RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17311 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Изгарская Анна Анатольевна

Научная тема: « ПРОСТРАНСТВО СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В ГЕОПОЛИТИЧЕСКОМ И МИРОСИСТЕМНОМ ИЗМЕРЕНИЯХ »

Научная биография   « Изгарская Анна Анатольевна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 09.00.11

Год: 2015

Отрасль науки: Философские науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Преимущества геополитики и миросистемного подхода в сравнении с теориями конкурирующих парадигм (теорией модернизации, реалистской и либеральной традициями теории международных отношений, либеральной концепцией «демократического мира») заключаются в том, что их объяснительные модели развития современных обществ построены с учетом взаимосвязей внешних и внутренних факторов (типы причинно- следственных связей: «из внутреннего - внутреннее», «из внутреннего - внешнее», «из внешнего - внутреннее») и факторов развития включающей общества системы (тип причинно-следственной связи «из внешнего - внешнее»). В теории геополитической динамики Р. Коллинза и миросистемном подходе связи внешних и внутренних факторов в объяснительных моделях динамики общества являются ключевыми и закреплены на уровне онтологии. Взаимосвязь внешнего и внутреннего присутствует в онтологии таких базовых понятий как «преимущество в размере территории», «преимущество в ресурсах», «геополитическое окраинное положение», «геополитическое центральное положение», «чрезмерное расширение», «кумулятивные процессы» (в геополитической теории); «ядро», «полупериферия», «периферия» (в миросистемном подходе).
  2. В геополитической науке в парадигме органицизма, мирового пространства как единого организма, в цивилизационной и политико- экономической парадигмах объяснение и предсказание осуществляется на основе «ригидных» инвариантных моделей: предполагается наличие некоторой логически-последовательной, долговременной, саморазвивающейся социальной единицы, как правило государства, которой приписываются общие условия существования и выделяются типовые внутренние процессы. Такие модели могли быть представлены в виде метафоры «организма» (Ф. Ратцель, А. Мэхэн, К. Хаусхофер), «руки» (Р. Челлен), «хартленда», то есть «сердца земли» (Х. Маккиндер), «острова» (В. Л. Цымбурский). Объяснение и предсказание поведения социальной единицы осуществлялось путем ее подчинения инвариантной модели. При столкновении теории с противоречащими ей фактами условия и характер существования изучаемой социальной единицы изменяются, что приводит теории к регрессу. Теория геополитической динамики Р. Коллинза соответствует стандарту научной теории, сформулированному в работах И. Лакатоса и К. Гемпеля, и имеет ряд преимуществ. Теория Р. Коллинза идеологически нейтральная. На ее основе объясняются изменения в динамике территориального могущества власти независимо от политической формы этой власти. Данная теория построена в виде «если-то» утверждений и доступна процессу фальсификации. Она послужила основой успешных предсказаний новых фактов, которые вели к развитию теории. Объяснение и предсказание социальных явлений осуществляется Р. Коллинзом с опорой на «охватывающие» законы (принципы) и исследование условий в начальных пунктах «если-то» утверждений.
  3. Современное состояние миросистемного подхода является предпарадигмальным. Набор и содержание базовых понятий «ядро», «центр», «периферия» в разных концепциях миросистемного подхода не идентичны. В миросистемном подходе отсутствует единое представление о характере зависимости полупериферии и периферии от ядра. Критерии отнесения государств к разным ступеням миросистемы различны. В результате экономического редукционизма явления геополитического характера объясняются И. Валлерстайном от ad hoc. Акцент исследований (прежде всего, И. Валлерстайна) на динамику ядра как единственного центра в иерархии миросистемы приводит к трудности объяснения формирующейся многополюсной мировой системы. Трудности миросистемного подхода, возникающие при анализе процессов между обществами внутри групп, объясняются отсутствием необходимой онтологии. Внешними для государства и подконтрольного ему общества являются не только представители иных групп иерархии миросистемы, но и той, к которой отнесено оно само. Синтез с геополитической теорией усиливает онтологию государства в миросистемном подходе, совершенствует теоретический аппарат, необходимый для анализа явлений конкуренции внутри групп миросистемной иерархии и процессов формирования многополюсной мировой системы.
