RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17419 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Новикова Марина Геннадьевна

Научная тема: « СМЫСЛОВЫЕ КОРРЕЛЯЦИИ В ДИСКУРСИВНОЙ ДИНАМИКЕ ПЕРЕВОДА »

Научная биография   « Новикова Марина Геннадьевна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 10.02.20

Год: 2015

Отрасль науки: Филологические науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Понятия «текст» и «дискурс» не являются синонимичными в исследовании. Текст - это знаковая матрица дискурса и более узкое понятие. Любой текст можно развернуть в дискурс - более широкое понятие. С одной стороны, текст - результат, продукт дискурса. С другой стороны, текст - отправная точка дискурса, его развертывание с вовлечением участников коммуникации, цели коммуникации, места, времени и так далее. Следовательно, дискурс - это актуализация коммуникативности текста, раскрытие языковых, функциональных и системных текстовых характеристик в сознании личностей, воспринимающих текст. Переводчик имеет дело с матрицей дискурса. Но в процессе создания адекватной матрицы на переводящем языке исходная матрица разворачивается в сознании переводчика в полноценный дискурс со всеми его сущностными характеристиками, поскольку только актуализированный текст позволяет раскрыть смысловые и иные отношения знаковых элементов матрицы на исходном языке.
  2. Возможность смыслового становления мысли посредством перехода от высказывания к высказыванию с общим вектором движения, направленным к коммуникативному центру текста, является одной из базовых характеристик дискурса. Подобная динамика необходима для ограничения в ходе анализа процесса текстового семиозиса, выделения необходимых параметров его смыслового наполнения, определяющих речевую актуализацию значений элементов в процессе дискурсивного развертывания текста. Дискурсивными рамками, позволяющими выявить смысловые параметры, определяющие выбор переводческих эквивалентов, являются законченное литературное произведение (для лексических преобразований) и сверхфразовое единство (для синтаксических трансформаций). Дискурсивная динамика может трактоваться двояко, поскольку, с одной стороны, можно проследить смысловое наполнение (динамику смысловой выразительной реализации) отдельного элемента в развертывании содержания художественного произведения, а с другой стороны, в основе динамики текстового дискурса лежит понятие последовательного перехода от первого высказывания к последующему, до конечного пункта дискурсивного развертывания СФЕ, обеспечивающего контекстную связь между высказываниями.
  3. Понятия адекватности и эквивалентности перевода художественного произведения не являются дублетными, то есть совпадающими во всех аспектах своих значений. Под адекватностью следует понимать инвариантный компонент перевода, который определяется как текстовое сообщение, смысл, заключенный в произведение. Эквивалентность, в свою очередь, подразумевает формальное соответствие языковой формы исходного текста языковой форме текста перевода. В основе эквивалентности лежит множественность равноправных вариантов перевода.
  4. Процесс понимания первичен по отношению к процессу перевода и может быть определен как совпадение или максимальное приближение заложенного автором в языковой знак значения к общепринятым характерным чертам отрезка объективной реальности (лексическому инварианту) в сознании переводчика. Данный процесс протекает в коридоре понимания (внешними границами которого являются грамматический строй языка и лексический инвариант в сознании переводчика) и имеет три уровня: непонимание, частичное понимание и полное понимание. Критериями выделения уровней понимания являются ощущения переводчика: отсутствие каких-либо ассоциаций после прочтения слова указывает на зону непонимания; частичное понимание текста, то есть желание получить дополнительную информацию для окончательного прояснения значения, сигнализирует о зоне частичного понимания; возникновение моментального четкого видения объекта реальности после прочтения слова определяет зону полного понимания. Графическая интерпретация процесса понимания текстового элемента может быть представлена в виде отдельного отрезка в коридоре понимания, разделенного на три части в зависимости от количества уровней понимания и плавающей точки на нем, символизирующей закладываемое автором в слово значение. Отметим, что понимание не сводится к точке, это лишь индикатор глубины понимания текстового элемента (слова). Чем выше поднимается закладываемое автором в слово значение от нижней черты коридора понимания (грамматического строя языка) к верхней черте коридора понимания (лексическому инварианту в сознании переводчика), тем полнее понимается значение слова.
  5. Мера смысла трактуется как минимальное количество элементов высказывания, необходимое и достаточное для его полного понимания. Компоненты меры смысла - смысловые доминанты - являются элементами высказывания, суммарное значение которых составляет смысл высказывания. Значение опущенной смысловой доминанты не может быть выведено из контекста, следовательно, игнорирование хотя бы одной смысловой доминанты в процессе перевода ведет к искажению смысла всего высказывания. Мера смысла имеет бинарную структуру, поскольку влияет на выбор переводческих эквивалентов как на лексическом, так и на синтаксическом уровнях. Во-первых, данный когнитивный феномен определяет, какое из возможных значений слова соответствует рассматриваемому контексту, а во-вторых, ранжирует элементы предложения по значимости, выявляя доминантные значения и опуская элементы, значения которых легко компенсируемы контекстом.
  6. Принцип работы первого уровня меры смысла, который отвечает за выбор значения емкого по смыслу слова в дискурсивной динамике, может быть представлен топологической моделью в форме расположенных по оси времени основных стадий понимания, выявляемых в сознании переводчика. Данная модель выявляет и описывает смысловые критерии применения лексических переводческих эквивалентов следующим образом. Наличие имплицитного значения у вышеупомянутой категории слов вызывает у переводчика чувство внутреннего противоречия, для снятия которого интеллектом осуществляется сканирование контекста во всех направлениях, с целью выявления тематически объединенных текстовых элементов (смысловых доминант) с последующим набором их критического объема значения, который и разрешает внутренние противоречия. Подобная работа интеллекта называется итеративной моделью понимания. Итеративная модель понимания отвечает за создание образов в сознании переводчика, поскольку яркость и завершенность образа зависят от количества элементов тематической цепочки, поясняющей данный феномен. Принимая во внимание то, что форма емкого по смыслу элемента высказывания может включать как основное значение, которое данный знак выражает в динамике текстового дискурса, так и метазначение, представленное содержанием всех элементов тематической цепочки, которое рассматриваемый элемент высказывания тоже выражает в динамике текстового дискурса, меру смысла можно назвать одним из средств метаязыка.
  7. Принцип работы второго уровня меры смысла может быть описан при помощи графической иллюстрации функциональной зависимости понимания предложения от меры понимания его составных элементов и лингвистического эксперимента. Таким образом, установлено, что в соответствии с особенностями понимания все предложения можно разделить на две большие группы: предложения, заключающие в себе фразеологические обороты, и все остальные предложения. А к основным смысловым доминантам, которые всегда сохраняются в динамике текстового дискурса, следует отнести отрицание, рему и фразеологические обороты.
  8. Понимание и грамотный выбор синтаксических трансформаций при переводе предложений со сходной лексико-грамматической структурой определяются вторым уровнем меры смысла в качестве смысловых доминант и актуальным членением предложения - важнейшим смысловым показателем смысловой динамики высказывания. Мера смысла является первичным уровнем по отношению к актуальному членению предложения, поскольку данный когнитивный феномен выявляет смысловые доминанты в тексте подлинника и определяет их значение в дискурсивной динамике, то есть мера смысла может считаться своеобразным инструментом для набора необходимого содержания значения, для полного раскрытия объема высказывания. И лишь затем актуальное членение предложения корректирует количество смысловых доминант, определяет направленность их действия и ценность высказывания.
  9. Возможными критериями оценки качества переводного текста могут являться тематические цепочки для лексических трансформаций, смысловые доминанты и актуальное членение предложения для синтаксических трансформаций. Данные языковые явления могут быть выделены в тексте подлинника и сохранены в тексте перевода, что будет способствовать минимизации вмешательства переводчика в текст оригинала и оптимальной передаче как содержания произведения, так и стиля автора.

