RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17373 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Марьянчик Виктория Анатольевна

Научная тема: « АКСИОЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА МЕДИА-ПОЛИТИЧЕСКОГО ТЕКСТА (ЛИНГВОСТИЛИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ) »

Научная биография   « Марьянчик Виктория Анатольевна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 10.02.01

Год: 2013

Отрасль науки: Филологические науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Вертикальная и горизонтальная организация ценностей, их состав, количество, степень и способы их кодификации формируют специфику того или иного дискурса. В центре политической аксиосферы находятся правовые (собственно политические) и морально-этические ценности. Динамичность ценностей, конфликт между официальными (декларируемыми) политическими ценностями и политической действительностью обусловливают изменения аксиологической сферы политики, перестройку аксиологических иерархий, взаимодействие с аксиологическими системами других дискурсов. Ядерные медиа-политические тексты отражают ценностную систему, предлагаемую массовому адресату в качестве его ценностных ориентаций, образцов, норм.
  2. Аксиологический концепт - это когнитивный конструкт, сосредоточивающий в себе знания, представления, понятия о морально-этических, эстетических, социальных и другого рода духовных ценностях - красоте, свободе, праведности и грехе, правде и истине и т.п. Имя аксиологического концепта совпадает с именем ценности. Концепт, ценность и слово образуют аксиологическую триаду, которая обнаруживает различия философских сущностей, лингво-когнитивных и вербальных единиц.
  3. Оценочность и оценка разграничиваются как потенциальное и актуальное. Оценочность есть потенциал языковой единицы, ее способность эксплицировать положительные или отрицательные свойства объекта, его фиксацию на оценочной оси, его место в аксиологическом поле. Оценка есть ментально-вербальное действие присвоения положительных или отрицательных свойств тому или иному объекту. Основанием оценки выступает ценность (значимость) объекта, которая закрепилась в сознании носителя языка как аксиологический концепт или ценностный (оценочный) компонент иной концептуальной единицы. Ценность служит основанием оценки, в то же время в процессе актуализации ценности происходит ее оценка. Ценностное и его актуализация никогда не сводится к акту оценки.
  4. Идеологическая оценка образует аксиологическое ядро медиа-политического дискурса; в приядерную зону входят интеллектуальная, этическая и утилитарная оценки. Эксплицитная / имплицитная оценка может быть осуществлена на уровне слова или высказывания, при этом используются различные механизмы реализации оценочности. Прямая оценка всегда эксплицитна; косвенная оценка образует переходную зону от эксплицитной к имплицитной. При анализе категории оценки пара объективное / субъективное не является терминологическим эквивалентом пар нейтральное / оценочное и рациональное / эмоциональное. Объективное - это подчеркнуто социальная, групповая оценка; она складывается из индивидуальных, субъективных оценок, средства ее формирования - обобщенность автора, аргументированность, акцентирование рационального начала. Субъективное есть подчеркнуто личностная индивидуальная оценка; средства ее формирования - акцентирование индивидуального автора, подчеркнуто эмоциональная форма выражения, использование ядерных оценочных средств. Термин эмоциональная оценка имеет два значения: 1) вид оценки по характеру, противопоставляется рациональной, 2) вид оценки по основанию, в качестве которого берутся эмоции, чувства. Эмоция является средством формирования, мотивировкой (основанием) и объектом оценки. В медиа-политическом дискурсе образуются переходные зоны адмиративной и нейтральной оценки. В медиа-политических текстах активно имитируются интенсивные предоценочные эмоции, моделируется иерархия эмотивных концептов. В современный период актуальна репрезентация таких концептов, как гордость, уверенность, удивление, гнев (возмущение), страх.
  5. Модальными доминантами современных публицистических текстов являются стихии отрицательных эмоций и ироничности. Идеологическая модальность представляет собой совокупность оценочных значений и отношений, которые обусловлены политическими взглядами. Для медиа-политического текста характерен особый род экспрессивности - идеологическая экспрессивность, которая в зависимости от средств выражения проявляется как интенсивность, эмоциональность, образность, оценочность, ассоциативность.
