RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17319 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Нарыкова Светлана Петровна

Научная тема: « ФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННАЯ КОНЦЕПЦИЯ ВЛАСТИ В ТРАНЗИТИВНОМ ОБЩЕСТВЕ »

Научная биография   « Нарыкова Светлана Петровна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 09.00.11

Год: 2015

Отрасль науки: Философские науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Успешное осуществление научного познания транзитивного общества остро нуждается в социально-философском исследовании данного феномена, поскольку именно оно позволяет, с одной стороны, сконструировать его целостную модель, а с другой - выявить с ее помощью закономерности развития общества, обусловливающие переход той или иной страны от одного социально-экономического уклада жизни к другому. Выполнить данную задачу силами специальных социальных наук не представляется возможным, поскольку они либо предлагают видение определенного среза транзитивного общества (социального, политического, экономического), либо ограничиваются на основании обобщения эмпирических данных констатацией существующего положения в конкретных транзитивных обществах. Компенсируя односторонность специально-научных исследований данного феномена и одновременно осмысляя предоставляемый ими эмпирический материал и частные теоретические конструкции, социально-философская концепция транзитивного общества должна в своем развитии преодолеть как минимум шесть важнейших этапов: онтологический, гносеологический, социально-философский, философско-социологический, философско-политологический, философско-экономический. На онтологическом уровне концептуализации понятия транзитивного общества устанавливаются субъект и характер транзитивных процессов. На гносеологическом уровне определяется отношение предлагаемой теоретической конструкции к социальной реальности. На социально-философском - осуществляется непосредственное конструирование идеальных схем и моделей, раскрывающих тенденции и закономерности развития транзитивного общества в целом и его важнейших форм. На философско-социологическом, философско-политологическом и философско-экономическом уровнях концептуализации понятия транзитивного общества происходит обоснование эмпирического материала, предоставляемого частными науками, отстаиваемой теоретической моделью. Таким образом, в исследованиях транзитивного общества социально-философское познание выполняет интегративную, теоретико-методологическую и мировоззренческую функции.
  2. Социально-философское исследование транзитивного общества должно быть, с одной стороны, открытым по отношению к эмпирическому материалу частных социальных наук, а с другой - предлагать конкретное концептуальное видение этого материала. По данной причине одним из наиболее перспективных направлений социально-философского исследования должен быть признан социальный конструктивизм, который предполагает упорядочение фактических данных, предоставляемых социальными науками, с помощью различных идеальных конструкций, с одновременным отказом от гипостизации выявляемых с их помощью закономерностей и тенденций развития общества. В качестве идеальной конструкции, позволяющей раскрыть многие существенные связи и отношения в исследуемом предмете, выступает понятие коммуникативности политической власти в транзитивном обществе. Оно позволяет установить специфику социального взаимодействия внутри правящей элиты и в политической сфере в целом, а также между формирующимся гражданским обществом и государством. Возможность избрания коммуникативности политической власти в качестве призмы для рассмотрения транзитивного общества объясняется тем, что в социуме, находящемся в переходном состоянии, политическое регулирование всегда существенным образом отличается от обществ открытого и закрытого типов.
  3. В транзитивных процессах большое значение имеет анализ развития политической формации, основой которой выступает доминирование государственной власти в социальной, экономической и духовной сферах общества. Так, трансакция может быть связана с революционным или эволюционным переходом от прежнего социального уклада жизни к экономической или смешанной формации. Другим направлением транзитивного процесса может служить модернизация политической формации, ее переход на более высокий с экономической точки зрения уровень развития. Кроме того, история знает примеры эволюции экономических и смешанных формаций к военному типу общества. Во всех перечисленных процессах характер политической власти имел определяющее значение. Одним из средств определения направления социального развития транзитивного общества может служить анализ изменения степени открытости политической власти, ее способности организовать внутри себя правила конкуренции соперничающих группировок и вести диалог с оппозицией и формирующимся гражданским обществом.
