RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17319 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Зекрист Рида Ирековна

Научная тема: « ВЛАСТЬ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ (СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ) »

Научная биография   « Зекрист Рида Ирековна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 09.00.11

Год: 2015

Отрасль науки: Философские науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

1. Для эффективности критического анализа основных из имеющихся в литературе концепций власти целесообразно сгруппировать их в типы, аналогичные веберовским «идеальным типам». В основу предложенной типологии концепций положена трактовка бытийственного статуса феномена власти. В соответствии с данным основанием все концепции власти можно объединить в два больших типа. Первый тип охватывает те концепции, в которых власть толкуется как универсально-онтологический феномен, то есть как феномен не ограниченный рамками общественного бытия, социокультурной действительности. Ко второму типу относятся все те концепции, которые трактуют власть как исключительно феномен общественный, или социокультурный. Каждый из этих больших типов содержит в себе по два подтипа. Первый тип охватывает следующие подтипы. К первому относятся те концепции власти, в которых она изображается как сакральный, во-вторых, как принадлежащий некому трансцендентному по отношению к миру и человеческому обществу Сверхначалу. Это - прежде всего теологические концепции, а во вторую очередь - так называемые религиозно- философские учения, стремящиеся средствами философии обосновать трансцендентную сакральную власть. Ко второму подтипу относятся те концепции власти, которые либо базируются на атеизме, либо же просто игнорируют теологические и религиозно-философские концепции власти.

Во втором типе выделяются два подтипа. К первому отнесены концепции, в которых власть трактуется как универсально-социальный, или тотально-социальный, феномен (такова позиция М. Фуко); ко второму - те концепции, согласно которым власть трактуется как локальный социальный феномен, то есть особый социальный феномен, существующий наряду с другими социальными феноменами. В рамках второго подтипа выделены и проанализированы несколько вариантов трактовки власти: 1) как господства; 2) как подчиняющей силы; 3) как реализации воли; 4) как управления; 5) как причинения; 6) как способности к преобразованиям; 7) как средства коммуникации; 8) как игрового феномена.

2. Истолкование власти как универсально-онтологического феномена несостоятельно. Оно является следствием явно или неявно проводимого принципа антропо- или (и) социоморфизма. Так, теологические концепции власти некритически онтологизируют конкретно-исторические формы власти (власть монарха или главы патриархальной семьи) и приписывание её имагинативному трансцендентному Сверхсуществу. Правы те авторы, которые трактуют власть как сугубо социальный феномен. Однако это не означает, что тем самым все они правы. Каждая из них в той или иной степени, в тех или иных аспектах является нерелевантной. Так, трактовка власти как якобы рассредоточенной почти во всех без исключения социокультурных феноменах, принципиально несостоятельна: в ней любые проявления человеческой жизнедеятельности трактуются как содержащие в себе властное начало. Она фактически основывается на некритическом отношении к отчуждению, царящем в современном социуме. В этом случае всякая зависимость или причинно-следственная связь неправомерно трактуется как проявление власти. В различных вариантах трактовки власти как локального социального феномена содержится много как позитивного, так и негативного. Это и делает необходимым дальнейшее исследование власти как социального феномена.

3. Власть есть сугубо социальный и социально-исторический феномен. Для определения её сущности и её структуры наиболее приемлемым является системный подход. Реализация данного подхода предполагает выявление так называемого системообразующего фактора. Им является некий конкретный феномен, который лежит в основании системы, который её конституирует. Этот феномен можно адекватно определить через понятия «связь» (объективный элемент) и «отношение» (субъективный элемент). Власть есть сторона специфической социальной связи-отношения (для простоты - властеотношения), другой стороной которого является подвластность. Властеотношение есть связь, над которой надстраиваются отношение власти к подвластности и отношение подвластности к власти. Самая общая функция власти - охранительно-управленческо-регулятивная. Властеотношение строится по вертикали: верхнюю позицию занимает собственно власть, нижнюю - подвластность; оно асимметрично и с сáмого начала является одной из форм социального неравенства. У власти и подвластности неравные возможности и полномочия. И это неравенство укоренено в наличном социуме. Несмотря на внешнюю видимость, ведущей стороной властеотношения является подвластность.

