RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17319 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Шевченко Ольга Михайловна

Научная тема: « КСЕНОФОБИЯ: СУЩНОСТЬ И ВИДЫ В ЭПОХИ ДОМОДЕРНА, МОДЕРНА, ПОЗДНЕГО МОДЕРНА »

Научная биография   « Шевченко Ольга Михайловна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 09.00.11

Год: 2014

Отрасль науки: Философские науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. В научном знании применительно к проблеме ксенофобии доминируют психологическая и социобиологическая методологии исследования. В их рамках ксенофобия трактуется как естественная для человека склонность мыслить мир в категориях «свои» - «чужие». При этом без внимания часто остается тот факт, что проводимая граница не всегда является естественной, она социально организована и ее создание сопровождается целенаправленным формированием образа «чужого». Применение методологии конструктивного реализма в изучении ксенофобии открывает методологическую возможность социально-философского ракурса исследования, позволяющего обосновать социальный характер критериев для выделения «чужих» и их динамику. Конструктивный реализм исходит из того, что конструирование социальной реальности происходит исключительно в рамках определенного культурно-эпистемологического контекста. В связи с этим, конструирование мира носит не произвольный характер, а в определенной степени соответствует самой социальной действительности. Использование методологии конструктивного реализма позволяет рассматривать ксенофобию как способ организации социальных отношений на основе антагонистической оппозиции «свои - чужие», которые складываются в исторически определенных социальных условиях и базируются на представлениях конкретной общности о равенстве, справедливости в распределении жизненных благ, условиях удовлетворения материальных, социальных и духовных потребностей.
  2. Социально-философская концепция ксенофобии предлагает рассматривать ее на основе концепта социальной идентичности. Функциональная связь ксенофобии и идентичности проявляется в том, что ксенофобия задает «горизонт» группового сознания «мы - они», «свои - чужие», используя недоверие, страх, ненависть к «чужим» как основу социальной консолидации. Сущностными характеристиками ксенофобии выступают: 1) бинарность в конструировании социальных отношений и наличие структурной оценки «своих» и «чужих»; 2) негативизм по отношению к «чужим», в основе которого лежат такие аффекты, как страх, гнев, отвращение, презрение, зависть; 3) враждебность по отношению к «чужим», социальный характер которой заключается в том, что человек способен проявлять агрессию по отношению к идентифицируемым «чужим» не только в ситуации реальной опасности, но и в ситуации ее отсутствия, т. е. на основе предвидения или проецирования ее в будущем, а также целенаправленного внушения. Враждебность по отношению к идентифицируемым «чужим» конструируется посредством различных надбиологических систем: языка, мифологических моделей мира, религиозных верований, научных доктрин. В рамках социально-философского исследования осуществлена историческая типология ксенофобии: ксенофобия в эпоху домодерна, ксенофобия в эпоху модерна, ксенофобия в эпоху позднего модерна. Это позволило выявить совокупность факторов формирования ксенофобии и ее видовую специфику в определенные эпохи.
  3. В эпоху домодерна наиболее распространенными видами ксенофобии являются этнический и религиозный виды. Этнический вид ксенофобии представляет собой способ конструирования социальных отношений по принципу «свои - чужие» на основе таких идентификационных маркеров как идея родства, сакрализация территории проживания, язык. Формирование этнического вида ксенофобии в эпоху домодерна было обусловлено следующими факторами: 1) локально коллективным способом организации жизни; 2) способностью мышления архаического человека к бинарному конструированию мира; 3) социально-психологическим состоянием страха перед внешним миром, частью которого являлся и «чужак»; 4) борьбой за существование, связанной с конкуренцией за важные источники жизнеобеспечения - территорию промысла, водоемы. Религиозный вид ксенофобии представляет собой способ конструирования социальных отношений на основе антагонистической оппозиции «свои - чужие», в котором ведущим принципом отчуждения выступает вероисповедание. Значимость религиозных маркеров в идентификации «своих» и «чужих» в эпоху домодерна определила объектную направленность ксенофобии. Появление религиозной ксенофобии в эпоху домодерна было обусловлено: 1) тесной связью с этническим видом ксенофобии; 2) появлением мировых религий и их стремлением к духовной и политической экспансии; 3) наличием в религиозных системах различных направлений и течений. Процесс слияния религиозной и политической власти в эпоху домодерна способствовал эффективному использованию ксенофобии в качестве действенного инструмента духовного управления обществом и манипуляции массовым сознанием в политических интересах.
  4. В эпоху модерна наиболее распространенными видами ксенофобии начинают выступать расовая и национальная. Расовый вид ксенофобии является способом конструирования «образа чужого» на основе расовых маркеров. Здесь «чужие» в качестве объекта ксенофобии идентифицируются по принадлежности к антропологическому виду - расе. В результате, объектом ксенофобии становится «чужой» как представитель иной расы и низшей культуры. Актуализация расовой идентичности, задающая доминанту в видовой специфике ксенофобии в эпоху модерна, была обусловлена, прежде всего, экономическими, политическими и идеологическими интересами ведущих европейских стран. Расовый вид ксенофобии, распространившийся в эпоху модерна, носил преимущественно инструментальный характер, поскольку антропологические и культурные маркеры, на основе которых конструировались негативные, а порой и враждебные установки, начинают участвовать в процессах рационализации расового неравенства и легитимации таких социальных практик, как эксплуатация и угнетение. Национальный вид ксенофобии - это способ конструирования социальных отношений по принципу «свои - чужие» на основе культурно-политического маркера, определяющего принадлежность к нации (национальному государству) или отсутствие таковой. Формирование национального вида ксенофобии обусловлено, во-первых, экономическими, политическими и культурными факторами, лежащими в основе процесса европейского строительства наций; во-вторых, заменой доминирующих религиозных маркеров в идентификации «своих» и «чужих» культурно-политическими маркерами, очерчивающими границы между нациями.
  5. Одним из наиболее устойчивых видов ксенофобии, присутствующим как в эпоху домодерна, так и в эпоху модерна, является антисемитизм. Антисемитизм как вид ксенофобии представляет собой способ конструирования социальных отношений, где в качестве объекта ксенофобии выступают евреи, идентифицируемые в качестве «чужих». Одной из особенностей антисемитизма как вида ксенофобии является разнообразие и динамика маркеров идентификации евреев. Формирование антисемитизма осуществлялось на основе актуализации той или иной идентичности евреев в качестве «чужих», доминирующей в конкретно-историческом контексте эпох домодерна и модерна. В эпоху домодерна ключевым маркером идентификации евреев в качестве «чужих» выступал религиозный маркер, посредством которого осуществлялась стигматизация евреев именно как локальной религиозной общности. В эпоху модерна религиозный маркер в идентификации евреев утрачивает свою значимость и заменяется преимущественно расовым. Расовая маркировка евреев в качестве «чужих» получает импульс в контексте распространения в научном и политическом дискурсе расовой классификации народов. В эпоху модерна наряду с расовым антисемитизмом начинают формироваться новые маркировочные характеристики: во-первых, евреи начинают идентифицироваться с крупным капиталом; во-вторых, - с носителями революционных идей, желающими переделать мир. Антисемитизм как синтетический вид ксенофобии носит преимущественно инструментальный характер, поскольку эффективно используется для мобилизации масс на борьбу со злом, персонифицированным, в данном случае, в образе еврейского народа, а также для легитимации различных форм дискриминации и насилия по отношению к евреям.