Список опубликованных работ

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Синтаксические преобразования на уровне предложений при переводе художественной литературы с английского языка на русский язык // Вестник МГОУ. Сер.: Лингвистика. М.: Изд-во МГОУ, 2008. №1. С. 84–92.

2. Простое предложение: сущность, классификация и сравнительная типология русского и английского предложения // Вестник МГОУ. Сер.: Лингвистика. М.: Изд-во МГОУ, 2009. №1. С. 124–130.

3. Фразеологизмы: сущность, классификация, приемы перевода // Вестник МГОУ. Сер.: Лингвистика. М.: Изд-во МГОУ, 2009. №2. С. 122–127.

4. История и сущность слова // Вестник МГОУ. Сер.: Лингвистика. М.: Изд-во МГОУ, 2010. №6. С. 23–27.

5. Графическая интерпретация процесса понимания слова // Вестник МГОУ. Сер.: Русская филология. М.: Изд-во МГОУ, 2011. №1. С. 19–24.

6. Функциональная зависимость понимания предложения от меры понимания его составных компонентов // Вестник МГОУ. Сер.: Русская филология. М.: Изд-во МГОУ, 2011. №5. С. 16–21.

7. Возможность графической интерпретации процесса понимание // Вопросы когнитивной лингвистики. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2011. №3. С. 132–137.

8. Особенности понимания предложений с фразеологическими оборотами // Ученые записки. М.: Российский государственный социальный университет, 2011. № 11. С. 135–139.

9. Влияние контекста на выбор синтаксических трансформаций // Вестник Военного Университета. 2011. №2 (26). С. 68–72.