4. Структура власти, или властной инстанции, как социального института, определяется её социальной функцией и включает ряд уровней, каждый из которых, в свою очередь, тоже структурирован. Основными являются следующие уровни власти, или властной инстанции: 1) уровень атрибутов власти как стороны властеотношения; 2) уровень структурных модусов власти; 3) уровень методов осуществления власти; 4) уровень средств осуществления власти; 5) уровень социальной дислокации власти. В социуме существует целый ряд видов власти, одни из которых имеют всеисторический характер, другие - конкретно-исторический и даже этнокультурный характер. Эти виды в рамках социума соотносятся друг с другом по логике субординации. В теократических режимах на вершине находится религиозная власть, в светских - государственная и политическая. Инстанция подвластности также обладает своей структурой, которая определяется её функцией в составе социума. При этом данная структура более проста сравнительно со структурой властной инстанции. Те же элементы, которые общи у власти и у подвластности, фигурируют как бы с обратными знаками.

5. Власть как сугубо социальный феномен зарождается и функционирует уже в первобытном обществе. Она эволюционирует по мере усложнения социума, под влиянием дифференциации форм деятельности и обусловленным последним разнообразием связей и отношений. Она возникает из необходимости обеспечения целостности социума, регуляции и регламентации деятельности и отношений членов социума, а также организации защиты от враждебных общностей или (и) войны против них. На стадии земледельческой общины, которая, как правило, представляет собой объединение нескольких общин, формируется протогосударство с центральной властью, функция которой закрепляется за конкретными индивидами. Особенность данной власти состоит в том, что исполнение её функций ещё вплетено в непосредственную жизнедеятельность социума, и она ещё не встала над социумом и его членами. Разложение земледельческой общины знаменовало собой переход от Архаики к Постархаике, к возникновению государства и государственной власти стоящей над обществом.

6. Тип социальных связей и отношений, на котором базируется социум, во многом задаёт и обеспечивает тип власти и характер её влияния на жизнедеятельность человека. В Постархаике основанием общества остаются отношения личной зависимости, в то же время в ходе истории претерпевающие трансформации. В истории постархаической Западной Европы они претерпели трансформацию от отношений непосредственного господства и подчинения (греко-римская Античность) до сложно опосредствованной иерархической зависимости в условиях Средневековья. В системе связей и отношений личной зависимости государство, как правило, является централизованным и никакого разделения властей не только не было, но и не могло быть. Сама эта система создаёт условия сосредоточения законодательного, исполнительного и судебного элементов власти в одном центре, каковым является правитель. В осуществлении власти в данных обществах доминирует элемент воли. Все другие формы власти в таких обществах существуют по образу и подобию верховной, государственной власти. В системе отношений вещной зависимости экономика выдвигается на одно из основных мест, чего не было в прежних формациях. Вслед за ней на передний план выдвигается политика. Религия и церковь отступают на второй план. Религиозная власть становится подсобной для политики. Государство в максимальной степени становится политическим образованием, а политическая власть почти сливается с государственной властью. Она всецело ему принадлежит. В системе отношений вещной зависимости, для которых характерна атомизация членов общества, интересов и т. д., государство по необходимости должно строиться на демократических или либерально-демократических основаниях. Здесь государство имеет правовой статус, а осуществление власти опирается преимущественно на закон и в нём доминирует прагматический рассудок. И если в прежних, централизованных по своей сути, режимах захват власти имел социально-онтологический смысл, то условиях нового режима это становится бессмысленным. Поэтому не только возможно, но и необходимо разделение властей. В то же время обладание властью даже в демократическом государстве сулит - если и не личные, то групповые (партийные, классовые и др.) - выгоды и привилегии. Поэтому и в самых демократических режимах действуют и борются две довольно устойчивые тенденции: 1) тенденция к сохранению состояния разделённости ветвей власти и 2) тенденция к преодолению данного состояния и стремления соединить их в одних руках или в одном центре.