  4. Понятие «пространство социальных отношений» позволяет рассматривать геополитические и миросистемные теоретические конструкции в едином концептуальном ключе. Пространство социальных отношений состоит из многообразных связей, возникающих в процессе экономической, социальной, политической и культурной жизни человеческих обществ. Национальные государства как субъекты социальных отношений выступают «медиаторами» между явлениями и процессами наднациональных макросистем и обществами, находящимися под их юрисдикциями. Пространства социальных отношений разных государств и находящихся под их юрисдикцией обществ различаются по геополитическим и миросистемным характеристикам - преимуществам/неудобствам развития. Основные различия геополитических преимуществ/неудобств пространства социальных отношений задают такие характеристики, как размер территории влияния (большая территория, малая территория влияния), а также характер границ (окраинная территория, центральная территория). Миросистемные различия преимуществ/неудобств определяются местом государства и общества в системе производства и распределения капитала и выражены в моделях ядра, полупериферии, периферии.
  5. Сравнительный анализ концепций миросистемного подхода показывает наличие разных, но не противоречащих друг другу, критериев выделения субъектов миросистемы. Современные страны ядра и периферии различают по следующим критериям: 1) уровню специализации экономики (многоотраслевая или сверхспециализированная); 2) инвестиционной деятельности (инвестор или страна инвестиционно зависимая с «утечкой» внутреннего капитала при его нехватке в экономике); 3) показателю ВВП на душу населения; 4) доле прибыли в процессе неравного обмена, стоимости труда (высокая или низкая, сопровождающаяся массовой миграцией рабочей силы за пределы страны); 5) успешности в конкуренции на мировом рынке, проценту от мировой торговли; 6) месту в товарной сети (экспорт, сбыт, производство готового для реализации продукта, добыча и поставка сырья); 7) уровню технологий; 8) силе государственного аппарата (сильное или слабое государство); 9) размеру армий; 10) уровню развития науки и инновационной деятельности; 11) количеству посольств и дипломатов, как собственных, так и принимаемых; 12) роли в кумулятивных процессах миросистемы («покровитель», «третейский судья» или «нуждающийся в покровительстве со стороны могущественной державы»). Полупериферии, в том числи Россия, имеют средние показатели критериев. Обязательным признаком является сильный государственный аппарат, успешная конкуренция на мировом рынке в сфере соответствующей специализации экономики страны или успешное строительство многоотраслевой экономики в ситуации ослабления или разрыва связей неравного обмена с ядром.
  6. Россия является территориально обширной полупериферией с центральным геостратегическим положением («Б2», согласно типологии пространств социальных отношений). Базовая миросистемная характеристика пространства социальных отношений обществ данного типа заключается том, что они периодически претерпевают процесс смены стратегий развития - «борьбы против исключения» и «борьбы против эксплуатации». Следствиями стратегии «борьбы против исключения» для российского пространства социальных отношений станут: специализация экономики в зависимости от потребностей стран ядра и рост неравного обмена; увеличение способности ядра к эксплуатации полупериферийного общества; снижение значения большой территории для экономики страны; рост экономического могущества центра в случае успешного исключения конкурирующих обществ из области специализации; концентрация капитала в центре и ослабление периферийных элит; рост идеологической и культурной разнородности населения обширных территорий. Стратегия «борьбы против эксплуатации» имеет ряд противоположных следствий для российского пространства социальных отношений: отсутствие или разрыв сетей неравного обмена с ядром; создание относительно автономной от мировой системы разделения труда и многоотраслевой экономики; рост значения обширной территории для экономики страны; рост экономического могущества за счет специализации и эксплуатации внутренних периферий; снижение идеологической и культурной разнородности населения; усиление элит периферии и тенденций регионального сепаратизма. Переход от одной стратегии к другой сопровождается затратами на внутреннее переустройство российского общества.