10. Математическая интерпретация выбора заложенного значения элементов высказывания (на основе художественных произведений) // Вестник Военного Университета. 2011. №4 (28). С. 67–73.

11. Что такое понимание и где его искать // Когнитивные исследования языка: мат. международн. науч. конф. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2011. Вып. VIII: Проблемы языкового сознания. С. 218–221.

12. Контекст сквозь призму процесса понимание // Вестник ВЭГУ. Уфа: Изд-во Академии ВЭГУ, 2012. № 2. С. 101–106.

13. Линейная модель понимания // Когнитивные исследования языка: межд. конгр. по когнитивн. лингв. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2012. Вып. XI. С. 163–166.

14. Типология процесса «понимание» // Когнитивные исследования языка: мат- лы Всеросс. науч. конф. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2013. Вып. XIV: Когнитивная лингвистика: итоги, перспективы. С. 712–715.

15. Высказывание в художественном тексте: сущностные характеристики // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2014. №3 (33): в 2-х ч. Ч. I. С. 138–141.

16. Языковой символизм // European Social Science Journal (Европейский журнал социальных наук). 2014. № 3. Том 1. С. 230–235.

17. История зарождения переводческих трансформаций при осуществлении художественного перевода в России // Проблемы теории языка и переводоведения: сб. ст. М.: Изд-во МГОУ, 2007. №33. С. 62–67.

18. Понятия эквивалентности и адекватности перевода // Проблемы теории языка и переводоведения: сб. ст. М.: Изд-во МГОУ, 2008. №34. С. 79–86.

19. Виды и причины ошибок, возникающих при переводе художественной литературы с английского языка на русский язык // Перевод в XXI веке: Международн. науч.-теоретич. конф.: тез. докл. и сообщ. М.: Изд-во МГОУ, 2008. С. 22.

20. Рассуждения об эквивалентности и адекватности перевода // Внутренний мир и бытие языка: процессы и формы: мат. II межвуз. науч. конф. по актуальным проблемам теор. языка и коммуникации. М.: ЗАО «Книга и бизнес», 2008. С. 339–345.

21. Универсальные признаки фразеологизмов // Лингвистические аспекты межкультурной коммуникации: тез. выст. на науч. теор. конф. М.: Изд-во МГОУ, 2009. С. 70.

22. Частотность употребления синтаксических трансформаций // Перевод в XXI веке: Международн. науч. теор. конф.: тез. докл. М.: Изд-во МГОУ, 2009. С. 65–66.

23. Причины синтаксических трансформаций // Перевод в XXI веке: Международн. науч. теор. конф.: тез. докл. М.: Изд-во МГОУ, 2009. С. 63–64.

24. Синтаксические преобразования на уровне предложения при переводе с английского языка на русский язык на примере коротких рассказов С. Моэма: монография. М., 2009. 158с.

25. Глубина понимания «слова» в графическом отображении // Актуальные направления развития прикладной математики в энергетике, энергоэффективности и информационно-коммукационных технологиях: сб. тр. Международн. науч. конф. М.: МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2010. С. 327–331.

26. Взаимосвязь понимания и меры смысла (применительно к процессу перевода) // Язык, коммуникация, перевод: контрасты и параллели: мат. V Международ. науч. конф. по актуальным проблемам теор. яз. и коммуникации.М.: «Книга и бизнес», 2011. С. 610–616.

27. Что такое понимание? // Перевод и когнитология в XXI веке: IV Международн. науч. теор. конф.: тез. докл. М.: Изд-во МГОУ, 2011. С. 66–68.

28. Смысловые критерии выбора переводческих преобразований // Язык в пространстве коммуникации и культуры: мат. VI Международн. науч. конф. по актуальным проблемам теор. яз. и коммуникации. М.: «Книга и бизнес», 2012. С. 519–527.

29. Выбор значения элемента предложения при переводе художественного произведения с английского языка на русский язык // Проблемы теории языка и переводоведения: сб. ст. М.: Изд-во МГОУ, 2012. №39. С. 81–100.

30. Мера смысла и переводческие трансформации // Перевод и когнитология в XXI веке: мат. V Международн. науч. теор. конф.: тез. докл. М.: Изд-во МГОУ, 2012. С. 25–32.

31. Мера смысла, актуальное членение и адекватность перевода: монография. М.: Флинта: Наука, 2012. 208 с.

32. Когда предложение – высказывание? (соотнесение понятий «предложение» и «высказывание») // Аксиомы и парадоксы языка: структура, коммуникация, дискурс: мат. VII Международн. науч. конф. по актуальным проблемам теор. яз. и коммуникации. М.: ЗАО «Книга и бизнес», 2013. С. 663–667.

33. Художественный перевод в современной лингвистике и семиотике // Организация учебной и воспитательной работы в вузе. М.: РАП, 2014. Вып. 3. С. 328–333.