрезультатной, а может быть и разрушительной (отрицательной), то плата за ее осуществление всегда ложится на неэлитные плечи большинства населения.
  5. Эмоциональность, сообщаемая устойчивым культурным интересом к художественно и эстетически содержательным видам деятельности, в отличие от менее усложненных способов реализации своих неделовых интересов заведомо ставила субъекта в ущемленное положение. Многие члены элитного сообщества и его претенденты не смогли удержаться среди идущих вверх по социальной лестнице новых соискателей элитных мест по причине слабого согласования "требований времени" их нравственным ценностям. В целом значимость эмоциональной сферы культурных интересов элиты показательна для характеристики нового российского капитализма. В хаотичности социально-экономической ситуации, последовавшей сразу же после начала реформ, именно социально-культурная позиция новых соискателей успеха и места в элите нередко оказывалась решающей. Существует немало свидетельств, достаточных для выделения общей тенденции, заключающейся в том, что обладатели более высокой, по сравнению с их конкурентами культуры, попадали в заведомо ущемленное положение там, где условием достижения успеха являлся уход от социальных ценностей в сторону со знаком минус.
  6. Интересы как структуры сознания и деятельности, сформированные в связи с тем, что человеку необходимо для нормального функционирования и развития, являются прошедшими обработку в сознании нуждами человека, которые по отношению к социальному порядку выступают уже в качестве культурных или культурных интересов. Это вытекает из того, что порядок как стремление общества к гармонизации отношений является не только социальным, но и культурным феноменом. Культурное содержание социального порядка вытекает из его человеческого содержания. Порядок накладывает на человека социальную и культурную ответственность лишь в том случае, когда он оценен и востребован самим человеком. Человек, оценивая определенность и стабильность, соотносит их в первую очередь со своими интересами и потребностями, а в случае соответствия культурной сущности таковым, выносит суждение или просто формирует представление о наличии или отсутствии порядка. Таким образом, интересы и потребности конкретного субъекта оценки социального порядка являются его (порядка) не только личностным, но и культурным критерием.
  7. Современную российскую региональную этническую элиту составляют лидеры региональных этнических групп по тому основанию, что они принимают решения, определяющие судьбу этнической группы, и в этом отношении вполне отвечают определению элиты, в части "людей, принимающих решения". Определенных людей можно отнести к этнической региональной элите на основании того, что они принимают решения, которые задевают интересы этнических групп, проживающих в регионе, лидерами которых они являются. Вместе с тем, в зависимости от той роли, которую играет определенная этническая группа в судьбе региона, решения ее лидеров обусловливают и жизнедеятельность других групп. Если представить стремление к определению элитного статуса как стремление к обретению определенного рода независимости, позволяющей принимать самостоятельные решения, не представляющиеся возможными в случае принадлежности «массе», даже в ее же благо, то чувство независимости по определению присуще этнической элите. Ощущение принадлежности определенной группе, а не обществу в целом является существенной характеристикой этничности. Культурные интересы современной российской региональной элиты соединяют ее с большинством представителей этнической группы, так и обеспечивают ей ее элитный статус. Среди культурных форм, позволяющих определить культурные интересы современной российской региональной элиты выступают традиции, обряды, памятники.
  8. Институты включают в себя субъектов, осуществляющих деятельность по институционализации, а затем обеспечивающих функционирование институтов. Наибольшим значением в функционировании институтов обладают субъекты, чья структурирующая, упорядочивающая, делающая устойчивой деятельность роль обеспечивается их контролем над ресурсами, возможностью противостояния внешнему неблагоприятному окружению, способностью влиять на деятельность других субъектов, направляя их действия в рамки установленных правил. Отсюда, наиболее значимыми субъектами институционализации являются представители элиты. Поскольку институционализация осуществляется не в качестве самоцели, а как условие оптимального удовлетворения потребностей определенной структуры, то можно сказать, что для удовлетворения потребностей институтов ключевое значение имеют интересы элиты. Культурные интересы современной российской региональной элиты, оказывающие влияние на ее институционализацию направлены на использование культурных практик упорядочивающих региональные отношения и сообщающие региональной элите чувство определенности.
