RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17319 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Балдицына Елена Ивановна

Научная тема: « СИСТЕМНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ДЕТЕРМИНАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ »

Научная биография   « Балдицына Елена Ивановна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 09.00.11

Год: 2010

Отрасль науки: Философские науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Историко-философские истоки понятия детерминации имеют очень глубокие исторические корни. Принцип детерминизма есть основа не только конкретно-научного норматива, но и философского учения, содержание которого подверглось пересмотру при переходе к изучению вероятностных, эволюционирующих объектов. В способности принципа детерминизма объяснять и описывать универсальную закономерную связь и обусловленность развития и функционирования взаимодействующих системно-организованных объектов проявляется его методологическая природа. Система социальных детерминаций воспроизводится в контексте различения двух основных модусов социального бытия: общества как системы и общества как жизненного мира. Основными уровнями социальной системы, между которыми возникают межуровневые детерминационные связи, являются три уровня: институциональный, целерациональный и ценностно-символический. Жизненный мир, будучи по своей природе несистемным образованием, организуется в виде символического универсума, объединяющего значения и смыслы, посредством которых осуществляется взаимопонимание и взаимодействие индивидов в обществе.
  2. Социальные детерминации составляют содержание общественных отношений и выступают фундаментом собственно социального в жизни и деятельности людей. Одной из первых была сформирована классическая парадигма социальной динамики. Она сложилась в рамках классической рациональности с признанием всех ее принципов, которые объясняют такие основные черты социальной динамики, как устойчивая равновесность, непрерывность и линейность (однонаправленная детерминированность). К таковым относятся принципы монизма, фундаментализма, элементаризма и редукционизма. Но уже в течение первой половины XIX в. была уточнена сущность концепции детерминизма. Наряду с ранее применяемыми философскими категориями причины, следствия, закона, закономерности, для ее раскрытия стали употреблять категории необходимости, случайности, условия, свободы и др. Развитие теории общества во второй половине ХХ века позволило перейти от классической концепции социального детерминизма к современной, постулирующей такие свойства социальных систем, как коммуникативность, рефлексивность, аутопоэтичность, гетерогенность, нелинейность, взаимодействие системного и несистемного.
  3. Формирование методологических стратегий современных исследований социальной детерминации происходит в переходную эпоху кризисов и перемен в социальной и духовной сфере. Ни одна из эпох трансформаций не могла избежать девальвации мировоззренческих ориентиров, потому не стала исключением и современная. Обозначенные условия затрудняют преодоление тенденций иррационализма, деструктивности, мировоззренческого разброда и тем самым усложняют процесс методологического обеспечения любого исследовательского процесса. Для постаналитического мышления характерен отказ от возведения в абсолют формализованных структур, что так присуще аналитической философии. Принятие постаналитического мышления обусловило такую отличительную особенность современного развития методологии, как введение принципиально новых понятийных терминов, которые своим происхождением обязаны конкретным или частным наукам. Наиболее эффективной методологической основой исследования феномена социальных детерминаций является синтез классической теории рационального действия, социальной феноменологии и теории коммуникативного действия, объединив тем самым классическую и неклассическую парадигмы в социальной философии. Данный синтез позволяет объединить идею различения в структуре социальной деятельности целерационального и ценностно-рационального типов действия, феноменологическую дифференциацию объективной, субъективной и интерсубъективной реальности в процессе социального конструирования общества с концепцией социальной коммуникации, что создает условия для представления общества в виде социальной системы и жизненного мира.
  4. Специфика социальной детерминации на институциональном уровне находится в прямой зависимости от степени соответствия требованию обеспечения органичной соорганизации человечества, которая подразумевает создание наилучших условий для полного самоосуществления личности в процессе ее следования своему призванию. Этим условием определяется и историческая перспективность общественных институтов, т.е. соответствие отдельно выбранного социального института данному базовому институциональному критерию наделяет его исторической перспективностью в той мере, в какой он соответствует оптимуму соорганизационной гуманистичности. Таким образом, если общество нуждается в новых социальных институтах, в новой институциональной парадигме, в первую очередь, оно усиливает детерминирующую роль социокультурной среды, степень ее воздействия на нормативные установления. При этом привлекаются наиболее глубокие пласты культуры, вобравшие в себя культурные традиции, имеющие различную природу, характер и направленность. По этой причине в обществе в момент перехода от одной стадии развития к другой новые социальные общности будут детерминироваться социокультурной средой. Процессы на институциональном уровне могут быть детерминированы не только системообразующими элементами социокультурной среды, но и элементами, так или иначе связанными с использованием информации. Таковая, превращаясь в главный фактор развития современного общества, способна детерминировать, ограничивая или, наоборот, ускоряя оформление определенных социальных институтов. Из наиболее значимых институтов современного российского общества, обеспечивающих функционирование системы детерминаций, собственно социальными являются семья, государство и образование.