  6. Взаимодействие ценности и языкового знака в процессе формирования образа обусловливает локализацию оценочных сем в структуре лексического значения. Слова, выражающие оценку в контексте, не могут быть ограничены какими-либо группами. Изменение оценочного знака или оценочных оттенков (ассоциаций) слова в дискурсе можно рассматривать как процесс семантического развития лексемы. Оценочная единица может быть включена в речевое действие, предполагающее неоценочные интенции. С другой стороны, в целях воздействия на адресата оценки часто предстают в форме фактуальной информации.
  7. Аксиологический контекст - это совокупность ценностных концептов и оценок, которые эксплицируются или имплицируются в тексте, а также воссоздаются в сознании в результате актуализации личного опыта. Аксиологический контекст представляет собой реализацию инварианта контекста и обладает всеми его признаками (субъективность границ, поливариантность, неизолированность), он организован по полевому принципу, горизонтально и вертикально структурирован. Аксиологический контекст имеет лингвистический и когнитивный уровни. Аксиологический метатекст есть совокупность единиц, репрезентирующих процесс и продукты речевой деятельности как ценности, транслирующих авторские оценки своей и чужой вербальной деятельности, отражающих ценности, которые формируются текстом и определяют его ценность.
  8. Сценарий понимается как некая цепочка (событий, эпизодов события, сцен) в действии, ограниченном (1) маркерами темпоральности, (2) маркерами локальности, (3) ролевыми маркерами (4) маркерами поведенческой модели. Сценарий есть сюжетно развивающаяся модель ситуации, которая обладает, с одной стороны, перцептивно-чувственной природой, с другой - рационально-логическим характером. Распределение ролей происходит в процессе модальной интерпретации ситуации. Признаками сценария выступают прототипичность, повторяемость, инвариантность, аксиологическая, эмоциональная, оценочная и культурологическая маркированность.
  9. Анализ языковых маркеров (синтаксические дериваты, социальные глаголы) и строевых единиц текста, использование инструментария синтаксической семантики позволяет интерпретатору текста эксплицировать сценарий как когнитивную схему. Социальные глаголы служат основным средством экспликации сценариев, образуют акциональное ядро персонажной роли и формируют оценочный вектор сценария. Вариативность речевого воплощения сценария обусловлена политическим континуумом, жанровой формой, идиостилем и интенциями автора. Речевые воплощения сценария различаются по критерию полноты и по критерию эксплицитности (эксплицированные, перифрастические, имплицитные).
  10. Анализ сценария является частью общего аксиологического анализа медиа-политического текста. Аксиологическая сущность сценария как когнитивно-вербального феномена заключается в значимости для носителя культуры и в текстовой реализации пейоративной, мелиоративной или амбивалентной оценочности. Оценочная нейтральность сценария исключается его обязательной фиксацией на нормативной шкале «нормально - аномально».
  11. Отличительными признаками медиа-политического персонажа являются: а) ослабление аспекта фикциональности, появление устойчивой связи «персонаж - персона»; б) усиление аспекта функциональности, открытая социальная оценочность; в) утрата глубины и многоплановости (полимотивности), что обусловлено идеологичностью образа; г) организующая роль в событии, что объясняется соотнесением текста со сферой социального взаимодействия и эффектом медиа-фрейминга; д) замена конструктивного приема художественной типизации и конкретизации на прием медиа-стереотипизации. Прототипы медиа-политических персонажей, выделяемые на основе общей этической оппозиции «добро и зло», соотносятся с ролевыми прототипами художественного нарратива: злодей, герой, супермен, жертва.
  12. Персонаж имеет предметное, языковое, ролевое значение. Сценарная (персонажная) роль - это совокупность признаков-функций персонажа, организующих сценарий медиатекста, репрезентируемых в тексте с целью создания медиа-политического образа, обладающих аксиологическим значением. Роли медиа-политических персонажей типизируются по аксиологическому основанию (носитель ценностей vs. носитель антиценностей) и сюжетному (актуализируются семиотический, нарративный, психологический и другие аспекты). Оценочный вектор персонажной роли формируется с помощью оценочных узуальных и окказиональных номинаций, перифрастических и оценочно ассоциативных номинаций, оценочных предикатов, композиционно-сюжетных средств.