  6. Формирование ксенофобии в эпоху позднего модерна обусловлено процессами глокализации и «взрывом» идентичности. Несмотря на масштабные глобализационные процессы, идущие в современном мире, сфера «локального» для человека не утрачивает свою значимость и продолжает свое существование. В эпоху позднего модерна, так же как и в предшествующие ей эпохи, обостряются основные виды страха: страх утраты физического или материального благополучия индивида и группы; страх разрушения символического мира сообществ; страх ожидания негативных последствий для личности, группы, общества в результате становления новой модели глобального мирового пространства. Страхи и риски, порождаемые процессами глобализации, закономерно влекут за собой стремление очертить свою зону безопасности, дистанцироваться от внешних воздействий посредством конструирования символических границ между «своим» и «чужим» миром. Повышенный интерес к идентичности обусловлен, прежде всего, поиском людьми безопасности, уверенности, стабильности в непредсказуемом и неустойчивом мире.
  7. В эпоху позднего модерна, отличающуюся состоянием крайней неустойчивости и непредсказуемости социального развитии, маркеры идентификации «чужих» утрачивают свою однозначность, характерную для эпох домодерна и модерна. Наиболее распространенными видами ксенофобии, носящими чаще всего смешанный характер, выступают этнорелигиозный и этнорасовый. Примером этнорелигиозного вида ксенофобии является современная исламофобия, в которой представления об этнических маркерах группы неразрывно связано с конфессиональными критериями групповой идентификации. Особенностью современной исламофобии выступает смешение этнорелигиозной идентичности с политикой, что ведет к появлению таких явлений, как экстремизм, фундаментализм, терроризм. В эпоху позднего модерна этнорелигиозный вид ксенофобии становится эффективной политической технологией, при помощи которой легитимируется борьба за власть и влияние в мире: различные политические силы используют религию для обоснования территориальных или иных притязаний, оправдания применяемых насильственных методов. Проявлением этнорасового вида ксенофобии является современная мигрантофобия, которая опирается на этнические, конфессиональные и расовые маркеры (чаще их смешение) в идентификации мигрантов как «чужих», выступающих в качестве объекта ксенофобии. Современная мигрантофобия имеет преимущественно расистскую окраску и обусловлена, во-первых, боязнью коренной реструктуризации экономических и социальных отношений в обществе, в котором мигранты занимают определенную экономическую и социальную нишу; во-вторых, маргинальным положением мигрантов в принимающем обществе, что способствует их внутренней консолидации и локализации, чаще всего на этнорасовой основе.
  8. Наиболее распространенным проявлением национального вида ксенофобии в эпоху позднего модерна является американофобия, которая отражает современные негативные установки по отношению к Соединенным Штатам как национальному государству. Формирование американофобии обусловлено глобальными трансформациями, сопровождающимися перераспределением экономической, политической, культурной власти в мире. Это приводит к тому, что ксенофобия становится одним из способов защиты своих национальных интересов в условиях глобализации. Осуществляющие глобализацию ведущие мировые державы, в первую очередь США, становятся главными объектами национальной ксенофобии. Политическое соперничество (латентная или явная борьба за власть) ведущих держав в различных регионах использует «фобию чужого» в процессе раздела зон влияния. В подобных условиях национальный вид ксенофобии выступает, во-первых, как социально-психологическая реакция на попытки вмешательства во внутренние дела государств извне и стремления к политической унификации стран, во-вторых, как эффективная политическая технология, которая используется различными политическими силами для обеспечения собственного влияния и лоббирования своих интересов на глобальном, региональном и национальном уровнях.