  5. Одно из наиболее ощутимых проявлений целей и ценностей как фактора социальной детерминации выражается в оформлении второй социальной природы человека. В определенной мере происходит объединение понятия «ценность» с понятием «норма», но этот факт вызывает ряд сомнений. Прежде всего по поводу того, не утрачивается ли при этом специфический смысл понятия «ценность», а также по поводу того, нет ли угрозы простого манипулирования личностью со стороны какого-либо субъекта управления, сумевшего сформировать у нее желательное представление о благе. Посыл о необходимости и неизбежности внешне ориентированной деятельности признается корректным, точно соответствующим некоторым реальным условиям достижения счастья. Он находит подтверждение во многих доктринах и теориях, начиная с христианской и марксистской доктрин и заканчивая современными. Побудителем активности может служить внешняя ситуация. Это происходит тогда, когда нравственный мотив отчетливо проявился, но не сливается с другими социальными мотивами деятельности, а подтверждает внутренний характер потребности организма. Таким образом, человек совершает те или иные поступки, предпринимает определенные действия не потому, что заранее испытал какое-то эмоциональное напряжение, а по той причине, что в последующей жизни он останется с сознанием невыполненного долга, что будет доставлять ему мучения.
  6. Анализ механизмов и средств межуровневого взаимодействия в процессе социальных изменений показывает, что взаимодействие социальной системы и жизненного мира подчиняется принципу соответствия, согласно которому институты и ценности задают необходимые смысловые горизонты для типизации и интерпретации значений человеческих действий. Социальный мир может стать объектом целенаправленных изменений только при условии соответствия двух базовых элементов общества социальной системы и жизненного мира в рамках системы социальных детерминаций. Эти элементы функционируют по своим собственным законам, оба они представляют собой системные образования, но социальная система, включающая в себя структуры, институты и ценности, подчиняется принципам социального детерминизма (прямой и обратной связи), а жизненный мир функционирует по законам существования смысла и подчиняется принципам социальной феноменологии (типизации и интерпретации).
  7. Государство, традиционно выполнявшее в социалистическом обществе множество институциональных функций, в том числе и несвойственных ему, замещающих недостаток других институтов, в современной России по-прежнему компенсирует незрелость и несформированность гражданского общества. Его влияние на политическую, экономическую и социокультурную подсистемы российского общества является системообразующим и вполне соответствует комплексу значений жизненного мира, обеспечивающих интерпретативные потребности индивидов. Государство, таким образом, выступает и как главный субъект целенаправленного вмешательства в социальные порядки с целью их модернизации, и, соответственно, как главный фактор изменения системы социальных детерминаций.
  8. Семья в системе социальных детерминаций играет особую роль, стабилизируя общественный порядок и обеспечивая другие социальные институты исполнителями социальных ролей и носителями статусов. Поскольку семье отводится особая роль в формировании системы ценностей, дисфункция семьи становится главным источником разрушения системы социально значимых ценностей. Сегодня, когда институциональные основы бытия семьи переживают кризис и трансформируются, это сказывается на всей системе социальных детерминаций. Семья в современной России существенно снизила свое влияние на процесс социализации подрастающего поколения, что, с одной стороны, соответствует господствующим тенденциям модерна, а с другой - становится серьезным испытанием для семьи и всего общества.
  9. Являясь гарантом традиций и генератором инноваций, система образования в обществах модерного типа служит системообразующим элементом социального процесса, продуцируя и репродуцируя знания, умения, смыслы. Таким образом, в современной России образование наряду с семьей и государством выполняет функцию воспроизводства системы социальных детерминаций, являясь третьим базовым элементом ее институционального уровня. Через влияние на всю систему социальных детерминаций образование должно создать необходимые и достаточные условия для осуществления экономической и политической модернизации российского общества.
  10. Главным фактором изменения системы социальных детерминаций выступает изменение общественного сознания. Социально значимые знания и основанные на них поведенческие установки, жизненные стратегии и предпочтения эволюционируют вслед за эволюцией социального порядка, трансформирующегося под влиянием глобализации и внутрироссийской эволюции. Знание о социальной детерминированности процессов и явлений играет в жизни россиян все возрастающую роль, по сути, выступая составной частью социального порядка и системообразующим элементом комплекса социальных технологий управления российским обществом. Существенным препятствием для автонастройки системы социальных детерминаций в новых условиях являются трудности достижения соответствия между институциональным и ценностным уровнями, с одной стороны, и уровнем жизненного мира - с другой. Главными препятствиями для искомой когеренции в современной России являются феномены коррупции в области средств достижения социально значимых целей, а также тотальная монетаризация деятельности в системе индивидуального и коллективного целеполагания. Стремление к коммерциализации всех видов социальных акций становится основным вектором развития системы человеческого действия, что лишает уровень личности значимости и блокирует его участие в системе социальных детерминаций.
  11. В настоящее время в системе детерминаций российского общества наблюдается процесс самоорганизации, но он носит преимущественно реактивный характер. Содержанием самоорганизации является необходимость компенсации негативного влияния со стороны внешних факторов и поиски путей снижения дисфункции внутренних детерминант как на уровне институтов, так и на уровне ценностей. Основными направлениями самоорганизации в современной России являются линии разломов в системе межуровневого взаимодействия (институты - ценности, институты - жизненный мир, ценности - жизненный мир). Изменения в структуре и содержании системы социальных детерминаций современного российского общества стали определяющими в процессе трансформации индивидуального и коллективного сознания россиян, вторглись в глубинные слои человеческой экзистенции, сформировали необходимые предпосылки для социальной модернизации и рационализации общественной жизни. Взамодетерминация личности с институтами, ценностями и социальным жизненным миром стабилизируется и становится эффективным средством формирования новой общенациональной идентичности.

