RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17311 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Шилихина Ксения Михайловна

Научная тема: « ДИСКУРСИВНАЯ ПРАКТИКА ИРОНИИ: КОГНИТИВНЫЙ, СЕМАНТИЧЕСКИЙ И ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ »

Научная биография   « Шилихина Ксения Михайловна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 10.02.19

Год: 2014

Отрасль науки: Филологические науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Адекватное описание структуры дискурса невозможно без учета существования двух модусов коммуникации: серьезного {bona fide) и несерьезного {поп bona fde). Понимание высказываний в модусах bona fide и поп bona fide требует различных наборов правил интерпретации. Основное отличие заключается в способе соотнесения высказывания с действительностью: в то время как модус bona fide предполагает соответствие высказывания некоторой ситуации в реальном мире, дискурс в модусе поп bona fide такого соответствия не имеет. Кроме того, два модуса различаются степенью кооперативности говорящего, наличием элемента игры / притворства в речевых действиях участников дискурса, а также возможностью металингвистического комментирования говорящими собственных речевых действий.
  2. Применение методов корпусной лингвистики является продуктивным для изучения иронии несмотря на то, что ирония не «привязана» к определенному языковому уровню и не имеет постоянной языковой формы выражения. Разработанная в ходе исследования схема дискурсивной аннотации текстов позволяет систематизировать стратегии и тактики создания иронии и выделить общие когнитивные, семантические и прагматические свойства иронических высказываний.
  3. Описание различных режимов модуса nоn bona fide - юмора, иронии, сарказма, лжи и абсурдного дискурса - нельзя провести по единому основанию. Более сложные с точки зрения семантики и прагматики режимы дискурса в модусе nоn bona fide (ирония, юмор, сарказм) требуют учета большего количества параметров. В частности, для описания иронии необходимо семь параметров: отсутствие корреляции между высказыванием и ситуацией, необходимость привлечения формально-логической либо вероятностной инференции, игра / притворство говорящего, рациональность действий говорящего, наличие имплицитной деонтической оценки, одновременная апелляция говорящего к эмоциям и разуму адресата, возможность металингвистического комментирования говорящим собственных речевых действий в момент речи.
  4. Возможность использования иронии в различных сферах устной и письменной коммуникации, ее распространенность, а также универсальность когнитивных механизмов, используемых для создания и интерпретации иронии в дискурсе, позволяют говорить о том, что ирония является дискурсивной практикой - принятым в определенном языковом сообществе регулярным способом говорить о чем-либо. Семантической основой иронии является намеренно создаваемое говорящим несоответствие между отдельными элементами высказывания либо между высказыванием и реальной ситуацией. Другим важным свойством иронии как дискурсивной практики является ее независимость от сферы коммуникации.
  5. Важным источником информации о статусе иронии в структуре дискурса являются метапрагматические комментарии, с помощью которых эксплицируется ироническая интенция. Основной функцией метапрагматических маркеров иронии является функция структурирования дискурса. Остальные функции зависят от той роли, которую играет в дискурсе говорящий. В речи инициатора смены модуса коммуникации метапрагматические маркеры информируют адресата о смене способа понимания высказывания либо корректируют неправильное понимание сказанного. В речи собеседника маркеры выполняют функцию уточнения (обсуждения) модуса либо служат сигналом отказа от переключения в модус коммуникации nоn bona fide. В речи повествователя, наблюдающего за чужой речью, метапрагматические комментарии комментируют чужие речевые действия и задают способ восприятия нарративного текста читателями.
  6. Сочетаемость русской лексемы ирония и английской лексемы irony с прилагательными является источником информации о том, как носители русского и английского языков воспринимают иронию в повседневной коммуникации. Семантический анализ наиболее частотных прилагательных-коллокатов позволяет говорить о том, что для носителей языка принципиально важными оказываются степень легкости / трудности понимания иронии, а также эмоции, которые вызывает ирония у участников коммуникации. Тенденция сочетаться с прилагательными, в семантике которых присутствует негативный коннотативный компонент, позволяет говорить об отрицательной семантической (дискурсивной) просодии лексемы ирония / irony. Это говорит о том, что в дискурсе ирония чаще воспринимается как режим коммуникации, вызывающий негативную эмоциональную реакцию.
  7. Прагматический потенциал иронии может быть сведен к двум основным функциям: установлению асимметричных отношений авторитетности между инициатором иронии, объектом иронии и адресатом высказывания и развлечению адресата / аудитории, при этом первая функция является обязательной, а вторая - факультативной.
  8. Основными компонентами когнитивной модели иронического дискурса являются намеренное нарушение смысловой целостности (некогерентность) высказывания или текста, игровое поведение и / или притворство говорящего, а также имплицитно выраженная деонтическая оценка объекта иронии.
  9. Понимание иронии - это процесс создания динамической смысловой структуры, который может быть представлен как «сборка», в которой одинаково важными оказываются не только лингвистическое содержание высказывания, но и контекст коммуникации и имеющиеся у участников дискурса знания об окружающем мире. В процессе «сборки» различные смысловые компоненты «приспосабливаются» друг к другу таким образом, чтобы в результате получилась семантически и прагматически целостная когнитивная структура. Нарушения смысловой целостности внутри высказывания или несоответствие высказывания описываемой ситуации служат сигналом наличия скрытого смысла.