7. Тип общественных связей и отношений, существовавший в Советском Союзе, нельзя подвести под понятие отношений личной зависимости, так как они присущи доиндустриальным обществам, а советское государство было индустриализованным. Но их нельзя подвести и под отношения вещной зависимости, ибо данная система не строится на началах иерархии, а советское общество было жёстко иерархизировано. О связях и отношениях универсально развитых свободных индивидуальностей говорить не приходится, так как последние исключают тоталитаризм и авторитаризм, а советский строй, как известно, был и тоталитарным, авторитарным. Получается, что оно сочетало два принципиально несовместимых начала. В советском обществе его основанием был тип связей и отношений, не сводимый ни к личной, ни к вещной зависимости в их чистом виде. Это была система вещных связей и отношений, функционирующих, тем не менее, по логике связей и отношений личной зависимости. Этим определялся как характер верховной власти, так и характер её влияния на жизнедеятельность граждан. Постсоветские транзитные общества характеризуются некоторой антитетикой. Почти во всех них к власти пришли бывшие представители партийной номенклатуры, оказавшиеся не способными осуществить цивилизованный переход к рыночной экономике, демократическому устройству общества и правовому государству. В этих условиях разделение властей существует, но оно, особенно в первое десятилетие суверенитета фактически являлось номинальным. Лишь постепенно ситуация начинает выравниваться.

8. Процессы модернизации оказывают в целом положительное влияние на те национальные государства, которые являются светскими, и негативное - на те государства, в которых действуют разного рода теократические режимы (например, в исламских государствах). Процессы информатизации общества внутренне противоречивы. С одной стороны, информационно- коммуникационные технологии создают возможность безграничного, трансгосударственного взаимодействия людей, а с другой стороны, эти технологии ещё больше изолируют их друг от друга, ибо подменяют реальное общение виртуальным.

9. Правы те исследователи, которые принципиально различают глобализацию и глобализм. Это абсолютно необходимо для ясного понимания тех процессов, которые сегодня происходят в мире. Глобализация является никем намеренно не управляемым естественноисторическим процессом превращения историю разных народов во всемирную историю; глобализм же является управлением историческим процессом из единого центра (каковым являются США) в интересах этого центра, именуемого «золотым миллиардом». Если глобализация в целом не посягает на интересы национальных государств, то основная задача глобалистов состоит в том, чтобы ослабить, а в пределе - ликвидировать национальные государства, в первую очередь те, на территории которых расположены полезные природные ископаемые и иные ресурсы. Но любое государство - это не самодействующий субъект, оно для своего функционирования нуждается в субъектах, осуществляющих властные и иные полномочия. На протяжении длительной истории эти полномочия исполняет властвующая элита, противостоящая остальным гражданам государства, обобщённо именуемым народом. При этом в советском прошлом большинство представителей хозяйственной и особенно интеллектуальной и так называемой творческой элиты не противопоставляла себя народу, а в той или иной мере стремилась выражать его интересы. Ситуация изменилась после образования постсоветских этно-национальных государств. Произошли трансформации не только в народе, но и в среде элит. Идёт наступление эмиссаров глобализма на национальные элиты с целью склонить их на свою сторону, точнее - на сторону своих хозяев. Новые, коррумпированные и зависимые от транснациональных финансовых кругов национальные элиты во многом стали марионетками в руках этих эмиссаров.

10. Те варианты структуры общественного сознания, которые разрабатывались в рамках исторического материализма, весьма неадекватны. Главными в структуре общественного сознания являются его формы. Это его горизонтальная структура. Но в нём имеется и вертикальная структура. Она имеет два основных уровня - 1) уровень обыденного сознания (нижний уровень) и 2) уровень специализированного сознания (верхний уровень). Ниже обыденного сознания сосредоточено оформившееся в ХХ в. массовое сознание. Существует также время от времени актуализирующееся психическое состояние толпы. В каждой форме общественного сознания и на каждом его уровне формируется и функционирует специфический образ власти, государственной, прежде всего. Под образом власти в общественном сознании следует понимать не художественный образ, являющийся продуктом эстетического отношения к миру, а познавательный образ-представление. В нём необходимо различать форму и содержание. Именно по форме и по содержанию и различаются образы власти в общественном сознании. Содержание образа власти определяется реальным положением дел в социуме - существующим государственно-политическим режимом и объективным характером государственной власти. Форма же образа власти определяется, во- первых, формами общественного сознания, во-вторых, теми уровнями сознания, в которых он формируется и функционирует. В любом обществе, в любой культуре не существует и не может существовать единого образа государственно-политической власти. Психическое состояние толпы оказывается цельным, цементированным внушённой эмоцией или идеей, какой бы бредовой она реально ни была. Этому состоянию может быть внушён любой образ власти - как сверхположительный, так и сверхотрицательный.