Список опубликованных работ

Монографии

1. Балдицына Е.И. Семья как фактор эволюции институционального уровня социальной детерминации. Ставрополь: СевКавГТУ. 2008. – 12,5 п. л.

2. Балдицына Е.И. Система институциональной детерминации в изменяющемся российском обществе. Ставрополь: СевКавГТУ. 2009. – 19, 8 п. л.

3. Балдицына Е.И., Гаранина Е.Ю., Дружинина С.В. и др. Гуманитарные проблемы современности: человек и общество. Новосибирск: ЦРНС-СИБПРИНТ 2009. Книга 5. – 10,8 п.л. (0,8 п.л.)

В изданиях перечня ВАК: Научные статьи

4. Балдицына Е.И. О сущности семьи (социально-философский аспект) // Научные проблемы гуманитарных исследований. 2008. Вып. 14. № 21. – 0,5 п. л.

5. Балдицына Е.И. Некоторые вопросы теоретического осмысления семьи как общественного явления в марксистской философии // Вестник Ставропольского государственного университета. Ставрополь, 2008. № 5 (58). – 0,7 п. л.

6. Балдицына Е.И. Социальный детерминизм в неклассической теории общества // Научные проблемы гуманитарных исследований. 2009. № 1 (10). – 0,8 п. л.

7. Балдицына Е.И. Системный характер детерминации в социальных процессах // Ученые записки. 2009. № 3. – 0,8 п. л.

8. Балдицына Е.И. Классические концепции социального детерминизма и современность // Социальная политика и социология. 2009. № 6. – 0,8 п. л.

9. Балдицына Е.И. Изменяющаяся Россия в контексте институциональной модернизации // Личность Культура Общество. М., 2009. № 51-52. Вып. 4. Т. 11. – 0,6 п. л.

10. Балдицына Е.И. Межуровневые взаимодействия в процессе социальных изменений: механизмы и средства // Социально-гуманитарные знания. 2009. № 11. – 0,5 п. л.

11. Балдицына Е.И. Институциональные и ценностные изменения в системе социальной детерминации современной России // Вестник Северо-Кавказского государственного технического университета. 2010. № 2 (23). – 0,6 п. л.

12. Балдицына Е.И. Онтологические основания теории социальных изменений: детерминизм и индетерминизм социальной реальности // Вестник Ставропольского государственного университета. Ставрополь, 2010. № 3 (68). – 0,6 п. л.

В других изданиях: Брошюры, статьи, доклады

13. Балдицына Е.И. Об экономической функции современной семьи // Материалы VIII региональной научно-технической конференции «Вузовская наука – Северо-Кавказскому региону». Ставрополь: СевКавГТУ, 2004. Т. 2. – 0,1 п. л.

14. Балдицына Е.И. О стоянии брачности и разводимости как демографических показателях кризиса современной семьи // Материалы VIII региональной научно-технической конференции «Вузовская наука – Северо-Кавказскому региону». Ставрополь: СевКавГТУ, 2004. Т. 2. – 0,1 п. л.