  13. Оценочность организует вокруг себя другие функциональные семантико-стилистические категории медиа-политического текста, которые образуют системные связи и оппозиции: аксиологичность - оценочность, объективность - субъективность, персональность - диалогичность, идеологичность - ироничность и т.д. Манипулятивность, идеологичность (идеологизированность) и оценочность образуют функционально-стилистическую триаду медиа-политического текста. Манипулятивность является стратегической доминантой медиатекста, оценочность - инструментальной, а идеологизированность - результативной.
  14. Аксиологическое поле есть фрагмент аксиологической картины мира; это совокупность эксплицируемых в тексте ценностей, их вербальные репрезентанты, структурированные по шкалам количественной и качественной оценки. Аксиологическая структура медиа-политического текста представляет собой аксиологическое поле, представленное в тексте через набор аксиологических компонентов (ролей, сценариев и др.); она соотносится с замыслом и интерпретацией произведения. Аксиологической структурой обладают все тексты, любой дискурсной, жанровой, стилевой принадлежности. Если в тексте излагаются только факты, то аксиологической доминантой на уровне подтекста становится сценарий.
  15. К специфическим чертам образа автора медиа-политического текста относятся следующие: 1) ослабленное значение личности автора (личность журналиста не наделяется такой же концептуальной и стилистической значимостью, как личность создателя художественного произведения); 2) тесная связь автора и адресата (обусловлена общностью социального фона, автор публицистического текста является со-автором реальности, к которой имеет доступ адресат); 3) функционально-социальное нивелирование идиостиля: стилистическая окраска как поверхностное (и тем более, стилистическое значение как глубинное) не определяется всецело волей автора, а подчиняется законам публицистического стиля, медиальному вектору. Аксиологический аспект категории «автор / адресат медиатекста» реализуется при любом подходе - психолингвистическом, интерпретативном, синергетическом и т.д.
  16. Образ автора / читателя медиатекста может быть представлен в виде четырехуровневой модели, которая соотносится с дискурсом, т.е. текстом, взятом в экстралингвистическом окружении и развертывании: реальный коллективный автор, реальный индивидуальный автор, образ автора в узком понимании (автор-в-тексте), автор-персонаж; реальный массовый читатель, реальный индивидуальный читатель, образ читателя в тексте, читатель-персонаж.
  17. Основная цель той или иной речевой маски (публицист, аналитик, информатор) - осуществление аксиологического воздействия на аудиторию. Ироничность - характерная модальность современного медиатекста - используется как инструмент манипулирования: ирония поддерживает концептуальную оппозицию «свой - чужой», но при этом имитирует неоднозначность оценок, позволяет «погасить» идеологичность, «спрятать» ее от адресата, актуализирует архетипы шутника (шута) и циника. Типичные социальные маски автора медиа-политического текста - журналист, политик, интеллигент, простой человек; типичные аксиологические роли - друг, защитник, помощник, учитель, мудрец, профессионал, борец, обличитель, патриот. Сочетание речевой, статусно-социальной и аксиологической ролей формирует образ автора в медиатексте, представляет собой социально-интеллектуальную интенцию, речевую стратегию и тактику. Маски автора представлены на содержательном, языковом, стилистическом уровнях текста и имеют вербальные маркеры.
  18. Инвариант модели аксиологической структуры может быть графически представлен в виде октаэдра, который включает 12 компонентов: (1) образ автора, (2) образ адресата, (3-6) аксиологическая парадигма персонажей (носитель ценностей, ложный носитель ценностей, носитель антиценностей, ложный носитель антиценности), (7) оценочная ось «автор - адресат - автор» (отображает ценностный диалог между медиакоммуникантами, смоделированный в текстовом пространстве создателем медиапроизведения), (8) оценочные векторы «автор - персонаж», (9) оценочные векторы «персонаж - персонаж» и «адресат - персонаж», (10) самооценка автора, (11) самооценки адресата и персонажей, (12) сценарий. В реальном тексте аксиологическая модель включает «нулевые» (потенциальные) позиции. Неполнота аксиологической структуры обусловлена необходимостью компрессии информации в тексте.

