RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17311 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Шетулова Елена Дмитриевна

Научная тема: « СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ ОТЧУЖДЕНИЯ В ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ »

Научная биография   « Шетулова Елена Дмитриевна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 09.00.11

Год: 2010

Отрасль науки: Философские науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. В диссертации обосновывается, что применение критериев и методов социально-философского анализа для определения места отчуждения в контексте социально-исторического процесса позволяет трактовать его как общественное отношение, обладающее амбивалентным характером. Этот двойственный характер обусловлен тем обстоятельством, что отчуждение выступает одной из сторон общественного противоречия и в таком качестве способствует, стимулирует возникновение нового, т. е. новых форм, состояний социальных систем или протекающих в них процессов. Но возникновение нового всегда есть объективно болезненный процесс. Поэтому отчуждение, способствуя историческому развитию, одновременно негативно и деструктивно влияет на индивидов, взаимоотношения индивидов и общества, порождая в тех или иных сферах общества соответствующие проблемы и противоречия.
  2. Доказывается, что такого рода философский подход позволяет обосновать общую характеристику отчуждения как феномена, включенного в общий механизм исторического развития, следовательно, неискоренимого свойства социального развития общества. Последнее обстоятельство обусловливает бесплодность попыток устранения отчуждения как явления общественной жизни. Но общая неустранимость отчуждения при этом не означает такой же бесплодности в деятельности, направленной на снятие конкретных отчужденных состояний, которые возможно преодолеть, если соответствующая интенция человеческой деятельности породила условия, способствующие в тенденции возможности элиминации данного отчужденного состояния. Однако, при этом, смягчение или снятие одних форм отчуждения ведет к актуализации других его конкретных форм.
  3. Обоснование возможности снятия не отчуждения вообще, а его каких-либо конкретных форм требует четкого понимания путей возможного устранения вполне определенных отчужденных состояний. Для адекватной реализации этой задачи необходим анализ сущности отчуждения в «границах» рассмотрения «механизма» его становления и развития. Этот «механизм» фундирован наличием системы взаимосвязей и взаимоотношений, пронизывающих социальную действительность. Любой автономно существующий предмет (система), обладая собственными закономерностями развития, с объективной неизбежностью вступает в отношения с закономерностями сосуществующих систем. На этой базе возникает взаимосвязь разных, относительно самостоятельных, автономных закономерностей, которые взаимодействуют между собой в разных пропорциях и соотношениях, влияя друг на друга, вплоть до деформации. Эта трансформация связи явления (процесса) во взаимосвязь, начинающую функционировать по своим собственным закономерностям и можно обозначить как «механизм» возникновения и существования отчуждения. Дальнейшую его функциональность можно понять через оборачивание отношений, ролей, суть которого в своеобразной перемене (перевороте) ролей, когда первичное становится вторичным, а вторичное - первичным.
  4. Адекватное понимание общего хода развития цивилизации возможно с учетом органической включенности отчуждения в историческое движение общества. Эта органическая включенность проявляется в виде фундаментальной роли отчуждения в процессе социально-исторического развития. Роль эта особенно явственна в становлении начал человеческого общества и в формировании всех структурных, конституитивных институтов и элементов цивилизации (языка, разделения труда, собственности, семьи, социальной дифференциации, власти, управления, государства). Формирование всех конституитивных элементов от языка до государства означает совершение прогрессивного скачка от животного к общественному организму, от доцивилизации к цивилизации. Но каждый из этих элементов есть одновременно выраженная форма отчуждения и источник формирования последующих отчужденных состояний, что можно выразить формулой «нет отчуждения - нет развития».
  5. Особенность дальнейшего общественного развития заключена в разделении общественного организма на ряд сфер - экономическую, политическую, социальную, духовную, каждая из которых обладает рядом специфических для нее конкретных форм отчуждения, развивающихся в данной сфере во взаимосоотнесенности с общим ходом ее собственной эволюции. В этом смысле процесс общественного развития в любой из подсистем общества - это процесс постоянного рождения, движения, трансформации, смягчения, преодоления конкретных форм отчуждения. Причем формы эти дифференцированы на те, которые так или иначе сопровождают человечество на всем протяжении его исторического существования, при том что их проявления, на соответствующих этапах цивилизационного развития, имеют специфический характер и на те, которые обладают исторически преходящим характером. К первым относятся - отчуждение труда, разделение труда, власть, управление, государство, бюрократия, отчужденные состояния в сфере социальной и индивидуальной психологии. Ко вторым - капитал, прибыль, рента, наиболее примитивные отношения личной зависимости.