  4. Важнейшим социально-онтологическим фактором, оказывающим воздействие на характер политической власти, является социальная динамика, приводящая к качественным изменениям как в характере социальных институтов, так и в самой структуре общества. Политическая власть, выступая в качестве регулятора социальных отношений, испытывает непосредственное воздействие изменяющихся потребностей социальных институтов и различных социальных сил. Вынужденная реагировать на данные изменения как в форме стимуляции, так и в форме противодействия различным тенденциям в развитии общества, политическая власть оказывается вовлеченной в систему социальной коммуникации. Одновременно с этим коммуникативность как проявление социальной динамики и социальной мобильности является свойством самой политической власти. Она проявляется в необходимости взаимодействия различных элементов политической системы в процессе обновления политической элиты, а также является важнейшим элементом политической борьбы, поскольку выступает средством создания политических союзов. Степень и характер развития социально-политической коммуникации того или иного транзитивного общества позволяют определить его принадлежность к определенной формации.
  5. Одной из важнейших форм организации социальной динамики, придающих ей направление развития, устанавливающих цели и задачи, а также средства их достижения, является политическая стратегия. С точки зрения отношения политической власти к социальным процессам можно выделить два простейших вида стратегий: первая - сдерживающая стратегия, которая направлена на противодействие таким социальным процессам, которые угрожают как социальному порядку в целом, так и действующей политической власти; вторая стратегия направлена на установление полезности того или иного социального процесса и на разработку системы мер его социальной поддержки. Важнейшим средством определения того или иного процесса в качестве негативного или положительного является социальная коммуникация, которая придает обоснованность и легитимность принятому политическому решению. При этом политической власти приходится быть достаточно гибкой в выборе стратегии в отношении к тем или иным социальным процессам, поскольку транзитивное общество является принципиально динамичным.
  6. Формы осуществления политической власти, определенные в античности как идеальные основания, остаются неизменными, они есть эталон политического режима и одновременно его логический концепт. При этом ни одна из форм осуществления политической власти в транзитивном обществе не может быть представлена во всей полноте и в чистом виде, она лишь может в той или иной степени соответствовать данному идеалу. Практическая сторона логического осмысления форм осуществления политической власти в понятиях связана с тем, что в рамках осмысления понятий возможно, по нашему мнению, рассматривать форму политического устройства любого государства по существу. В результате в ряде случаев не только выявляется противоречие между де-юре и де-факто политических систем, но и формируется прогноз на уровне закономерности политического развития. Представляя собой самоорганизацию социального пространства во времени, политическая власть эволюционирует, сохраняя лишь свои жизнеспособные формы. Общество, усложняясь, увеличивает социальное пространство и интенсивность социальных процессов. Политическая власть, представляя собой и категорию определенного режима, усложняется и интенсифицируется прямо пропорционально усложнению социальной структуры.
  7. Важнейшим для транзитивного общества в целом и судьбы его правящей элиты в частности является принятие государством решений, приводящих либо к его дестабилизации, либо к устойчивому росту. При этом точки зрения правящей элиты и общественное мнение по поводу того или иного политического решения могут не совпадать. Количество решений, принятых политической властью, идущих вразрез с общественным мнением и признанных позднее верными, поднимает престиж правящей элиты и способствует успешному завершению транзитивных процессов. Вместе с тем, преодоление политической властью общественного мнения может создать угрозу возврата к чисто авторитарным формам правления. Поэтому диалог между властью и обществом является важнейшей гарантией невозможности возврата к тоталитаризму.