15. Балдицына Е.И. О некоторых социально-психологических детерминантах состояния современной семьи // Материалы VIII региональной научно-технической конференции «Вузовская наука – Северо-Кавказскому региону». Ставрополь: СевКавГТУ, 2004. Т. 2. – 0,1 п. л.

16. Балдицына Е.И. К вопросу об актуализации социально-философского анализа семьи как социального института // Сб. научных трудов Северо-Кавказского государственного технического университета. Ставрополь: СевКавГТУ, 2005. Вып. 1. – 0,8 п. л.

17. Балдицына Е.И. Государство и семья в советский период // Сб. научных трудов Северо-Кавказского государственного технического университета. Ставрополь: СевКавГТУ, 2005. Вып. 1. – 0,5 п. л.

18. Балдицына Е.И. Проблемы исследования институциональной природы семьи // Актуальные проблемы социально-гуманитарного знания. М.: Век книги, 2005. Вып. 14. – 0,7 п. л.

19. Балдицына Е.И. К вопросу о соотнесенности понятий брака и семьи // Сб. научных трудов Северо-Кавказского государственного технического университета. Ставрополь: СевКавГТУ, 2006. – 0,7 п. л.

20. Балдицина Е.И. Трансформация социальной детерминации в современной России. Ростов н/Д.: Антей, 2007. – 1,5 п.л.

21. Балдицына Е.И. Трансформация ценностей в социальной системе и жизненном мире россиян. Ростов н/Д.: Антей, 2008. – 1,5 п.л.

22. Балдицына Е.И. К вопросу об определении понятия «брак» в системе семейного права // Сборник научных трудов «Актуальные вопросы современной науки». Новосибирск: ЦРНС-СИБПРИНТ, 2009. – 0,3 п. л.

23. Балдицына Е.И. Социальная детерминация развития современной российской семьи // Труды членов РФО. М., 2009. – 0.4 п. л.

24. Балдицына Е. И. Семья как социальный феномен: институциональные и внеинституциональные аспекты // Наука. Философия. Общество: Материалы V Российского философского конгресса. Новосибирск: Параллель, 2009, Т. 3. – 0,1 п. л.

25. Балдицына Е.И. Семья как социальный феномен: институциональные и внеинституциональные аспекты // «V Российский философский конгресс Наука. Философия. Общество». Новосибирск, 2009, Т. 3. – 0,1 п. л.

26. Балдицына Е.И. Системы и подсистемы в процессе социальной модернизации // Гуманитарная картина мира в системе современного знания. Караганда, 2009. – 0,1 п. л.

27. Балдицына Е.И. Государство и общество в процессе социальных изменений: механизмы взаимодействия // Социальная эволюция, идентичность и коммуникация в XXI веке. Ставрополь, 2009. – 0,2 п. л.

28. Балдицына Е.И. Семья как социальный феномен: институциональный и внеинституциональные аспекты // Наука философия общество: Материалы V российского философского конгресса «Актуальные вопросы современной науки». Новосибирск, 2009. Т. 3. Вып. 5. – 0,3 п. л.

29. Балдицына Е.И. Образование в изменяющемся российском социуме: функции и детерминации // «Общественно-экономические и политико-правовые проблемы регионального развития современной России». М.; Пятигорск, 2010. – 0,6 п. л.

30. Балдицына Е.И. Государство и общество: грани взаимодействия // В мире научных открытий / Электронная версия: www.nkras.ru Красноярск, 2010. № 1(07). – 0,5 п. л.

31. Балдицына Е.И. Детерминанты коллективного знания в контексте теории социальной динамики П. Сорокина // Знание и вера (Вторые Хайкинские чтения). Тамбов, 2010. – 0,3 п. л.

32. Балдицына Е.И. Трансформация ценностей в социальной системе и жизненном мире россиян Ценности как детерминанты человеческого действия // Мир человека: нормативное измерение – 2. Саратов, 2010. – 0,3 п. л.

33. Балдицына Е.И. Феномен социальной и культурной эксклюзии в изменяющейся России // Судьбы национальных культур в условиях глобализации. Челябинск, 2010. – 0,4 п. л.

34. Балдицына Е.И. Диалектика субъективного и интерсубъективного в системе социальной детерминации / «Ильенковские чтения – 2010». Киев, 2010. – 0,1 п. л.

35. Балдицына Е.И. Социальная детерминация в контексте понимающей социологии М. Вебера и фундаментальной онтологии М. Хайдеггера // Философия М. Хайдеггера и современность. Краснодар, 2010. – 0,3 п. л.