11. Одной из главных форм осуществления стратегии государственной власти является манипулирование сознанием и поведением подвластной стороны. Важным средством такого манипулирования является идеологически нагруженный язык. Употребление языка в политических целях превращает язык в один из факторов политики. Язык политики и политической идеологии - это одна из разновидностей функционального языка. Этот язык является средством осуществления политики, средством достижения политических целей. Язык имеет сложную и многоуровневую структуру. Наиболее явное и в то же время наиболее частое использование языка идеологией проявляется на его лексико- семантическом уровне. Кроме того, в своём прагматическом аспекте язык наиболее тесно связан с идеологией. При этом он не поглощается ею, сохраняя по отношению к ней некоторую дистанцию. Идеология здесь также не вписывается внутрь семантики как система всеохватывающих коннотаций, но предписывает языку участие в определённой системе субъект-субъектных отношений. Отношение между прагмемами выражается в так называемой идеологической тетраде, представляющей собой модифицированный логический квадрат Михаила Псёлла. Весьма важное значение для идеологического использования языка имеет лингвистический принцип, сформулированный Ф. де Соссюром и поддержанный современным постсруктурализмом, согласно которому обозначающее независимо от обозначаемого.

12. Глобалисты ведут обработку сознания граждан национальных государств в направлении разложения ценностного уровня сознания и сведéния его к уровню полезностей, прививается жажда потребительства и приобретательства. Императив быть вытесняется императивом иметь. Объектом обработки чаще всего становятся молодые люди юношеского и подросткового возраста. Им внушается, что польза - это то высшее, к чему человек должен стремиться, и что на этом пути все средства оправданы. Насаждается культ гедонистического образа жизни. Пропагандируются однополые браки, интенсивно распространяются наркотики и порнография, включая и детскую порнографию. Особые усилия направляются на разрушение сферы образования и воспитания. В перспективе - имплантация каждому личных идентификационных полифункциональных микробиочипов, что создаст возможность тотального контроля за каждым жителем планеты, и переход на систему безналичных денег, что обеспечит возможность тотального манипулирования поведением людей.

13. У человека все его идентичности выстроены по логике ценностной иерархии: одни являются для него и для социума более значимыми, другие - менее (при этом шкала индивида и шкала социума могут и не совпадать). Следовательно, каждая идентичность есть некоторая ценность. Крушение Советского Союза и образование постсоветских государств с избранным ими принципиально новым вектором эволюции у многих людей произошёл кризис идентичностей. Произошло не только резкое расслоение на сверхбедных и сверхбогатых, но обнаружились коллизии в сфере этно-национальных отношений. Советский Союз позиционировал себя как многонациональное и многоэтничное государство. Миграционные процессы специально не контролировались и не регламентировались. В каждой союзной республике проживали люди разных национальностей. В каждом из таких государств выделился так называемый титульный этнос, вокруг которого должны объединяться все другие этносы. Отдельный индивидуум, не принадлежащий к титульному этносу стал остро ощущать свою этническую идентичность (особенно это явно до сих в бывших прибалтийских союзных республиках). Так этно-национальная идентичность выдвинулась на передний план, оттеснив другие, прежде более значимые. И вместе с тем возник и кризис этно- национальной идентичности.

14. В трансформации власти и технологий её влияния на жизнедеятельность личности значительная миссия отводится принципу гуманизма и гуманистического мировоззрения. При этом далеко не всякий вариант гуманизма пригоден для этого. На эту роль не может претендовать религиозный гуманизм, а также гуманизм, базирующийся на принципе антропоцентризма. Той технологией, которая может способствовать положительной трансформации власти и применяемых ею технологий влияния на жизнедеятельность стороны подвластности и отдельной личности, может быть гуманизация всей человеческой действительности. В этом каждый индивид должен начинать с себя, будь на стороне власти или на стороне подвластности. Однако это может способствовать успеху лишь применительно к национально-государственной властной элите, но отнюдь не к тем, кто от имени «золотого миллиарда» осуществляет стратегию и тактику глобализма. Но и тут не всё безнадёжно: положение может спасти многополярное устройство мира, которое уже набирает силу.

Список опубликованных работ

Статьи в ведущих рецензируемых журналах

1. Зекрист, Р.И. Есть ли у казахстанского Барса шанс стать японским Драконом? / Р.И. Зекрист // Мировая экономика и международные отношения. - Москва : Изд-во «Наука», 2001. - № 4. - С. 113-116. - 0,5 п.л.