  8. Главная социально-онтологическая черта политической власти транзитивного общества заключается в том, что она в отличие от государственной власти стабильных обществ обладает возможностью выбора между различными общественными формациями. Данное обстоятельство налагает на политическую элиту ряд ограничений, но также дает ей ряд преимуществ. Ограничения политической власти связаны, в первую очередь, с недостатками экономических возможностей, поскольку общество переходного типа предполагает перестройку имевшейся раннее системы производства. Преимущество политической, прежде всего государственной, власти в период социальных трансформаций заключается в возможности определенного выхода за рамки правового поля, обосновываемого и частично оправдываемого необходимостью преобразования социальной жизни. Формационный выбор правящей элиты, который часто может отличаться от декларируемого, проявляется постепенно и закрепляется в определенной социальной политике. О последней можно судить по характеру организации социальной коммуникации. Постепенное сокращение обратной связи между властью и обществом и, прежде всего, снижение критики правящего режима свидетельствует о стремлении элиты транзитивного общества к модернизации политической формации. И напротив, движение к организации в обществе честной социальной, экономической и политической конкуренции, а также появление различных институтов гражданского общества, взаимодействующих с формирующимся правовым государством, позволяет надеяться на успешное завершение трансакции и замену политической формации системой с доминированием экономических или политико-экономических отношений.
  9. Одной из причин краха тоталитарных режимов является разрыв правящей элитой коммуникативных связей с обществом. По этой причине политическая власть транзитивного общества стремится не потерять контроль над динамикой социальных изменений и выстраивает более совершенную систему взаимодействия с различными социальными слоями. Отсюда следует, что развитие системы социальной коммуникации и установление той или иной степени контроля над ней является одной из важнейших потребностей как правящей, так и оппозиционной элиты транзитивного общества. Особенность социальной динамики в обществе переходного типа заключается в неравномерности приспособления различных социальных институтов к изменяющимся социально-экономическим и политическим реалиям. По этой причине политической элите, желающей либо удержать равновесие социальной системы, либо, напротив, ее нарушить и достичь государственной власти, необходимо осуществлять взаимодействие с широкими социальными слоями. Таким образом, степень коммуникативности политических элит транзитивного общества имеет определяющее значение в политической борьбе.
  10. Российское общество с начала 1990-х гг. стоит перед формационным выбором, который должен на длительный срок определить его развитие. Неспособность тоталитарного режима реализовать сдерживающую стратегию по отношению к процессам социального изменения поставила российское общество перед выбором между тремя основными возможностями дальнейшей организации социальной жизни. Первая возможность состояла в выборе экономической формации - уклада социально-экономической и политической жизни, соответствующего так называемому «дикому капитализму». Попытка реализации данного проекта была принята в 1990-е гг. и привела к господству олигархии. Вторая возможность социального развития России заключается в построении либерально-демократического общества по типу экономически развитых стран Запада и означает движение к построению смешанной формации, гармонично сочетающей в себе элементы экономического и политического регулирования социальных процессов. К сожалению, историческая практика показала губительность осуществления данного идеала для российской государственности. Третья возможность формационного выбора России связана с модернизацией политической формации, ее переходом на новую ступень развития. Несмотря на целый ряд недостатков в реализации данного проекта, он позволит российскому обществу решить важнейшие исторические задачи, такие как устранение угрозы экстремизма и терроризма; завершение формирования евразийской цивилизации; сохранение суверенитета российской государственности; снижение остроты экологических проблем; масштабное освоение космоса. Выбор России в пользу модернизации политической формации связан с поддержанием равновесия мировой социально-политической системы. Так, общество в целом не может нормально функционировать, если в нем индивидуалистическая ценностная система не уравновешивается коллективистскими и солидаристскими системами, основанными на этике самопожертвования. В свою очередь, либерально-демократическая форма правления в мировом масштабе не сможет противостоять тоталитаризму, если не будет пользоваться поддержкой авторитарных режимов, обладающих большими мобилизационными возможностями. Наконец, экономика современного мира нуждается в добыче и обработке различных видов сырья. Данная потребность с неизбежностью порождает и будет порождать государства с авторитарными режимами правления, что делает политическую формацию неотъемлемым элементом социальной структуры современного мира. Вместе с тем, неизбежность восстановления политической формации в России в полном объеме не означает невозможность ее гуманизации. Важнейшим условием успешного решения данной задачи является наличие развитой системы коммуникации между политической властью и обществом.