Список опубликованных работ

Монографии:

1. Марьянчик, В.А. Медиа-политический текст: сценарии, нормы, стереотипы: монография / В.А. Марьянчик. – Архангельск: Поморский университет, 2011. – 282 с. (17,6 п.л.)

Статьи в изданиях, включенных в перечень изданий ВАК РФ:

2. Марьянчик, В.А. Ролевой стереотип медиа-политического персонажа / В.А. Марьянчик // Филологические науки. – 2009. – № 4. – С. 37-45. (0,4 п.л.)

3. Марьянчик, В.А. Событие как элемент аксиологической структуры медиа-политического текста / В.А. Марьянчик // Вестник Поморского университета. Серия «Гуманитарные и социальные науки». – 2009. – № 3. – С. 54-58. (0,3 п.л.)

4. Марьянчик, В.А. Аксиологическая функция устойчивых сравнений в медиа-политическом тексте // В.А. Марьянчик / Вестник Поморского университета. Серия «Гуманитарные и социальные науки». – 2009. – № 1. – С. 97-102. (0,4 п.л.)

5. Марьянчик, В.А. Пространство медиа-политического текста как средство оценки / В.А. Марьянчик // Вестник Российского университета дружбы народов. – 2009. – № 2. – С. 11-18. (0,5 п.л.)

6. Марьянчик, В.А. Ценность как слово и слово как ценность в современном медиадискурсе / В.А. Марьянчик // ПОИСК. Политика. Обществоведение. Искусство. Социология. Культура. – 2009. – № 3 (23). – С. 41-51. (0,4 п.л.)

7. Марьянчик, В.А. Медиа-политический текст: Стереотипы. Сценарий. Роли / В.А. Марьянчик // Преподаватель XXI век. – 2009. – № 3. – С. 334-340. (0,5 п.л.)

8. Марьянчик, В.А. Кризис как медиаобраз / В.А. Марьянчик // Русская речь. – 2009. – № 5. – С. 83-84. (0,1 п.л.)

9. Марьянчик, В.А. Стилистический анализ периферийных жанров (на примере политического фельетона) / В.А. Марьянчик // Русская словесность. – 2009. – № 6. – С. 72-76. (0,4 п.л.)

10. Марьянчик, В.А. Стиль медиатекста как реализация взаимодействия автора и адресата / В.А. Марьянчик // Вестник Московского университета. Серия 9. Филология. – 2010. – № 2. – С. 40-49. (0,5 п.л.)

11. Марьянчик, В.А. Речевая маска в структуре образа автора публицистического текста / В.А. Марьянчик // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: История, филология. – 2010. – Том 9. Выпуск 6: Журналистика. – С. 138-144. (0,5 п.л.)

12. Марьянчик, В.А. Стилистическая и дискурсная специфика медиа-политических текстов / В.А. Марьянчик // Вестник Поморского университета. Серия «Гуманитарные и социальные науки». – 2010. – № 11. – С. 196-201. (0,5 п.л.)

13. Марьянчик, В.А. Жертвоприношение как медиа-политический сценарий / В.А. Марьянчик // Политическая лингвистика. – 2011. – № 1(35). – С. 152-156. (0,4 п.л.)

14. Марьянчик, В.А. Стилистическое моделирование медиа-политического текста / В.А. Марьянчик // Вестник Поморского университета. Серия «Гуманитарные и социальные науки». – 2010. – № 12. – С. 263-268. (0,4 п.л.)

15. Марьянчик, В.А. Оценка как категория текста / В.А. Марьянчик // Вестник Поморского университета. Серия «Гуманитарные и социальные науки». – 2011. – № 1. – С. 100-103. (0,3 п.л.)

16. Марьянчик, В.А. Стереотипы в медиа-политическом тексте / В.А. Марьянчик // ПОИСК. Политика. Обществоведение. Искусство. Социология. Культура. – 2011. – № 2 (21). – С. 23-31. (0,4 п.л.)

17. Марьянчик, В.А. Сценарий медиатекста как предмет лингвокогнитивного анализа / В.А. Марьянчик // Вопросы когнитивной лингвистики. – 2011. – № 3. – С. 85-89. (0,4 п.л.)

18. Марьянчик, В.А. Стилистические категории в методическом аспекте / В.А. Марьянчик // Русский язык в школе. – 2011. – № 6. – С. 33-37. (0,5 п.л.)

Статьи в других научных изданиях:

19. Марьянчик, В.А. Прецедентность текста политического интервью как критерий коммуникативной значимости / В.А. Марьянчик // Молодые ученые Поморья. – Архангельск, 2001. – С. 141-142. (0,1 п.л.)

20. Марьянчик, В.А. Политический неологизм как средство структурирования концептосферы / В.А. Марьянчик // Этнокультурные константы в русской языковой картине мира: Генезис и функционирование. – Белгород, 2005. – С. 197-199. (0,2 п.л.)

21. Марьянчик, В.А. Аксиологичность политического текста / В.А. Марьянчик // Прагматика и семантика слова и текста. – Архангельск: Поморский университет, 2006. – С. 135-139. (0,2 п.л.)