Список опубликованных работ

Монография

Шилихина К.М. Семантика и прагматика вербальной иронии / К.М. Шили-хина. - Воронеж: НАУКА-ЮНИПРЕСС, 2014. - 304 с.

Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Шилихина К.М. Роль контекста в интерпретации иронии / К.М. Шилихина // Вестник ВГУ Серия «Лингвистика и межкультурная коммуникация». - 2008. - № 2. - С. 10-15.

2. Шилихина К.М. Интертекст как средство создания иронии / К.М. Шилихина // Вестник ВГУ Серия «Лингвистика и межкультурная коммуникация». - 2008. - № 3. - С. 152-157.

3. Шилихина К.М. Ироническая номинация / К.М. Шилихина // Вестник ВГУ Серия «Лингвистика и межкультурная коммуникация». - 2009. -№ 1. - С. 50-54.

4. Шилихина К.М. Метафора и ирония / К.М. Шилихина // Вестник ВГУ Серия «Лингвистика и межкультурная коммуникация». - 2009. - № 2. - С. 39-42.

5. Шилихина К.М. Современные теории иронии / К.М. Шилихина //Вестник ВГУ Серия «Лингвистика и межкультурная коммуникация». - 2010. - № 1. - С. 228-230.

6. Шилихина К.М. Лексическая сочетаемость как источник вербальной иронии / К.М. Шилихина // Вестник ВГУ Серия «Лингвистика и межкультурная коммуникация». - 2010. - № 2. - С. 64-69.

7. Шилихина К.М. Ироническая референция в дискурсе / К.М. Шилихина // Вестник ВГУ Серия «Лингвистика и межкультурная коммуникация». -2011. - № 2. - С.134-139.

8. Шилихина К.М. Ирония в политическом диалоге / К.М. Шилихина // Политическая лингвистика. - 2011. - № 4. - С. 177-188.

9. Кашкин В.Б. Диалогический принцип в исследовании иронии / В.Б. Кашкин, К.М. Шилихина // Мир лингвистики и коммуникации: электронный научный журнал. - 2011. - Т.1. № 23. - С.72-81.

10. Шилихина К.М. Понимание иронии как проблема когнитивной лингвистики / К.М. Шилихина // Когнитивные исследования языка. - 2013.

- № 14. - С. 753-757.

11. Шилихина К.М. Иронический нарратив: особенности структуры текста / К.М. Шилихина // Вестник ВГУ Серия «Лингвистика и межкультурная коммуникация». - 2013. - № 1. - С. 59-63.