  9. В России в эпохи домодерна и модерна наиболее распространенным видом ксенофобии выступал этнорелигиозный вид. Доминирование этнорелигиозного вида ксенофобии было обусловлено актуализацией этнорелигиозной идентичности, апеллирующей к синтезу этнического и религиозного маркеров в идентификации «своих» и «чужих». К основным разновидностям этнорелигиозной ксенофобии в эпохи домодерна и модерна можно отнести азиатофобию, исламофобию, антисемитизм, полонофобию, кавказофобию. Формирование вышеперечисленных разновидностей этнорелигиозной ксенофобии было обусловлено совокупностью культурно-исторических, социально-политических, социально-экономических факторов: 1) наличием реальной или потенциальной внешней угрозы от этнически и религиозно «чужих»; 2) ролью православия, сформировавшего комплекс этнорелигиозной исключительности русского народа; 3) интенсивным процессом политико-административного строительства централизованного государства, а в дальнейшем - империи; 4) культурной политикой Российской империи, направленной на принудительную культурную ассимиляцию населения территорий, присоединенных в результате войн; 5) процессами экономической модернизации, способствующими превращению крупных российских городов в насыщенные контактные этнорелигиозные зоны.
  10. В эпоху советского модерна формирование ксенофобии и ее видов было обусловлено актуализацией идеологической идентичности. В силу социальной значимости в советском обществе идеологической идентичности доминирующим видом ксенофобии, подчиняющим себе иные виды - религиозный, этнический, антисемитизм, - выступал идеологический вид ксенофобии. Идеологический вид ксенофобии - это способ конструирования отношений между «своими» и «чужими» на основании принятия или отторжения той или иной идеологической системы. В Советском Союзе, представляющем социальность мобилизационного типа, «чужой» практически всегда отождествлялся с «врагом», преимущественно представителем либеральной идеологии. Важнейшим условием для создания того или иного образа врага была конкретная политико-историческая ситуация, которая задавала «параметры» врага, определяла его признаки. Образ врага во всех его ипостасях выступал в качестве пропагандистского инструмента, который использовался властью для тотального подчинения общества и манипулирования массовым сознанием населения. Спецификой идеологической ксенофобии эпохи советского модерна была ее включенность в систему государственной власти и идеологии, что опосредованно провоцировало дискриминацию и по другим признакам: религиозному, этническому, национальному.
  11. Формирование различных видов ксенофобии в России в эпоху позднего модерна обусловлено как внутренними факторами развития российского общества, так и тенденциями мирового развития. К внутренним факторам, спровоцировавшим появление массовых фобий в России в эпоху позднего модерна, относится «взрыв» идентичности, обусловленный кризисом советской идеологии и советской идентичности, распадом СССР и появлением этнократических государств. Эти процессы сопровождались возрождением этнических и религиозных маркеров идентификации. В условиях кризисного состояния российского социума «взрыв» этнической идентичности можно рассматривать, во-первых, как защитную реакцию индивида и социальных групп на реальные или воображаемые угрозы, связанные с потребностью сохранить свои позиции и интересы; во-вторых, как способ эффективной интеграции в условиях обострения конкуренции за материальные, финансовые и властные ресурсы в условиях экономической и политической нестабильности. К внешним факторам формирования различных видов ксенофобии в России в эпоху позднего модерна относится вовлечение страны в глобализационный процесс. Вынуждая страну интегрироваться в мировое экономическое, политическое и культурное пространство, глобализационный процесс сопровождается такими социальными страхами, как боязнь утраты контроля над ресурсами, потеря политического суверенитета, а также кризисом идентичности. Наиболее распространенными проявлениями ксенофобии в России в эпоху позднего модерна стали русофобия, мигрантофобия, кавказофобия, синофобия.