  6. Историческое движение общества выявляет себя в смене социо-культурных и социо-экономических типов общества. Определение конкретных форм отчуждения в их историческом движении и соотнесенности с ходом социального процесса позволяет более предметно и содержательно выявлять специфические особенности проявлений отчуждения в этих разных типах. Отчуждение труда, собственность, семья, формы социальной дифференциации, управление, государство, рассматриваемые как определенные формы отчуждения, обладают рядом особенностей, детерминированных тем или иным типом общества. Специфика их проявлений заключена в двух основных моментах. Во-первых, в степени большей или меньшей выраженности того или иного конкретного отчужденного состояния в данных условиях. Во-вторых, в том, какая из сфер общественной жизни, в рамках данного общества, «дает» наиболее яркие проявления отчуждения. В традиционном, докапиталистическом обществе отчуждение обладает «концентрированным» выражением в отношениях личной зависимости, в предельной степени отчуждения личности работника. Капиталистический тип общества сосредотачивает отчужденные состояния в экономической сфере, социалистический тип в политической. В этом смысле возможно «постулировать» волнообразный характер форм отчуждения.
  7. В работе выявляется наличие сложно структурированного взаимодействия отчуждения и исторического развития, которое в связи с амбивалентным характером отчуждения, определяет дифференциацию отчуждения не только по критерию его форм, но и по критерию влияния этих форм на ход исторического развития в смысле преимущественной интенции на прогресс, либо на известную архаизацию общества. Этот критерий заключен в соответствии результатов человеческой деятельности и контроля человека над этими результатами на социальном уровне и в соответствии желаний индивида и возможностей их реализации на индивидуальном уровне. Принципиальным моментом здесь является то, что это соответствие обладает не «застывшим», а историческим характером, обусловливая такую же историчность относительно «направленности» той или иной формы отчуждения.
  8. Представление о дифференциации форм отчуждения по критерию их «направленности», способствующей, либо затрудняющей процесс прогрессивного социального развития инициирует и актуализирует вопрос о наличии способов снятия наиболее «жестких» и архаизирующих общество форм отчуждения. Исследование этих способов показывает, что их конкретное определение допустимо на основе учета принципиальных в методологическом плане положений. Во-первых, необходимо адекватное понимание самого значения термина «преодоления», «устранение» отчуждения. Т. е. определенность с интерпретацией преодоления как полного и безоговорочного уничтожения либо как «снятия». Содержание последнего не тождественно уничтожению без следа, оно также означает известное сохранение определенных моментов предыдущего состояния. Во-вторых, определение той или иной формы отчуждения как «жесткой» носит историчный характер и детерминируется социальной природой данного типа общества. Общая возможность снятия определяется уровнем осознания той или иной формы отчуждения, а также границами и возможностями управления общественными процессами, имеющимися на данном этапе развития.
  9. Обосновывается целевая установка на познание и интерпретацию отчуждения во взаимосвязи с социально-историческим процессом, что обусловливает значимость методологических установок, принципов и оснований анализа. Выявление их базируется на постулировании «сложности» отчуждения не только в смысле двойственности его природы, но и смысле его «бытования». Ввиду этого оно может быть рассмотрено и «репрезентировано» посредством трех «измерений». Первое - отчуждение есть реальная проблема, выражающаяся в многообразии конкретных форм, пронизывающих социальную действительность. Второе - отчуждение есть понятие, образованное путем логического обобщения и подведения отмеченных форм под соответствующую философскую категорию. Третье - отчуждение есть идеологическая конструкция, обязанная своим существованием ценностной нагруженности понятия отчуждение, ввиду своеобразной концентрации в нем негативных характеристик существования и развития любого общества.
  10. Многомерность социально-исторического процесса и в смысле его реального существования, и в смысле его теоретического осмысления акцентирует вопросы исследования и применения логических процедур, способов и понятий, расширяющих возможности анализа различных аспектов социального бытия. В этом плане отчуждение выступает как одна из перспективных категорий и на уровне социально-философского, и на уровне конкретно-научного познания. На социально-философском уровне посредством соотношения с рядом других философских категорий - свободой, справедливостью, равенством, прогрессом позволяет более диалектично и многосторонне проникать «вглубь» соответствующих философских проблем. На конкретно-научном уровне позволяет придать комплексный характер истолкованию процессов формирования и последующих фаз развития социо-культурных и социо-экономических типов общества.
  11. Доказывается, что выявленные в исследовании различные подходы к пониманию и трактовке характера отчуждения, взаимосвязи отчуждения и социально-исторического процесса позволяют обосновать наличие классического (традиционного) и современного истолкования проблемы отчуждения, различающихся в трех основных моментах. Во-первых, интерпретацией природы отчуждения. Во-вторых, интерпретацией проблемы упразднения отчуждения. В-третьих, интерпретацией аксиологического смысла отчуждения.