12. Шилихина К.М. Ироническое выражение деонтической оценки в общественно-политическом дискурсе / К.М. Шилихина // Политическая лингвистика. - 2013. - № 1 (43). - С.121-127.

13. Кашкин В.Б. Существует ли «рецепт» иронии? (на материале русского и итальянского языков) / В.Б. Кашкин, К.М. Шилихина // Вопросы когнитивной лингвистики. - 2013. - № 3(36). - С. 98-106.

14. Шилихина К.М. Неуместная ирония и неудачная шутка: маркеры переключения между bona fide и nоn bona fide модусами коммуникации / К.М. Шилихина // Вестник Московского университета. Серия 9. Филология. - 2013. - № 5. - С.52-59.

15. Шилихина К.М. Ирония в академическом дискурсе / К.М. Шилихина // Вестник ВГУ Серия «Филология. Журналистика». - 2013. - № 1. -С. 115-118.

16. Шилихина К.М. Вербальная ирония: аномальное или нетривиальное использование языка? / К.М. Шилихина // Вестник ВГУ Серия «Лингвистика и межкультурная коммуникация». - 2013. - № 2. - С. 178-183.

17. Шилихина К.М. Нетривиальная номинация как способ создания иронии / К.М. Шилихина // Когнитивные исследования языка. - 2014. - № 16. - С. 421-430.

Статьи, опубликованные в других изданиях

18. Шилихина К.М. Что хотел сказать автор? (к проблеме интерпретациииронических высказываний / К.М. Шилихина // Язык, коммуникация и социальная среда. Вып.5. - Воронеж: Воронежский государственный университет, 2007. - С. 261-273.

19. Шилихина К.М. Ирония как способ повышения авторитетности / К.М. Шилихина // Авторитетность и коммуникация: коллективная монография / под ред. В.Б. Кашкина. - Воронеж: ВГУ, 2008. - С. 184-194.

20. Шилихина К.М. Современные теории вербальной иронии: основные проблемы / К.М. Шилихина // Язык, коммуникация и социальная среда. Вып. 6. - Воронеж: Издательский дом Алейниковых, 2008. - С. 24-32.

21. Шилихина К.М. Ирония в межкультурной коммуникации: проблема понимания и переводимости / К.М. Шилихина // Гуманитарные знания в современном образовательном процессе: сб-к науч. статей. - Воронеж, 2009. - С. 333-337.

22. Кашкин В.Б. Зима всегда приходит неожиданно (ирония в политической коммуникации) / В.Б. Кашкин, К.М. Шилихина // Современная политическая лингвистика: проблемы, концепции, перспективы: сб. науч. тр. / ВГПУ; Волгогр. Ин-т бизнеса. - Волгоград: Изд-во ВГПУ «Перемена».

2009. - С. 291-300.

23. KashkinV.B. Narrating Personal Experience and Stereotypes: Discursive Functions of Russian Anekdots / V.B. Kashkin, K.M. Shilikhina // Russian Journal of Communication. - 2009. - Vol. 2, No. 3/4. - Pp.250-266.

24. Шилихина К.М. Перевод иронии / К.М. Шилихина // Социокультурные проблемы перевода: сб. науч. тр. - Вып. 9. - Воронеж: ИПЦ ВГУ, 2010.

- С. 392-399.

25. Шилихина К.М. Речевые формулы иронии / К.М. Шилихина // Грамматика III тысячелетия в контексте современного научного знания:XXVIII Распоповские чтения: мат-лы междунар. Конф. - Воронеж: ВГПУ 2010. - Ч.П. - С. 74-78.

26. Шилихина К.М. Металингвистическая оценка вербальной иронии и юмора носителями русского языка (по данным НКРЯ) / К.М. Шилихина // Русский язык: исторические судьбы и современность: IV Международный конгресс исследователей русского языка: Труды и материалы. - Москва: Изд-во МГУ, 2010. - С. 149-150.