Список опубликованных работ

Монографии

1. Шевченко О.М. Агрессивность как фактор обострения молодежного экстремизма на Юге России. – М.;-Ростов н/Д: Изд-во Социально-гумани-тарные знания, 2012. – 3 п.л. (в соавт.).

2. Шевченко О.М. Сущность и виды ксенофобии: история и современность. – Ростов н/Д: Изд-во Антей, 2013. – 10 п.л.

Статьи, опубликованные в изданиях Перечня рецензируемых научных журналов, утвержденного ВАК Минобрнауки России

1. Шевченко О.М. Этнофобии как порождение отношений «свой – чужой» // Социально-гуманитарные знания. – 2005. – № 4. Специальный выпуск. – 0,8 п.л.

2. Шевченко О.М. Происхождение и характер этнофобий в периоды социальной напряженности // Социально-гуманитарные знания. – 2006. – Специальный выпуск. – 0,8 п.л.

3. Шевченко О.М. Теоретические подходы к этничности как фактору существования этнофобии // Научная мысль Кавказа. – 2006. – № 1–4. – 0,5 п.л.

4. Шевченко О.М. Этнофобии и толерантность на Юге России // Социально-гуманитарные знания. – 2008. – № 8. Специальный выпуск. – 0,6 п.л.

5. Шевченко О.М. Причины и особенности мигрантофобии в современной России // Социально-гуманитарные знания. – 2008. – № 12. Специальный выпуск. – 0,7 п.л.

6. Шевченко О.М. Религия и ксенофобия: конфессиональные маркеры в конструировании «фобии чужого» // Гуманитарные и социальные науки. – 2011. – № 1. – 0,6 п.л.

7. Шевченко О.М. Ассиметричность экономического развития стран как фактор роста ксенофобии в условиях глобализации // Социально-гуманитарные знания. – 2010. – № 11. Специальный выпуск. – 0,5 п.л.

8. Шевченко О.М. Расовая идентичность и ксенофобия в эпоху модерна // Социально-гуманитарные знания. – 2013. – № 7. Специальный выпуск. – 0,5 п.л.

9. Шевченко О.М. Идеологическая идентичность и ксенофобия в эпоху советского модерна // Социально-гуманитарные знания. – 2013. – № 11. Специальный выпуск. – 0,7 п.л.

10. Шевченко О.М. Методология конструктивизма в социально-фило-софском исследовании ксенофобии // Теория и практика общественного развития. – 2013. – № 11. – 0,6 п.л.

11. Шевченко О.М. Ксенофобия как предмет теоретической рефлексии в социальном познании // Социально-гуманитарные знания. – 2013. – № 11. Специальный выпуск. – 0,5 п.л.

12. Шевченко О.М. Американофобия в период глобальных трансформаций мирового развития // Этносоциум и межнациональная культура. – 2013. – № 8 (62). – 1 п.л.

13. Шевченко О.М. Ксенофобия в истории России: факторы формирования и доминирующие виды // Историческая и социально-образовательная мысль. – 2013. – № 5. – 0,8 п.л.

14. Шевченко О.М. Формирование и виды ксенофобии в эпоху позднего модерна // Гуманитарные и социальные науки. – 2013. – № 5. – 0,5 п.л.

15. Шевченко О.М. Национальная идентичность и ксенофобия в эпоху модерна // Вестник Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина. – 2013. – № 4. – 0,5 п.л.

Другие научные издания

1. Шевченко О.М. Роль этноцентризма в межкультурной коммуникации // Путь в науку. Молодые ученые об актуальных проблемах социальных и гуманитарных наук. – Вып. 7. – Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ, 2006. – 0,5 п.л.

2. Шевченко О.М. Этническая идеология как фактор этнополитической мобилизации // Роль идеологии в трансформационных процессах в России: общенациональный и региональный аспекты: материалы Международной научной конференции. – Ростов н/Д: Фолиант, 2006. – 0,3 п.л.

3. Шевченко О.М. Ксенофобия как способ легитимации этнократии на юге России // Этноэтатизм и этнократии на Юге России / Южно-российское обозрение ЦСРИиП ИППК РГУ и ИСПИ РАН. – Вып. 37. – Ростов н/Д:

Изд-во СКНЦ ВШ, 2006. – 0,7 п.л.

4. Шевченко О.М. Ксенофобия как социально-психологический источник молодежного экстремизма // Проблемы воспитания толерантности и профилактика экстремизма в молодежной среде: материалы Межрегиональной научно-практической конференции. – Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ, 2006. – 0,4 п.л.