Список опубликованных работ

Монография

1. Отчуждение в историческом процессе и будущее России. К методологии проблемы. Нижний Новгород: изд-во НГТУ, 2009. 157 с. (9 п. л.). ISBN 5-93272-676-1

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации

2. Отчуждение труда и специфика его проявления на разных этапах исторического развития // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. 2008. № 4. С. 113-118. (0,5 п. л.).

3. Становление социального отчуждения: философско-методологический и конкретно-исторический аспекты проблемы // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского: Серия Социальные науки. 2008. № 4. С. 134-139. (0,5 п. л.).

4. Социальная революция как форма отчуждения // Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 18 (156). Философия. Социология. Культурология. Вып. 12. С. 47-52. (0,5 п. л.).

5. Духовность как компонента экономической жизни общества: опыт философского осмысления // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. 2009. № 2 (10). С. 36-45. (0,6/0,3 п. л.). (в соавторстве с А.В. Багаевым).

6. Об анализе сущности отчуждения // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. Философия и социология; культурология. 2009. № 3 (4). С. 55-59. (0,5 п. л.).

7. Отчуждение в пространстве человеческой истории // Преподаватель – XXI век. 2009. № 3. С. 312-316. (0,25 п. л.).

8. Антропологические проблемы посткапиталистического общества // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. 2009. № 4. С. 33-39. (0,5 п. л.).

9. Анализ отчуждения в классическом марксизме: методологический аспект проблемы // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского: Серия Социальные науки. 2010. № 1. С. 75-80. (0,6 п. л.).

Публикации в других изданиях

10. Развитие России: проблема идеала // Традиции и обновление. Диалог мировоззрений. Материалы международного симпозиума 6-8 июня 1995 г. Н-Новгород. 1995. С. 200-201. (0,1 п. л.).

11. Взаимодействие культур: Запад-Россия-Восток // Культура и мир. Тезисы докладов международной научной конференции 19-22 сентября 1995 г. Н-Новгород. 1995. С. 204-205. (0, 1 п. л.).

12. П.Б. Струве о миросозерцании русской интеллигенции // Судьбы российской интеллигенции. Материалы III Всероссийской научной студенческой конференции 13-14 декабря 1995 г. Н-Новгород. 1996. С. 195-196. (0,1 п. л.).

13. Советское государство: тоталитарное или демократическое? // Государственное устройство и народ. Диалог мировоззрений. Материалы международного симпозиума 2-3 июня 1997 г. Н-Новгород. 1997. С. 103-104. (0,1 п. л.).

14. Пути развития русской культуры в творческом наследии Г.П. Федотова и В.В. Розанова // Человек в культуре России. Материалы VII Всероссийской научно-практической конференции. Ульяновск. 1999. С. 17-18. (0,1 п. л.).

15. Действительные и мнимые альтернативы развития России в преддверии XXI века // Мир в III тысячелетии. Диалог мировоззрений. Материалы V Всероссийского научно-богословского симпозиума 15-16 июня 1999 г. Н-Новгород. 1999. С. 117-118. (0,1 п. л.).