22. Марьянчик, В.А. Неологическая группа «Название политических партий, организаций и учреждений» медиа-политического дискурса / В.А. Марьянчик // Язык. Речь. Речевая деятельность. – Нижний Новгород, 2005. – С. 22-30. (0,3 п.л.)

23. Марьянчик, В.А. О словаре медиа-политических неологизмов современной эпохи / В.А. Марьянчик // Русская Академическая неография (к 40-летию научного направления). СПб, 2006 [Электронный ресурс] – URL: http://oomnik.iling.spb.ru/neologia/konferencii/2007/konferencii/2006/russkaya-akademicheskaya-neografiya (дата обращения 03.03.2011). (0,4 п.л.)

24. Марьянчик, В.А. Медиа-политический жаргон как аксиологический механизм / В.А. Марьянчик // Слово в словаре и дискурсе. – М., 2006. – С. 341-350. (0,8 п.л.)

25. Марьянчик, В.А. Стилистический эффект медиа-политических текстов / В.А. Марьянчик // Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии. – Тамбов, 2006. – С. 319-320. (0,2 п.л.)

26. Марьянчик, В.А. Аксиологический потенциал политического антропонима / В.А. Марьянчик // Ономастическое пространство и национальная культура. – Улан-Удэ: Издательство Бурятского университета, 2006. – С. 235-239. (0,4 п.л.)

27. Марьянчик, В.А. Медиа-политический дискурс: принципы выделения, основные характеристики / В.А. Марьянчик // Проблемы концептуальной систематики языка и речевой деятельности. – Иркутск, 2006. – С. 131-136. (0,3 п.л.)

28. Марьянчик, В.А. Ассоциативно-оценочная лексика / В.А. Марьянчик // Язык, литература, ментальность: разнообразие культурных практик. – Курск, 2006. – С. 183-187. (0,2 п.л.)

29. Марьянчик, В.А. Аксиологическая структура медиа-политического текста / В.А. Марьянчик // Изменяющаяся Россия: новые парадигмы и новые решения в лингвистике. – Кемерово, 2006. – С. 109-117. (0,5 п.л.)

30. Марьянчик, В.А. Функционально-прагматический статус публицистического текста / В.А. Марьянчик // Современная языковая ситуация и совершенствование подготовки учителей-словесников. – Воронеж: Научная книга, 2006. – С. 189-199. (0,5 п.л.)

31. Марьянчик, В.А. Аксиологический потенциал слова власть в медиа-политическом дискурсе / В.А. Марьянчик // Филологическая наука в ХХI веке: взгляд молодых. – М.-Ярославль: Ремдер, 2006. – С. 365-369. (0,2 п.л.)

32. Марьянчик, В.А. Оценочный компонент в структуре значения слова / В.А. Марьянчик // Актуальные проблемы современной лингвистики. – Елец-М., 2006. – С. 201-205. (0,3 п.л.)

33. Марьянчик, В.А. Гламурный текст как функционально-стилевая разновидность / В.А. Марьянчик // Актуальные проблемы русского языка и методики его преподавания. – М.: Флинта : Наука, 2007. – С. 175-180. (0,3 п.л.)

34. Марьянчик, В.А. Аксиологические стратегии медиа-политического текста / В.А. Марьянчик // Инновации в исследованиях русского языка, литературы и культуры. – Пловдив, 2007. – С. 14-19. (0,4 п.л.)

35. Марьянчик, В.А. Функции нормативных высказываний в медиа-политическом тексте / В.А. Марьянчик // Русский язык: исторические судьбы и современность: III Международный конгресс исследователей русского языка: Труды и материалы. – М.: Макс Пресс, 2007. – С. 525-526. (0,2 п.л.)

36. Марьянчик, В.А. Грамматическая аномалия как функционально-стилевое средство / В.А. Марьянчик // Активные процессы в современной грамматике. – М.-Ярославль: Ремдер, 2008. – С. 151-157. (0,3 п.л.)

37. Марьянчик, В.А. Автопрезентация в политическом интервью / В.А. Марьянчик // Регионально ориентированные исследования филологического пространства. – Оренбург: ИПК ГОУ ОГУ, 2008. – С. 318-322. (0,3 п.л.)

38. Марьянчик, В.А. Модели событий в политическом тексте / В.А. Марьянчик // Активные процессы в различных типах дискурсов: политический, медийный, рекламный дискурсы и Интернет-коммуникация. – М.-Ярославль: Ремдер, 2009. – С.258-262. (0,3 п.л.)