5. Шевченко О.М. Ксенофобия: риск «негативной мобилизации» российской молодежи в постсоветской России // Социализация молодежи Юга России: материалы Межрегиональной научно-практической конференции. – Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ, 2007. – 0,3 п.л.

6. Шевченко О.М. Трансформация образа кавказца в массовом сознании россиян: от романтизма до кавказофобии // Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру: материалы V Международного конгресса. Симпозиум VI. – Пятигорск: ПГЛУ, 2007. – 0,3 п.л.

7. Шевченко О.М. Фактор этничности в процессе социальных взаимодействий // Взаимодействие народов и культур на Юге России: история и современность: материалы региональной научной конференции. – Ростов н/Д: Изд-во ЮНЦ РАН, 2007. – 0,2 п.л.

8. Шевченко О.М. Образ «Другого» в межкультурном взаимодействии: история и современность // Лосевские чтения: материалы Международной ежегодной конференции. – Новочеркасск: УПЦ «Набла» ЮРГТУ (НПИ), 2007. – 0,7 п.л.

9. Шевченко О.М. Русофобия и кавказофобия на юге России // Гуманитарный ежегодник. – 2008. – № 7. – 0,8 п.л.

10. Шевченко О.М. Этнизация реальности как фактор риска в условиях социальной нестабильности // Регионы России: вызовы мирового кризиса и проблемы обеспечения национальной безопасности: материалы Международной научной конференции. – Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2009. – 0,6 п.л.

11. Шевченко О.М. Этнофобии на юге России: теоретические и методологические проблемы исследования // Гуманитарный ежегодник. – 2009. – № 8. – 0,8 п.л.

12. Шевченко О.М. Причины ксенофобии на Юге России с позиции теории социальных трансформаций // Кавказ – наш общий дом: материалы Международной научно-практической конференции. – Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2009. – 0,3 п.л.

13. Шевченко О.М. Факторы роста ксенофобии в условиях глобализации // Социально-политические проблемы в условиях глобализации: материалы международной научной конференции кафедры политической социологии. – Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2010. – 0,6 п.л.

14. Шевченко О.М. Расизм как форма ксенофобии // Модернизация и интеграционный потенциал регионов Кавказа: материалы Четвертой школы молодого социолога. – Ростов н/Д: Изд-во Социально-гуманитарные знания, 2011. – 0,6 п.л.

15. Шевченко О.М. Актуализация этнической идентичности в условиях глобальных трансформаций // Идентичность в современном мире: материалы региональной научной конференции. – Ростов н/Д: Изд-во РГЭУ (РИНХ), 2011. – 0,4 п.л.

16. Шевченко О.М. Старые и новые «фобии чужого» в условиях глобальных политических трансформаций // Гуманитарный ежегодник. – 2012. – № 11. – 0,8 п.л.

17. Шевченко О.М. Причины ксенофобии в условиях культурной глобализации // Гуманитарий Юга России. – 2012. – № 2. – 0,8 п.л.

18. Шевченко О.М. Особенности ксенофобии в условиях становления государственности: этнокультурные и политико-правовые маркеры в идентификации «чужих» // Гуманитарий Юга России. – 2012. – № 4. – 0,8 п.л.

19. Шевченко О.М. Особенности современной исламофобии в новой модели глобального мирового пространства // Гуманитарный ежегодник. – 2013. – № 12. – 0,6 п.л.

20. Шевченко О.М. Отношения «глобального» и «локального» в контексте процессов культурной глобализации // Идеи В.И. Вернадского и преодоление глобальных проблем человечества (к 150-летию со дня рождения): материалы Международной научной конференции. – Ростов н/Д: Изд-во Социально-гуманитарные знания, 2013. – 0,4 п.л.

21. Шевченко О.М. Глокализация и «взрыв» идентичности как факторы формирования ксенофобии в эпоху позднего модерна // Актуальные проблемы науки юга России и Армении: поиски и решения. – Ереван: Амарас, 2013. – 0,5 п.л.