16. Интерпретация природы русской интеллигенции в сборнике «Вехи» и современность // Интеллигенция России на пороге XXI века. Материалы международной научно-практической конференции 10-12 декабря 1999 г. С. 69-75. (0, 25 п. л.).

17. Концепция творчества в философии Н.А. Бердяева и современность // Бытие творческой личности. Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции. Ульяновск. 2001. С. 36-37. (0,1 п. л.).

18. Проблема становления целостной цивилизации и современные формы социального отчуждения // Единство и этнокультурное разнообразие мира. Диалог мировоззрений. Материалы международного симпозиума 5-6 июня 2001 г. Н-Новгород. 2001. С. 238-240. (0,1 п. л.).

19. Российский социум ХХ века и общественный прогресс // Человечество в XXI веке: индикаторы развития. Материалы IV Международной ярмарки идей. Н-Новгород. 2001. С. 91-93. (0,1 п. л.).

20. Культура России в контексте современных технических и социальных изменений // Судьба России. Материалы региональной научно-практической конференции 19 декабря 2001 г. Н-Новгород. 2002. С. 21-23. (0,1 п. л.).

21. Современные перспективы общественных наук в российской системе вузовской подготовки кадров // Труды Международного Форума по проблемам науки, техники и образования 3-7 декабря 2001 г. Москва. 2001. С. 135. (0,1/0,05 п. л.). (в соавторстве с В.В. Агудовым).

22. Личность и гуманизм в эпоху НТП и глобализации // Личность в российской ретро и перспективе. Материалы региональной научно-практической конференции 2 декабря 2002 г. Н-Новгород, 2003. С. 11-12. (0,1 п. л.).

23. Ценностный аспект социального познания // Истина и заблуждение. Диалог мировоззрений. Материалы VII международного симпозиума 3-4 июня 2003. Н-Новгород. 2003. С. 119-120. (0,2 п. л.).

24. Современность: демократия или авторитаризм? // Демократия и самоуправление в России. Материалы региональной научно-практической конференции 1 декабря 2003 г. Н-Новгород. 2004. С. 13-14. (0,1 п. л.).

25. Человек и процессы становления информационной цивилизации // Труды Нижегородского государственного технического университета. Том 41. Перспектива развития: история, PR, менеджмент, образование в высшей школе, социология, экономика, философия. Н-Новгород. 2004. С. 78-80. (0,1 п. л.).

26. Субъект современного производства и тенденция к интеллигизации // Труды Нижегородского государственного технического университета. Том 45. Химическая и пищевая промышленность: современные задачи техники, технологии, автоматизации, экономики. Н-Новгород. 2004. С. 208-210. (0,1 п. л.).

27. Самоуправление в обществе и экономике: опыт СФРЮ // Реформа местного самоуправления в России: теория и реальность. Материалы II межрегиональной научной конференции. Москва. 2005. С. 90-94. (0,45 п. л.).

28. Прогнозирование социального развития: проблемы методологии // Российский город и регион: социальные и гуманитарные аспекты развития. Материалы научно-практической конференции 20 мая 2005 г. Н-Новгород. 2005. С. 143-149. (0,25 п. л.).

29. Духовное отчуждение в условиях рекапитализации России // Природа человека и общество. Диалог мировоззрений. Материалы VIII международного симпозиума 14-15 июня 2005 г. Н-Новгород. 2005. С. 160-161. (0,2 п. л.).

30. Историческое образование молодежи как путь снятия духовного отчуждения в условиях современной России // Культура. Технология. Цивилизация. Сборник научных статей. Н-Новгород. 2007. С. 143-149. (0,3 п. л.).

31. Формы отчуждения в духовной сфере и проблема их исторического движения // Труды НГТУ им. Р.Е. Алексеева. Т. 73. Управление в социальных системах. Коммуникативные технологии. № 2. Н.-Новгород, 2009. С. 28-37. (0,7 п. л.).

32. Информационные технологии: социальные и антропологические аспекты развития // Философские вопросы естественных, технических и гуманитарных наук. Сборник статей Международной научной конференции 24-25 апреля 2009 г. Магнитогорск. 2009. Вып. 4. Т. 2. С. 112-118. (0,4 п. л.).