39. Марьянчик, В.А. Мифологизация как результат эмотивной доминанты в структуре концепта / В.А. Марьянчик // Изменяющаяся Россия и славянский мир: новое в концептуальных исследованиях. – Вып. 11. – Севастополь: Рибэст, 2009. – С. 717-722. (0,3 п.л.)

40. Марьянчик, В.А. О чем говорит «золотая середина» медиа-политического текста? / В.А. Марьянчик // Современная политическая коммуникация. – Екатеринбург, 2009. – С. 140-142. (0,1 п.л.)

41. Марьянчик, В.А. Сценарий текста как предмет анализа / В.А. Марьянчик // Текст и контекст: лингвистический, литературоведческий и методический аспекты. Т.I Текст и контекст в лингвистике. – М.-Ярославль: Ремдер, 2009. – С. 48-52. (0,3 п.л.)

42. Марьянчик, В.А. Клише глобальный кризис как ключевой знак современного политического дискурса / В.А. Марьянчик // Языковые категории и единицы: синтагматический аспект. – Владимир: ВГГУ, 2009. – С. 205-209. (0,2 п.л.)

43. Марьянчик, В.А. Механизмы актуализации оценочности слова в медиа-политическом тексте / В.А. Марьянчик // Слово. Предложение. Текст: коллективная монография. – Орел: ГОУ ВПО «ОГУ», 2009. – С. 263-269. (0,3 п.л.)

44. Марьянчик, В.А. Аксиологический метатекст в медиа-политическом дискурсе / В.А. Марьянчик // LINGUA MOBILIS: Научный журнал. – 2010. – № 1 (20). – С. 130-134. (0,4 п.л.)

45. Марьянчик, В.А. О словарях и хрестоматиях политической лингвистики / В.А. Марьянчик // Политика в зеркале языка и культуры: сборник научных статей, посвященных 60-летнему юбилею проф. А.П. Чудинова. – М.: ИЯ РАН, 2010. – С. 278-283. (0,4 п.л.)

46. Марьянчик, В.А. Графические знаки выражения оценки / В.А. Марьянчик // Русский язык: Исторические судьбы и современность: IV Международный конгресс исследователей русского языка: Труды и материалы. – М.: Изд-во Московского университета, 2010. – С. 128. (0,2 п.л.)

47. Марьянчик, В.А. Вербальные ценности / В.А. Марьянчик // Категория ценности и культура (аксиология, литература, язык) / под ред. Е.В. Поповой. – Владикавказ: ВОГУ, 2010. – С. 123-130. (0,3 п.л.)

48. Марьянчик, В.А. Аксиологический контекст / В.А. Марьянчик // Основные тенденции развития русского языка: лингвофилософский аспект. – Владимир: ВГГУ, 2010. – С. 355-362. (0,4 п.л.)

49. Марьянчик, В.А. Анализ структуры оценочного высказывания / В.А. Марьянчик // II Международная конференция «Русский язык и литература в международном образовательном пространстве: современное состояние и перспективы». – Мадрид-Гранада: RUBINOS-1860, S.A., 2010. – С. 537-541. (0,4 п.л.)

50. Корниенко, Е.Р., Марьянчик, В.А. Метод проектов в обучении иностранных студентов русскому языку / Е.Р. Корниенко, В.А. Марьянчик // Образовательные и воспитательные технологии в современном медицинском вузе. – Архангельск: СГМУ, 2011. – С. 34-36. (0,2 п.л.)

51. Марьянчик, В.А. Неявная оценка в публицистическом тексте / В.А. Марьянчик // Русский язык и литература во времени и пространстве. Том 2. – Шанхай: Shanghai foreign language education press, 2011. – С. 374-379. (0,5 п.л.)

Учебно-методические работы:

52. Марьянчик, В.А. Неологизмы в средствах массовой информации / В.А. Марьянчик // Актуальные проблемы журналистики: учебно-методическое пособие. – Архангельск, 2004. – С. 166-167. (0,4 п.л.)

53. Публицистический стиль в современной коммуникации: учебно-методические рекомендации / сост. О.И. Воробьева, В.А Марьянчик. – Архангельск, 2004. – 44 с. (1,5 п.л.)

54. Стилистика русского языка: учебно-методические. рекомендации / сост. В.А. Марьянчик. – Архангельск, 2006. – 47 с. (2,0 п.л.)