2. Зекрист, Р.И. Тринитарность религии, обусловленная нелинейностью социума / Р.И. Зекрист // Вестник Челябинского государственного университета. Серия Философия. Социология. Культурология. Выпуск 5. - Челябинск : Изд-во Челябинского государственного университета, 2008. - № 10. - С. 31-41. - 0,8 п.л.

3. Зекрист, Р.И. К проблеме типологии концепций власти / Р.И. Зекрист // European Social Science Journal (Европейский журнал социальных наук). Рига - Москва, 2011. - № 10 (13). - С. 63-71. - 0,7 п.л.

4. Зекрист, Р.И. Образовательные процессы в культуре (в контексте «власть-знание-телесность» М. Фуко и реальной повседневности) / Р.И. Зекрист // Вестник университета Российской академии образования, 2011. - № 2 (55). -С. 155-157. - 0,4 п.л.

5. Зекрист, Р.И. Концепция власти Мишеля Фуко / Р.И. Зекрист // Известия Уральского государственного университета. – Екатеринбург: Изд-во Уральского университета, 2012 г. (вып.2). - С. 40-46. - 0,9 п.л.

6. Зекрист, Р.И. Типология концепций власти: философский анализ / Р.И. Зекрист // Социум и власть. - Челябинск : Изд-во Челябинского филиала РАНХиГС, 2013. - №2. - С. 39-44. - 0,6 п.л.

7. Зекрист, Р.И. Власть: сущность и структура / Р.И. Зекрист // Историческая и социально-образовательная мысль. - Краснодар : Издательский дом «Наука образования», 2012. - № 5 (15). - С. - 109-115. - 0,9 п.л.

8. Зекрист, Р.И. Концепция власти А. Кожева / Р.И. Зекрист // Филология и культура. Казань : Изд-во ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет», 2012. - № 2 (28). С. 253-258. - 0,8 п.л.

9. Зекрист, Р.И. Детерминированный хаос – параметр культуры будущего / Р.И. Зекрист // Вестник МГУ. Москва : Изд-во Московского государственного университета, 2011. - № 4. - С. 81-88. - 0,9 п.л.

10. Зекрист, Р.И. Методология культуры – путь к новому мировидению / Р.И. Зекрист // Вестник ЧелГУ. Серия Философия. Социология. Культурология. Выпуск 5. Челябинск : Изд-во Челябинского государственного университета, 2011. - № 4. - С.104-110. - 0,8 п.л.

11. Зекрист, Р.И. Идеологически нагруженный язык как орудие власти / Р.И. Зекрист // Вестник ЧелГУ. Серия Философия. Социология. Культурология. Выпуск 5. Челябинск : Изд-во Челябинского государственного университета, 2013. - С. 66-72. - 0.8 п.л.

12. Зекрист, Р.И. Глобальные вызовы национальному государству и национально-государственной власти в условиях современного мирового порядка / Р.И. Зекрист // Вестник КГТУ-КАИ им. А.Н.Туполева. Казань : Изд-во Казанского государственного технического университета, 2013. - С. 193-197. - 0,6 п.л.

13. Зекрист, Р.И. Рыбин В.А. Идея университета XXI века: опыт исследования. Челябинск : Изд-во Челябинского государственного университета, 2012 / Р.И. Зекрист // Пространство и Время. - Москва, 2014. - № 3(17). - С. 311-312. - 0,3 п.л.

14. Зекрист, Р.И. Генезис феномена власти (социально-философский анализ) / Р.И. Зекрист // Инновации и инвестиции. Москва : Изд-во КноРус,

2014. - № 8. - С. 236-240. - 0,7 п.л.

15. Зекрист, Р.И. Образы власти в общественном сознании / Р.И. Зекрист // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. Краснодар: Издательский дом «Наука и образование», 2015. - №1. - С. 85-93. – 0,9 п.л.

Монографии

16. Зекрист, Р.И. Философия самоорганизации в эволюции культуры : Монография [Текст] / Р.И. Зекрист. - Костанай : Костанайский филиал Челябинского государственного университета, 2009. - 232 с.

17. Зекрист, Р.И. Власть и общество: теоретический и методологический анализ : Монография [Текст] / Р.И. Зекрист. – Костанай : Костанайский филиал «ЧелГУ», 2012. - 304 с.