  9. Устойчивой культурной тенденцией в интересах элиты было использование выработанных еще при "тоталитарном" и "развитом" социализме социокультурных стереотипов неподотчетности власти основному ее источнику - народу, что предоставляло ей возможность независимо от уровня ее базирования - федерального или регионального, обеспечивать движение в сторону архаического капитализма. Вместе с тем в социокультурном плане обеспечения данного движения региональная элита все же отличалась от федеральной. Так в интересах региональных лидеров осуществлялось создание мифа о своей непричастности к "ошибкам" федеральной власти и позиционирование себя в качестве буфера, смягчающего неблагоприятные последствия реформ, при столкновении последних с «границами» региона, где региональная элита принимала решения. Интерес к мифологизации времени осуществляется в виде стремления к культурным практикам, способным лишить время линейного характера, что помогает элите представить существующий в регионе порядок вещей не как временный этап движения к лучшему будущему, а как вневременную данность, которая может изменяться в проявлениях, но не в сущности. Интерес к холистичности проявляется в мифологизации выборов, на которые элита выходит единой и неделимой, не оставляющей возможности рационального выбора, но лишь эмоционального принятия «единого» кандидата. С холистичностью тесно связана вера в кумира и интерес к культурным практикам, способствующим его созданию в регионе.
  10. Культурные интересы обусловливают процессы рекрутирования и ротации современной российской региональной элиты. Рекрутирование предполагает поиск и вовлечение в элитное сообщество новых членов. При этом решения о принятии в элиту находятся не у потенциального ее соискателя, а в руках актуальной элиты. В этих условиях критическим выступает социальный капитал потенциального соискателя элитного места, его связь с актуально действующей в регионе элитой. Культурные интересы в этом процессе носят не определяющий, а дополнительный характер. В процессе ротации элит, когда вхождение в элиту нового представителя не опирается на социальный капитал, а обусловлено его личностными качествами, совпадение его культурных интересов с действующими в элитном сообществе в состоянии оказать решающую роль на процесс принятия решений о его вхождении в элиту.
  11. Культурные интересы современной российской региональной элиты вовлечены в процесс элитообразования, так как содержат в себя возможность сообщения элите ответственности за все региональное сообщество. Однако, они ситуативны. Их ситуативность обусловлена тем, что возможность ответственности за свои действия перед всем населением региона переходит в действительность только в определенных, ограниченных временными рамками случаях, как правило, связанных с возможностью потери контроля над механизмом принятия решений и желанием сохранить его. Это проявляется, например, в ситуациях выборных кампаний, когда судьба региональной элиты решается более широким сообществом, нежели то, к которому она принадлежит, либо, с приездом в регион высокого должностного лица или представителя федеральной элиты, чьи решения могут оказаться критичными для представителя региональной элиты. Однако и выборы, и приезд представителей федеральной элиты не осуществляются на постоянной основе, а ситуативны, что определяет и ситуативность интересов региональной элиты. Проявляющиеся в современных тенденциях элитообразования культурные интересы современной российской региональной элиты поверхностны, так как решения во имя всех жителей региона принимаются элитой только тогда, когда они не могут негативно сказаться на положении элиты во власти или ее экономическом благополучии. Культурные интересы региональной элиты зависимы. Поскольку региональные лидеры опасаются влияния иных идеологических систем на свое лидерство в принятии решений в регионе, то предметами их культурных интересов выступают культурные практики светского, а не религиозного характера. В этом проявляется зависимость их культурных интересов от их положения в структуре регионального сообщества.
  12. Анализ культурных интересов включенных российской региональной элитой в формирование и реализацию региональной культурной политики опровергает имеющиеся в современной науке о культуре представления о культуре элиты как потребляемой и создаваемой одними и теми же субъектами. В выработке и осуществлении своей культурной политики современная региональная элита, хотя и ставит себя на место другого, но не удовлетворяет при этом свои культурные потребности, а испытывает недовольство существующей реальностью. В основе культурной политики, осуществляемой современной российской региональной элитой, лежат интересы ее выживания, напрямую связанные с существующим общественным строем. Продуцируя культурную политику, региональные элиты опираются на традиционные для России и региона культурные ценности, при этом, в ряде случаев, искренне веря, что существующее положение вещей также отвечает интересам большинства регионального населения, для которого просто пока еще не пришло время пользоваться плодами капитализма. Однако региональная культурная политика играет по отношению к своему создателю - региональной элите злую шутку, предотвращая последнюю от возможности солидарности с представителями управляющих классов других стран для защиты общих интересов. Этому мешают традиционные российские и региональные ценности, закладываемые ею в свою же собственную культурную политику. Российская региональная элита, являясь творцом культурной политики, призванной защитить ее властные и экономические интересы, превращается в ее реципиента через реализацию в ней своих культурных интересов, попадая, таким образом, под ее влияние. Поэтому из современных российских субъектов богатства и власти она является образцом социального образования наименее способного к глобализации.