27. Шилихина К.М. Сколько значений у иронического высказывания? / К.М. Шилихина // Язык, коммуникация и социальная среда. Вып. 9. -Воронеж: Воронежский гос. университет; НАУКА-ЮНИПРЕСС, 2011. - С. 239-260.

28. Шилихина К.М. Вербальная ирония: свойство текста или результат интерпретации? / К.М. Шилихина // Вестник Тверского ГУ Серия «Филология». - 2011. -№ 3. - Стр. 80-85.

29. Шилихина К.М. Глагол иронизировать: специфика речевого действия / К.М. Шилихина // Проблемы лексико-семантической типологии: сб. науч. трудов / под ред. А.А. Кретова. - Воронеж: ИПЦ ВГУ, 2011. - Вып.1. -С. 191-198.

30. Кашкин В.Б. Метапрагматическая рефлексия по данным Национального корпуса русского языка / В.Б. Кашкин, К.М. Шилихина // Обыденное метаязыковое сознание: онтологические и гносеологические аспекты. Ч.3: коллективная монография / отв. ред. Н.Д. Голев. - Кемерово: Изд-во КемГУ, 2011. - Стр. 19-29.

31. Шилихина К.М. Два модуса коммуникации: проблема границ интерпретации / К.М. Шилихина // Язык, коммуникация и социальная среда. Вып. 10. - Воронеж: НАУКА-ЮНИПРЕСС, 2012. - С. 290-308.

32. Шилихина К.М. Стремление к коммуникативному идеалу: метапрагмати-ческие маркеры серьезной коммуникации / К.М. Шилихина // Жизнь языка в культуре и социуме-3. Материалы конференции. - Москва: Эйдос, 2012. - С. 215-217.

33. Шилихина К.М. Интертекст в структуре иронического дискурса / К.М. Шилихина // Текст, контекст, интертекст: сб-к научных статей по материалам Международной конференции «XII Виноградовс кие чтения». - Т.1: Русский язык. Зарубежная филология. - М.: МГПУ, 2012. - С. 163-168.

34. Shilikhina K. Intended Incoherence as a Source of Verbal Irony / K. Shilikhi-na // Пятая международная конференция по когнитивной науке: Тезисыдокладов: В 2 т. Калининград, 18-24 июня 2012 г. - Калининград, 2012. - Т. 1. - С. 160-161.

35. Шилихина К.М. Закон семантического согласования и последствия его нарушений / К.М. Шилихина // Среди нехоженых путей. Сборник научных статей к юбилею доктора филол. наук, проф. АА. Кретова. -Воронеж: НАУКА-ЮНИПРЕСС, 2012. - С. 351-364.

36. Шилихина К.М. Понимание интенций собеседника в дискурсе: маркеры bona fide и nоn bona fide модусов коммуникации / К.М. Шилихина // Понимание в коммуникации: Человек в информационном пространстве. - Ярославль - Москва: Изд-во ЯГПУ, 2012. - С. 376-380.

37. Шилихина К.М. Дискурсивное маркирование нетривиального лексического выбора / К.М. Шилихина // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии: По материалам ежегодной Международной конференции «Диалог». Вып.12. Т.1. - Москва: Изд-во РГГУ, 2013. - С. 625-633.

38. Шилихина К.М. Дискурсивные слова как маркеры иронии / К.М. Шилихина // Язык, коммуникация и социальная среда. Вып. 11. - Воронеж: НАУКА-ЮНИПРЕСС, 2013. - С. 103-124.

39. Шилихина К.М. Метапрагматические маркеры иронии / К.М. Шилихина // LaTableRonde. Вып. 2. Лингвистика дискурса и перспективы ее развития в парадигме современной славистики. - Минск: РИВШ, 2013. - С. 149– 156.