Список опубликованных работ

Монографии:

1. Нарыкова С.П. Системный подход в теоретико-правовых исследованиях. – Краснодар: Краснодар. ун-т МВД России, 2010. – 9,1 п. л.

2. Нарыкова С.П. Концептуальный анализ феномена власти: теоретические подходы и основные проблемы. – Краснодар: Краснодар. ун-т МВД России, 2012. – 9,8 п. л.

3. Нарыкова С.П. Феномен политической власти: социально-философский анализ. – Краснодар: Краснодар. ун-т МВД России, 2014. – 11,2 п. л.

4. Нарыкова С.П. (в соавторстве) Механизм политической власти в транзитивном обществе. – Краснодар: Краснодар. ун-т МВД России, 2014. – 8,4 п. л.

5. Нарыкова С.П. Методологический аспект национальной безопасности // Обеспечение национальной безопасности: колл. монография. – Краснодар: Краснодар.ун-т МВД России, 2014. – 23,8/2,3 п. л.

Научные статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК при Минобрнауки России:

6. Нарыкова С.П., Малахов В.П. К вопросу о роли методологии в социально-философских и теоретико-правовых исследованиях //Общество и право. – 2005. – № 1(7). – 0,5 п. л.

7. Нарыкова С.П. О некоторых подходах к определению сущности права // Общество и право. – 2005. – № 3(9). – 0,5 п. л.

8. Нарыкова С.П. Власть как объект теоретико-правового исследования // Общество и право. – 2011. – № 5(37). – 0,6 п. л.

9. Нарыкова С.П. Особенности осуществления власти в транзитивном обществе // Общество и право. – 2013. – № 2(44). – 0,45 п. л.

10. Нарыкова С.П. О некоторых принципах построения модели взаимодействия государственной власти и местного самоуправления в России // Общество и право. – 2013. – № 3(45). – 0,5 п. л.

11. Нарыкова С.П. К вопросу о социально-философском прочтении понятия «власть» // Общество и право. – 2013. – № 4(46). – 0,6 п. л.

12. Нарыкова С.П. Правовое государство и гражданское общество: мифы и проблемы (к вопросу о правовом государстве) // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2013. – № 5. – 0,7 п. л.

13. Нарыкова С.П. Правовое государство и гражданское общество: мифы и проблемы (к вопросу о социальном государстве) // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2013. – № 6. – 0,5 п. л.

14. Нарыкова С.П. Особенности социально-философского определения категории «власть» // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2013. – № 7. – 0,5 п. л.

15. Нарыкова С.П. Теоретико-правовой аспект определения понятия государственной власти // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2014. – № 1. – 0,6 п. л.

16. Нарыкова С.П. Политическая власть как естественный социальный процесс: к вопросу о раскрытии понятия через континуальность // Общество и право. – 2014. –№ 3(49). – 0,5 п. л.

17. Нарыкова С.П. К вопросу о легитимности политической власти в социально-философском дискурсе // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2014. – № 4. – 0,5 п. л.

18. Нарыкова С.П. Правовое государство и гражданское общество: мифы и проблемы (к вопросу о гражданском обществе) // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2014. № 5. – 0,6 п. л.

19. Нарыкова С.П. К вопросу об исходных теоретических основаниях парадигмального характера исследования политической власти // Власть. – 2014. – № 9.– 0,5 п. л.

20. Нарыкова С.П. Особенности современной методологии исследования политической власти // Поиск. – 2014. – № 3.– 0,7 п. л.

21. Нарыкова С.П., Самойлов С.Ф. Власть в транзитивном обществе: теоретическое конструирование понятийного ряда // Поиск. 2014. – № 6.– 0,5 п. л.

22. Нарыкова С.П. Основные формы осуществления политической власти как предмет научного анализа // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2014. – № 10. – 0,5 п. л.

23. Нарыкова С.П. Концептуализация проблемы интенсивности политической власти // Каспийский регион: политика, экономика, культура. – 2014. – № 4. – 0,5 п. л.