Список опубликованных работ

Монографии:

1. Гертнер С.Л. Культура российской региональной элиты через ее интересы. - М.:МГУКИ, 2009. - 222 с.

2. Гертнер С.Л. Элита и интересы. - М.:МГУКИ, 2004. - 166 с. - (В соавторстве с Китовым Ю.В.; авторство не разделено).

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ:

3. Гертнер С.Л. Институционализация элиты и ее культурные интересы // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. - 2009. - № 5. – С.38-44.

4. Гертнер С.Л. Региональная элита как субъект мифологизации // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. – 2008. - №4. - С.15-20.

5. Гертнер С.Л. Профессиональная деятельность российской региональной элиты как объект научного исследования // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. – 2008. - №6. - С.20-25.

6. Гертнер С.Л. Культурные интересы в процессах рекрутирования, ротации и устойчивости элиты // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. – 2008. - №3 - С.12-17.

7. Гертнер С.Л. Региональная культурная политика как способ артикуляции интересов элиты // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. – 2008. - №2. – С.53-58.

8. Гертнер С.Л. Смысловое пространство понятия «интерес региональной элиты» // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. - 2008. - №1. - С.39-44.

9. Гертнер С.Л. К проблеме региональной идентичности современной российской элиты // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. – 2007. - №2. - С.11-14.

10. Гертнер С.Л. Российская региональная элита как социокультурная реальность // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств . – 2007. - №1. - С.11-14.

11. Гертнер С.Л. Региональный интерес и элита // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. – 2006. - №4. - С.20-22.

12. Гертнер С.Л. Национальная безопасность как проблема культуры // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. - М., 2003. - № 2. - С.12-22. (В соавторстве с Китовым Ю.В.).

Статьи в научных сборниках:

13. Гертнер С.Л. Особенности проявления культурных интересов региональной элиты на бытовом уровне//Вузы культуры и искусств в мировом образовательном пространстве: новые пути наук о культуре: Материалы международной научно-практической конференции (Москва, 28-29 мая 2009 года): Сборник статей. Ч.1 / НИИ МГУКИ. – М.:МГУКИ, 2009. – С.109-117.

14. Гертнер С.Л. Объективное и субъективное в культурной политике и ценностные ориентации российских элит // Воспитание в системе формирования ценностных ориентаций молодежи.- М.: МУКИ, 2008. – С.12-15.

15. Гертнер С.Л. К рефлексии о структуре культурных интересов элиты. Новые пути наук о культуре. - М.: МГУКИ, 2008., С.97-104.

16. Гертнер С.Л. Профессиональная деятельность элиты как фактор культуры управления: парадигмы исследования // Культурная политика в условиях модернизации российского общества. - М., 2008. - С.15-23.

17. Гертнер С.Л. Профессиональная деятельность российской региональной элиты как объект научного исследования//Вестник МГУКИ. – 2008. - №6.- С.20-25.

18. Гертнер С.Л. Региональная экономическая элита и ее интересы. Созидательная миссия культуры. Сб.науч.ст. - М.: МГУКИ, 2008.- С.44-49.

19. Гертнер С.Л. Социокультурные реалии российских регионов как отражение процессов реформирования в сфере культуры//Реформа в сфере культуры: региональный опыт. Сб.науч.статей по мат. Науч-практ.конф. (24 апр.2008 г.). – М.: МГУКИ, 2008. –С.217-223.

20. Гертнер С.Л. К обоснованию мировоззренческих проблем в контексте социокультурных процессов в современном обществе // Актуальные проблемы воспитания на современном этапе. - М.: МГУКИ, 2007. - С.41-43.

21. Гертнер С.Л. К проблеме реального и виртуального в культурных интересах региональной этнической элиты// Преображенские чтения. - М., 2007. - С.62-67.

22. Гертнер С.Л. К проблеме современного управления поликультурным сообществом в условиях российского мегаполиса (на примере Москвы) // Народная дипломатия Москвы: история, современность, перспективы URL://http://www.forum-ndm.ru/index.php?option=com_content@ task.