18. Зекрист, Р.И. Власть и глобализация : Монография [Текст] / Р.И. Зекрист. - Костанай : Костанайский социально-технический университет им. З. Алдамжар, 2014. - 296 с.

Другие издания

18. Зекрист, Р.И. Культура, человек, общество: социокультурный подход / Р.И. Зекрист // Философия и культура: Материалы XIII Международной научной конференции (12-13 мая, 2011г., г. Астана). - Астана : Изд-во Евразийского Национального университета. - 2011. - С. 290-294. - 0,7 п.л.

19. Зекрист, Р.И. Эмерджентная самоорганизация сложных систем – путь от конфликта к диалогу / Р.И. Зекрист // Динамика и развитие иерархических (многоуровневых) систем (теоретические и прикладные аспекты) : Материалы III международной научно-практической конференции, (27-28 ноября 2007 г., Казань). - Казань, 2007. - 0,6 п.л.

20. Зекрист, Р.И. Межкультурный диалог и переход к «устойчивому развитию» в контексте его новой логики развития / Р.И. Зекрист // Устойчивое развитие общества: ожидания и реалии : Материалы Международной научно-практической конференции (4 марта 2011г, г. Алматы). Алматы : Изд-во Казахстанско-Немецкого университета. - 2011. - С.111-116. - 0,8 п.л.

21. Зекрист, Р.И. Немецкая и индийская философские системы в контексте стратегий управления реальностью / Р.И. Зекрист // Рио+20 – инновации для устойчивого развития : Материалы Международной научно-практической конференции (16 марта 2012г., г. Алматы). – Алматы : Изд-во Казахстанско-Немецкого университета. - 2012. - 0,7 п.л.

22. Зекрист, Р.И. Маскулинность в исламе и ее репрезентация в средствах массовой информации / Р.И. Зекрист // Новые тенденции в развитии ислама и их воздействие на стабильность в Центральной Азии : Материалы Международной конференции FES (фонд Fridrich Ebert Stiftung) с Казахстанским аналитическим журналом Exclusive (21 ноября 2011 г., г. Алматы). - Алматы, 2011. - С.122-127. - 0,6 п.л.

23. Зекрист, Р.И. К проблеме сущности феномена власти / Р.И. Зекрист // Тезисы доклада на VI Российский философский конгресс. Нижний Новгород, 2012. Режим доступа : http://rfk2012.unn.ru/pages/program/tom1.pdf. - 0,01 п.л.

24. Зекрист, Р.И. Трансформация концепций власти под влиянием реалий XX века (о философии А. Кожева) / Р.И. Зекрист // European Researcher (Европейский исследователь). Сочи : Academic Publishing House Researcher -2012. Vol. (21). - № 5-2. - С. 640-645. - 0,9 п.л.

25. Зекрист, Р.И. Информационная цивилизация как один из векторов эволюции культуры 21 века / Р.И. Зекрист // Экспертъ. Москва, 2011. - № 4. -С.76-89. - 0,5 п.л.

26. Зекрист, Р.И. Всеприсутствие власти М. Фуко: критический анализ / Р.И. Зекрист // Вестник университета «Туран». Алматы : Изд-во «Туран», 2012. - №2. - 0,6 п.л.

27. Зекрист, Р.И. Информационные процессы образования (философский аспект) / Р.И. Зекрист // Философия и общество. - Москва : Учитель, 2012. - № 2. С.120-127. - 0,7 п.л.

28. Зекрист, Р.И. Время и синергетика управления социальными процессами / Р.И. Зекрист // Современность : мир мнений. Алматы. КАЗНПУ им. Абая. - 2010. - № 1. - С. 160-165. - 0,5 п.л.

29. Зекрист, Р.И. Национально-государственная власть: вызовы и перспективы / Р.И. Зекрист // Буква и дух закона : Сборник научных работ. -Челябинск: Челябинский филиал РАНХиГС, 2013. - С. 58-60. - 0,1 п.л.

30. Зекрист, Р.И. Национально-государственная власть и вызовы глобализации / Р.И. Зекрист // Навстречу XXIII Всемирному Философскому конгрессу: философия как исследование и образ жизни : Материалы научной конференции с международным участием (26-27 апреля 2013 г., г. Казань). -Казань, 2013. - С. 192-195. - 0,5 п.л.