24. Нарыкова С.П. Интенсификация современных политических процессов как объект социального познания и результат политико-управленческой практики // Науч. журн. КубГАУ. – 2014. – № 6(103). – 0,6 п. л.

25. Нарыкова С.П. К вопросу о воздействии динамики политической власти на социальные процессы и политико-управленческую практику // Вестн. КГУ им. Н.А. Некрасова. – 2014. – № 5. – 0,55 п. л.

26. Нарыкова С.П. К вопросу о типологии форм осуществления политической власти // Вестн. КГУ им. Н.А. Некрасова. – 2014. – № 6.– 0,6 п. л.

27. Нарыкова С.П. К вопросу о современном концептуальном прочтении сущности политической власти в транзитивном обществе // Экономические и гуманитарные исследования регионов. – 2014. – № 5. – 0,5 п. л.

28. Нарыкова С.П. К вопросу о понимании социальной реальности как объекта политической власти //Общество и право. – 2014. – № 4 (50). – 0,7 п. л.

29. Нарыкова С.П. Социальный концептуализм как способ постижения политической реальности // Историческая и социально-образовательная мысль.-2014.-№6. – 0,5 п. л.

Научные статьи и тезисы, опубликованные в иных изданиях:

30. Нарыкова С.П. Политическая жизнь общества: некоторые методологические проблемы исследования. – Тверь: МНЭПУ, 2002. – 1,1 п. л.

31. Нарыкова С.П. Методология анализа политических режимов современности. – М.: МИ МВД России, 2003. – 2,3 п. л.

32. Нарыкова С.П. Основные системные характеристики механизма правового регулирования общественных отношений //Актуальные вопросы социогуманитарного знания: история и современность: межвуз. сб. науч. тр. – Краснодар: Краснодар. ун-т МВД России, 2006. – 0,2 п. л.

33. Нарыкова С.П. Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технологии разрешения // Актуальные вопросы социогуманитарного знания: история и современность: межвуз. сб. науч. тр. – Краснодар: Краснодар. ун-т МВД России, 2007. – 0,3 п. л.

34. Нарыкова С.П. Понятие системного подхода и его роль в изучении правовой действительности: учеб. пособие. – Краснодар: Краснодар. ун-т МВД России, 2006. – 2,2 п. л.

35. Нарыкова С.П. Механизм правового регулирования: поиск новых путей исследования //Актуальные проблемы развития государственно-правовых институтов в условиях становления правового государства: материалы Всерос. науч.-практ. конф. – Краснодар: Краснодар. ун-т МВД России, 2009. – 0,4 п. л.

36. Нарыкова С.П. Российский исторический опыт в свете концепций политической модернизации // Региональная политика в России на современном этапе: материалы Междунар. науч.-практ. конф., 23–25 сент. 2010 г. – Волгоград, 2010. – 0,3 п. л.

37. Нарыкова С.П.. Вооруженное насилие в политике консервативных и реакционных сил современности // Тенденции и перспективы современных геополитических и религиозных процессов: теория и практика: материалы Междунар. науч. конф., г. Симферополь – Севастополь, 15–16 мая 2013 г. – Симферополь: ИН-ФОЛИО, 2013. – 0,4 п. л.

38. Нарыкова С.П. Правовая политика в современной России // Политическая безопасность Юга России: материалы Междунар. науч.-практ. конф. и круглого стола, 18–19 ноября 2010 г. – Краснодар: КубГУ, 2010. – 0,3 п. л.

39. Нарыкова С.П. Идеология и современные военно-политические процессы //Актуальные проблемы национальной безопасности: российский и зарубежный опыт: материалы Междунар. науч.-практ. конф., 6–7 нояб. 2011 г. – Астрахань, 2011. – 0,4 п. л.

40. Нарыкова С.П. Политическая власть как динамический процесс // Политическая наука: состояние и перспективы развития в XXI веке: материалы Междунар. науч.-практ. конф., Краснодар, 28 окт. 2011 г. – Краснодар: КубГУ, 2011. – 0,2 п. л.