  7. Базовыми геополитическими характеристиками пространства социальных отношений типа «Б2» (территориально обширной полупериферии с центральным геостратегическим положением), соответствующего российским реалиям, являются большая территория влияния и ее центральное геостратегическое положение. Преимущества большой территории влияния заключаются: в большом потенциале для увеличения численности населения с последующим снижением себестоимости общественных благ; в широком наборе стратегических ресурсов; в возможности формирования обширного внутреннего рынка; в возможности создания сложной системы районирования, позволяющей перераспределять доход между богатыми и бедными регионами, а также осуществлять процессы «регионального страхования»; в наличии тенденции к расширению территории влияния за счет меньших и менее богатых обществ. Неудобства большой территории проявляются в высоких затратах логистики; неравномерности распределения общественных благ; опасности формирования дефицита ресурсов для поддержания декларируемого порядка на подконтрольной территории вследствие ее интенсивного расширения и активизации ресурсов с новых территорий в экономику страны; в высоком потенциале роста идеологической и культурной разнородности населения. Центральность создает условия для роста военных затрат на оборону, увеличивает стоимость импорта и экспорта, усиливает зависимость экономических сделок от стран транзита, снижает досягаемость международных рынков и возможность аккумулирования ресурсов государством для расширения территории влияния.
  8. Миросистемная стратегия «борьбы против исключения» на современном этапе развития России снижает преимущества большой территории при сохранении ее неудобства, а также неудобства ее центрального геостратегического положения. В условиях узкой сырьевой специализации экономики страны как следствия стратегии «борьбы против исключения» снижение преимуществ большой территории проявляется следующим образом: 1) обширные внутренние российские периферии испытывают сокращение численности населения в результате миграции и сокращения, по сравнению с советским периодом, естественного воспроизводства, что увеличивает себестоимость обеспечения населения отдаленных периферий качественными общественными благами и способствует переносу нагрузки по обеспечению населения на крупные районные и городские центры; 2) в результате упадка многоотраслевого производства широкий набор стратегических ресурсов, имеющихся на территории страны, становится материальной основой сырьевой экономики; 3) произошедшие изменения в системе разделения труда привели к ослаблению внутренних межрегиональных связей и усилению внешних; 4) немногочисленные успешные сырьевые внутренние периферии становятся «донорами» для отстающих в развитии и депрессивных регионов. Наличие тенденции к расширению территории влияния вовне и росту груза контроля у российского государства сохраняется, поскольку узкоспециализированная сырьевая экономика в современных условиях обеспечивает государству быстрое накопление ресурсов.
  9. Заявленная в программных документах правительством России стратегия развития страны, предполагающая осуществление в короткий период времени крупномасштабных преобразований, соответствующих масштабам реформ Петра I и советской индустриализации, в условиях стратегии «борьбы против исключения» нереализуема. Петровские реформы создали условия для первого перехода России к стратегии «борьбы против исключения», но они протекали в эпоху меркантилизма, когда Россия еще не была включена в сети неравного обмена с ядром. Советская индустриализация протекала в условиях стратегии «борьбы против эксплуатации». Существующая опасность чрезмерного расширения, формирования чрезмерного груза контроля, роста культурной и идеологической разнородности населения, втягивания в военный конфликт с более могущественным противником и разрыва сетей неравного обмена (как с ядром, так и с внешними перифериями) в длительной перспективе может привести к внутриполитическому кризису, угрожающему территориальной целостности России.