31. Зекрист, Р.И. Глобальные вызовы национальному государству и национально-государственной власти в условиях современного миропорядка / Р.И. Зекрист // XXIII Всемирный философский конгресс «Философия как исследование и образ жизни». Афины, 2013. Режим доступа : www.dialog21.ru. -0,6 п.л.

32. Зекрист, Р.И. Власть и иерархия: развитие и динамика многоуровневых систем / Р.И. Зекрист // Развитие и динамика иерархических (многоуровневых) систем. Философские, теоретические и практические аспекты : Сборник материалов V международной научно-практическая конференции (11-13 ноября 2013 г., г. Казань). Казань, 2013. - С. 42-55. - 0,6 п.л.

33. Зекрист, Р.И. Воля к власти и бытие: Ф. Ницше и М. Хайдеггер (сравнительный анализ) / Р.И. Зекрист // Общественные науки. Всероссийский научный журнал. Москва. - 2012. - № 3. - С. 6-12. - 0,6 п.л.

34. Зекрист, Р.И. Основные формы и технологии воздействия власти на формирование личности в условиях глобализации: современная война / Р.И. Зекрист // Война и право: история и современные проблемы : Материалы Всероссийской научно-практической конференции (3 апреля 2014 г., г. Челябинск). - Челябинск : Изд-во Южно-Уральского государственного университета, 2014. - С. 53-59. - 0,9 п.л.

35. Зекрист, Р.И. Государственная власть и национальная история в контексте нового мирового порядка / Р.И. Зекрист // Структурные изменения и развитие общества : ХI ежегодная международная научно-практическая конференция (4 апреля 2014 г.). - Алматы : Изд-во Казахстанско-Немецкого Университета, 2014. - С.163-167. - 0,9 п.л.

36. Зекрист, Р.И. Триединство социокультурных феноменов / Р.И. Зекрист // Вестник науки КСТУ. Костанай : Изд-во Костанайского социально-технического университета, 2014. - №2. - С. 78-85. - 0,9 п.л.

37. Зекрист, Р.И. Полиэтническая культура и гуманизм в условиях современного миропорядка как принципы педагогической науки и практики / Р.И. Зекрист // Алдамжаровские чтения-2014: Материалы Международной научно-практической конференции (4-5 декабря 2014 г., г. Костанай). -Костанай: Изд-во Костанайского социально-технического университета, 2014. -С. 121-124. - 0,8 п.л.

38. Зекрист, Р.И. Кризис личностной и групповой идентичности: социально-онтологический смысл. Crisi di identita personale e di gruppo: senso socio ontologico / Р.И. Зекрист // Italian Science Review (электронный научный журнал). - Научный издательский центр, 2014. - № 5(14). - Режим доступа : http://www.ias-journal.org/archive/2014/may/Zekrist.pdf – С.186-191. - 0,8 п.л.

39. Зекрист, Р.И. Идентичность и самоидентичность: между коллективом и индивидом / Р.И. Зекрист // Проблемы экономики и права. Костанай : Изд-во Костанайского социально-технического университета, 2014. -№2. - С. 78-83. - 0,9 п.л.

40. Зекрист, Р.И. Власть и ее влияние на жизнедеятельность личности в условиях глобализации / Р.И. Зекрист // Россия и Европа: связь культуры и экономики: Материалы IX Международной научно-практической конференции. Прага, Чешская республика : Изд-во WORLD PRESS s.r.o., 2014 - С. 313-317. -0,7 п.л.

41. Зекрист, Р.И. Michel Foucault et l´omniprésence du pouvoir: la sagesse entre possible et impossible / Р.И. Зекрист // Le possible et l’impossible: XXXV конгресс ASPLF совместно с Rives Mediterraneennes. Марокко : Рабат, 2014. -0,16 п.л.

42. Зекрист, Р.И. Kantian moral law in the social and legal context / Р.И. Зекрист // Studia philosophica kantiana : Filozofcký časopis. Prešov: Prešovská univerzita, ročník 3, 2014. - №2. - 0,6 п.л.

43. Зекрист, Р.И. Характер власти и её влияние на жизнедеятельность личности в системе отношений личной зависимости / Р.И. Зекрист // Проблемы экономики и права. Костанай : Изд-во Костанайского социально-технического университета. - 2014. - № 4. - С. 8-12. - 0,6 п.л.