23. Гертнер С.Л. Культура региональной элиты как важный фактор регионального управления в контексте глобальных, национальных и локальных социокультурных процессов // Ученые записки. – Вып.29. – М.: МГУКИ, 2007. - С.154-161.

24. Гертнер С.Л. Культура российской региональной этнической элиты: институциональное и ценностное измерение//Преображенские чтения. - М., 2007.- С.104-109.

25. Гертнер С.Л. Некоторые аспекты актуализации в деятельности элит проблем образования и/или воспитания // Актуальные проблемы воспитания на современном этапе. - М.: МГУКИ, 2007. - С.52-53.

26. Гертнер С.Л. Региональная мифология как константа в процессе ротации и рекрутирования элит // Созидательная миссия культуры. - М.: МГУКИ, 2007. - С.68-74.

27. Гертнер С.Л. Региональное управление в поликультурном контексте: мировоззрение элиты и ее технологические модели//Культура в контексте гуманитарного знания./Т.1. Философия и теория культуры. Материалы межд. научной конференции к 40-летию каф. Теории культуры, этики и эстетики МГУКИ. - М., 2007. - С.84-93.

28. Гертнер С.Л. Социокультурные функции региональной элиты // Созидательная миссия культуры: современные поиски. Ч.1. – М.: МГУКИ, 2007. - С.26-30.

29. Гертнер С.Л. Согласование интересов как культурный маркер устойчивости, ротации и рекрутирования элит // Многообразие культур – путь к единству мира: Сб.ст.молод. ученых. - М.: МГУКИ, 2007. – С.63-70.

30. Гертнер С.Л. Социокультурные функции региональной элиты// Науки о культуре: современный статус.– Ч.I. - М.: МУКИ, 2007. - С.26-30.

31. Гертнер С.Л. Структура российской региональной элиты: генезис и современные тенденции // Прошлое и будущее России в опыте социально-философской мысли. - М.: МГУКИ, 2007. – С. 10-21.

32. Гертнер С.Л. Управление региональным поликультурным сообществом: мировоззрение или технологические модели элиты // Культура в контексте современного гуманитарного образования. - М.: МГУКИ, 2007. – 35-49.

33. Гертнер С.Л. К вопросу о культурной обусловленности гендерных интересов // Культура: философско-исторические аспекты изучения и развития. Вып. 3. Мир человека и конфигуративность культуры. - М.:МГУКИ, 2005. - С.101-113. - (В соавторстве с Китовым Ю.В.).

34. Гертнер С.Л. Гендерные интересы глазами культуролога // Литературознавство.Фольклористика. Культурология. Черкассы, 2004. – Вып.3. – С.114-124.

35. Гертнер С.Л. К вопросу о роли культурных интересов в жизнедеятельности современной российской региональной элиты// Созидательная миссия культуры. - М.: МУКИ, 2002.- С. 28-33.

36. Гертнер С.Л. К вопросу о специфике культурно-исторического сознания в России//Человек в мире духовной культуры. Тезисы межвуз. науч.-практ.конф. – М., 1999. - С.5-7.

37. Гертнер С.Л. Историческое сознание как проблема современной науки о культуре // Научные проекты молодых ученых МГУК: поиски и эксперименты. Сб. статей.- М., 1998. – С.19-23.

Учебно-методические публикации:

38. Гертнер С.Л. Культурология. Учебно-методический комплекс. - М.: МГУКИ, 2010. – 52 с. - (В соавторстве с Китовым Ю.В., авторство не разделено).

39. Гертнер С.Л. Этническая история России. Народное художественное творчество. Программа специальных дисциплин. - М.: МГУКИ, 2005. – С.17-24.

40. Гертнер С.Л. Этнопсихология. Народное художественное творчество. Программа специальных дисциплин. - М.: МГУКИ, 2005. – С.36-47.

41. Гертнер С.Л. Культурология. Современные культурные процессы и проблемы: Учебное пособие.- Красноярск, 2003. 172 с. - (В соавторстве с Китовым Ю.В.; авторство не разделено).

42. Гертнер С.Л. Этническая история народов Урала и Волго-Камья: общее и особенное: Лекция. –М.: МГУКИ, 2002. – 25 с.

43. Гертнер С.Л. Функции культуры: Лекция. - М.: МГУКИ, 2002 –

28 с.