Список опубликованных работ

Монографии:

1. Изгарская, А. А. Реконструкция геополитических концепций / А. А. Изгарская // Макродинамика: закономерности геополитических, социальных и культурных изменений / Отв. ред. Н. С. Розов. – Новосибирск: Наука, 2002. – С. 5–158 (глава в коллективной монографии, 10 п.л.).

2. Изгарская, А. А. Пространство социальных отношений в геополитическом и миросистемном измерениях: внешние и внутренние факторы динамики современной России: монография / А. А. Изгарская. – Новосибирск: Изд. ФГБОУ ВПО «НГПУ», 2012. – 250 с. (15 п.л.).

Публикации в журналах, рекомендуемых ВАК РФ:

3. Изгарская, А. А. Внешние и внутренние факторы динамики развития общества в концепциях XIX – XX вв. / А. А. Изгарская // Философия образования.– 2007. – № 3. – С. 129–137 (0,6 п.л.).

4. Изгарская, А. А. Факторы умиротворения человечества в современной либеральной парадигме демократического мира»: критический анализ / А. А. Изгарская // Вестник НГУ. Серия: Философия. – 2008. – № 1. – С. 54–58 (0,5 п.л.).

5. Изгарская, А. А. Внешние и внутренние факторы в теоретических моделях развития: (1) теория модернизации и реалистская парадигма теории международных отношений (оценка когнитивного потенциала) / А. А. Изгарская // Вестник НГУ. Серия: Философия. – 2008. – № 2. – С. 96– 101 (0,5 п.л.).

6. Изгарская, А. А. Внешние и внутренние факторы в теоретических моделях развития: (2) миросистемный анализ и геополитическая теория (возможности синтеза) / А. А. Изгарская // Вестник НГУ. Серия: Философия. – 2008. – № 3. – С. 50–54 (0,5 п.л.).

7. Изгарская, А. А. Пространство социальных отношений в геополитическом и миросистемном аспектах / А. А. Изгарская // Гуманитарные науки в Сибири.– 2009. – № 1. – С. 42–46 (0,5 п.л.).

8. Izgarskaya, A. A. Reforms in the Russian education system: the world-system approach / A. A. Izgarskaya // Philosophy of education. – 2009. – № 2. – С. 102–106. (0,5 п.л.). (Зарубежное издание журнала «Философия образования»).

9. Изгарская, А. А. Российское пространство социальных отношений в миросистемном и геополитическом измерениях / А. А. Изгарская // Геополитика и безопасность. – 2009. – № 4. – С. 68–77 (0,5 п.л.).

10. Изгарская, А. А. Образование в эпоху модернизации с позиции миросистемного подхода / А. А. Изгарская // Философия образования. – 2011. – № 3. – С. 12–18 (0,5 п.л.).

11. Изгарская, А. А. Оценка когнитивного потенциала теории модернизации / А. А. Изгарская // Дискуссия. Политематический журнал научных публикаций. – 2011. – № 5. – С. 63–68 (0,5 п.л.).

12. Изгарская, А. А. Теория и практика реформ отечественного образования: о причинах противоречий с позиции миросистемного подхода / А. А. Изгарская // Философия образования. – 2012. – № 6. – С. 83–88 (0,4 п.л.).

13. Изгарская, А. А. Внешние и внутренние конфликты России с позиции геополитической теории и миросистемного подхода / А. А. Изгарская // Наука и бизнес: пути развития. – 2013. – № 7. – С. 13 – 16 (0,33 п.л.).

14. Изгарская, А. А. «Закрытое общество»: за рамками концепции К. Поппера / А. А. Изгарская // Философия образования.– 2013. – № 4. – С. 38 – 44 (0,5 п.л.).

15. Изгарская, А. А. Геополитика как современная наука и вузовская дисциплина: проблема выбора научной парадигмы / А. А. Изгарская // Профессиональное образование в современном мире. – 2013. – № 3. – С. 10– 17 (0,53 п.л.).