41. Нарыкова С.П. Политика как фактор региональной конфликтности // Кавказ: проблемы реинтеграции социокультурного пространства и вызовы региональной безопасности: материалы Междунар. науч.-практ. конф., 24–25 сент. 2012 г. – Ростов н/Д, 2012. – 0,5 п. л.

42. Нарыкова С.П. Концептуальный анализ политической власти // Правовая политика и модернизация государственности: Междунар. науч.-практ. конф., 18 дек. 2012 г. – Ставрополь: СКФУ, 2012. – 0,4 п. л.

43. Нарыкова С.П. Глобализация как источник международных конфликтов и обострения конкуренции // Мир вчера, сегодня и завтра: Всерос. науч. конф., В. Новгород, 11–13 нояб. 2011 г. – Ярославль, 2012. – 0,5 п. л.

44. Нарыкова С.П. Особенности осуществления политической власти в условиях социальной модернизации // Проблемы национальной безопасности России: уроки истории и вызовы современности: материалы Междунар. науч.-просвет. конф., 25–29 мая 2012 г. – Краснодар: Традиция, 2012. – 0,3 п. л.

45. Нарыкова С.П. К вопросу о факторах стабильности политической власти в транзитивном обществе // Социальная модернизация: проблемы и перспективы, г. Воронеж, 30 мая 2013 г. – Воронеж: Наука-юнипресс, 2013. – 0,3 п. л.

46. Нарыкова С.П. Диалог народа и политических элит: социокультурный и политологический анализ // II Столыпинские чтения. Российская модернизация: от Столыпина к современности: материалы Междунар. науч.-практ. конф., Краснодар, апр. 2013. – Краснодар: КубГУ, 2013. – 0,6 п. л.

47. Нарыкова С.П. Политическая власть как динамический социальный процесс: концептуализация понятия // Всерос. науч.-практ. конф. молодых ученых. – Ростов н/Д: ЮФУ, 2013. – 0,3 п. л.

48. Нарыкова С.П. Политическая власть в транзитивном обществе: проблемы и противоречия // Всерос. науч.-практ. конф., г. Пятигорск, 12–13 мая 2013 г. – Пятигорск, 2013. – 0,3 п. л.

49. Нарыкова С.П. Перспективы развития отношений государства и общества: властный дискурс // Общественные науки в современном мире: вопросы социологии, политологии, философии, истории: XI Междунар. заоч. науч.-практ. конф. – Новосибирск, 2013. – 0,4 п. л.

50. Нарыкова С.П. Власть и право: мифы и реальность // Правовая система России: традиции и модернизация: Междунар. конф. – Краснодар: КубГУ, 2013. – 0,3 п. л.

51. Нарыкова С.П. Молодежь в интенсификации политических процессов транзитивного общества /Трансформация идеи гражданского общества в контексте социальных изменений: сборник статей по материалам первой Международной научной конференции. НИУ «БелГУ», 30 октября 2014 г. / отв. ред. Ю.А. Зубок. –Белгород: ИД «Белгород» НИУ «БелГУ», 2014. – 0,2 п.л.

52. Нарыкова С.П.Концептуалистское понимание политической власти в транзитивном обществе //Вестник Московского государственного гуманитарно-экономического института.-2014.-№4.- 0,5 п.л.

53. Нарыкова С.П. К вопросу о социально-номиналистском подходе к трактовке политической власти в транзитивном обществе /Экстремизм как фактор снижения уровня национальной безопасности России: криминологический и экономический аспекты: материалы межвузовской науч.-практ. конф.-Краснодар, 2014.- 0,4 п.л.

54. Нарыкова С.П.К вопросу о социально-реалистическом подходе к трактовке политической власти в транзитивном обществе /Противодействие экстремизму и терроризму: философские, социологические и политологические аспекты. Материалы Всероссийской научно-практической конференции 14.11.2014.- Краснодар, 2014.- 0,4 п.л.