16. Изгарская, А. А. Геополитика как современная наука и вузовская дисциплина (2): критический анализ содержания учебной литературы / А. А. Изгарская // Профессиональное образование в современном мире. – 2013. – № 4. – С. 16–23 (0,6 п.л.).

17. Изгарская, А. А. Проблемы методологии и перспективы развития миросистемного подхода / А. А. Изгарская // Дискуссия. Политематический журнал научных публикаций. – 2013. – № 7. – С. 31– 37 (0,62 п.л.).

18. Изгарская, А. А. Пространство социальных отношений в геополитическом и миросистемном измерениях: закономерности развития современной России (результаты исследования) / А. А. Изгарская // European Social Science Journal (Европейский журнал социальных наук). – 2013. – № 9. – Т. 2. – С. 46–55 (0,7 п.л.).

19. Изгарская, А. А. Судьбы Российских периферий в контексте геополитической теории и миросистемного подхода: история и современность / А. А. Изгарская // Фiлософiя i полiтологiя в контекстi сучасної культури. – 2013. – № 6 (2). – С. 3 – 10 (0,7 п.л.). (Перечень ВАК Украины).

20. Изгарская, А. А. Тенденции в педагогике. (Стенограмма вебинара от 15 мая 2014 г.) / Я. С. Турбовской, Е. В. Ткаченко, О. В. Долженко, Л. А. Григорович, А. А. Изгарская и др. // Философия образования. – 2014. – № 4. – С. 197 – 214. (1,25 п.л.).

Прочие публикации:

21. Изгарская, А. А. Социально-философская реконструкция геополитических концепций / А. А. Изгарская // Война и геополитика. Альманах. Время мира. – № 3. Война и геополитика / Под. ред. Н. С. Розова. – Новосибирск: Изд-во НГУ, 2003. – С. 265 – 287 (1,25 п.л.).

22. Изгарская, А. А. История геополитики в свете методологии научно- исследовательских программ И. Лакатоса / А. А. Изгарская // Философия и будущее цивилизации. Тезисы докладов и выступлений IV Российского философского конгресса (Москва, 24 – 28 мая 2005 г.). Т. 5. 2005 г. – С. 25.

23. Изгарская, А. А. Неравномерность распределения общественных благ и проблема территориальной целостности России / А. А. Изгарская // Социогуманитарная ситуация в России свете глобальных процессов. Материалы международной научной конференции. Москва 2 – 4 октября 2008. – М. : МАКС Пресс, 2008. – С. 158 – 161.

24. Изгарская, А. А. Геополитическая теория и миросистемный анализ: современное состояние и возможности синтеза / А. А. Изгарская // Наука. Философия. Общество. Материалы V Российского философского конгресса. Т III. – Новосибирск: Параллель, 2009. – С. 233. (0,1 п.л.);

25. Изгарская, А. А. Российская модернизация: о перспективах с позиции миросистемного подхода / А. А. Изгарская // Информация – Коммуникация – Общество. Материалы VII Всероссийской научной конференции. Санкт-Петербург. 28 – 29 января 2010 г. СПб.: Изд-во «ЛЭТИ», 2010. – С. 61–64. (0.25 п.л.);

26. Изгарская, А. А. Проблемы и перспективы геополитики как научной дисциплины / А. А. Изгарская // Человек техногенной цивилизации в условиях информатизации общества: монография. – Калининград: ФГБОУ ВПО «Калининградский гос. тех. универ.», 2011. – С. 394 –410 (1,25 п.л.).

27. Изгарская, А. А. Причины противоречий реформы отечественного образования с позиции миросистемного подхода // А. А. Изгарская / Гуманитарная подготовка будущих офицеров в контексте актуальных проблем среднего и высшего образования: материалы межвузовской научно- практической конференции. 24 апреля 2014. – Новосибирск: Новосибирский военный институт внутренних войск имени генерала армии И.К. Яковлева МВД России, 2014. – С. 68 – 73.