RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17373 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Куликова Ольга Викторовна

Научная тема: « ЛИНГВОПРАГМАТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ТЕОРИИ АРГУМЕНТАЦИИ (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА) »

Научная биография   « Куликова Ольга Викторовна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 10.02.04

Год: 2011

Отрасль науки: Филологические науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Успешное решение таких коммуникативных задач, как оказание воздействия на реципиента и его убеждение, свидетельствующее об эффективности коммуникации, достигается благодаря оптимизации дискурса, что означает адекватный выбор лингвостилистических средств и способов организации дискурса в определенной коммуникативной ситуации. Одним из наиболее эффективных способов организации дискурса, обеспечивающих оптимизацию дискурсивного процесса, является аргументация.
  2. Парламентские дебаты, служащие материалом исследования, представляют собой специфический вид социальной ситуации, определяющей семантические и стилистические особенности продуцируемых текстов парламентских выступлений. Психологические и социальные характеристики коммуникативной ситуации, в которой происходит развертывание ораторского выступления, обусловливают использование оратором прагматически ориентированных средств воздействия, среди которых особое место отводится аргументации. Прагматическая направленность является основной чертой аргумента-тивного дискурса в парламентских выступлениях. Эффект воздействия аргументации достигается, с одной стороны, благодаря знанию оратором определенных социально-психологических параметров целевой аудитории и, с другой, в силу осознанного или интуитивного использования приемов по привлечению и удержанию внимания, активизации необходимых знаний и убеждений, изменению взглядов и оценок аудитории, что свидетельствует о стремлении адресанта к оптимизации дискурса.
  3. Применительно к аргументации оптимизация связывается как с ее алгоритмическими свойствами, присущими ей как когнитивной универсалии, так и с ее эвристическим характером, проявляющимся в дискурсе начиная с замысла и планирования вплоть до реализации, что дает основание отнести аргументацию к наиболее надежным способам обеспечения эффективности коммуникативного процесса.
  4. На этапе замысла и планирования в соответствии с интенциями автора детерминируется эффект воздействия аргументации на реципиента, с чем связана необходимость учета специфики процесса восприятия и обработки дискурсивной информации, в частности, инференции, понимания и интерпретации. Представляя собой последовательность, образующую единый процесс обработки дискурсивной информации, инференция, понимание и интерпретация обеспечивают активизацию когнитивно-коммуникативного контекста развертывания аргументации, так как включаются в процесс актуализации знаний, необходимых для обеспечения успешности аргументации - в первую очередь «общих» фоновых знаний, интенциональных знаний, риторического знания, а также знания дискурсивной ситуации, одним из наиболее существенных компонентов которого являются релевантные для данного коммуникативного эпизода знания о партнере по коммуникации.
  5. Характер каждого аргумента, включенного в аргументативную цепочку, определяется лежащей в его основе интенцией. Интенциональность выступает одним из базовых понятий в исследовании аргументации, так как именно интенции мотивируют процесс аргументации на всех стадиях, начиная с момента авторского замысла.
  6. Развертывание аргументации в дискурсе происходит одновременно на синтагматическом и парадигматическом уровнях, так как с точки зрения структурной организации аргументация является комплексным многомерным построением, представленным совокупностью разноуровневых структур.
  7. При рассмотрении аргументации парламентских выступлений с позиций синтагматики следует учитывать, что обычно аргументация ораторской речи представляет собой довольно значительный отрезок дискурса. В качестве его базовых сегментов целесообразно рассматривать единицы, превышающие по объему одно предложение, что позволяет считать основными дискурсивными элементами аргументации парламентского выступления компоненты ее логической схемы, реализуемой по принципу абзацно-фразового членения.
  8. Являясь абстрактным конструктом, логическая схема получает реальное воплощение в дискурсе только благодаря «наполнению» конкретным содержанием, ментальной репрезентацией которого служат пропозиции, создающие семантическую структуру дискурса. Таким образом, базовая, «опорная» конструкция аргументативного дискурса представлена его логико-семантической структурой.
  9. Общей, архетипической целевой установкой аргументативного дискурса является убеждение. Логико-семантические компоненты аргументации служат воплощению специфических целей: тезис - выдвижение постулата, подлежащего обоснованию; блок аргументов - обоснование тезиса и опровержение антитезиса; следствие - подведение итогов или формулирование вывода. При дискурсивной реализации данные целеустановки приобретают конкретный характер в соответствии с целями и намерениями говорящего, что обусловливает плодотворность исследования коммуникативно-целевой структуры аргументации в терминах теории речевых актов. Аргументация как сложное целое представляет собой макроречевой акт. Таким образом, вторая составляющая комплексной модели аргументативного дискурса - интенциональная или коммуникативно-функциональная структура.
  10. Третья, тематическая, структура представляет самый поверхностный информационный уровень, непосредственно воспринимаемый реципиентом. Развѐртывание тематической структуры аргументативного дискурса подвергается ограничениям, обусловленным принадлежностью аргументации к классу экспозиторных текстов. Развитие главной тематической линии в экс-позиторных текстах происходит на основе последовательного появления и раскрытия минитем, содержащихся в соответствующих частях текста. Тематическая структура аргументативного дискурса содержит конкретную информацию, имеющую отношение к предмету обсуждения.
  11. Рассмотрение аргументации с позиций парадигматики делает очевидным полиструктурный характер аргументативного дискурса. Развертывание аргументации в дискурсе обеспечивается одновременной реализацией трех структур, несущих специфическую информацию, что обусловливает повышенную информационную насыщенность аргументативного дискурса. Интеграция раз-ноаспектной информации позволяет рассматривать аргументативный дискурс в качестве интегрированного ментального пространства, являющегося синтезом исходных пространств, представленных тремя аргументативными структурами. «Сосуществование» информационных пластов, представляющих структуры аргументации, является своего рода гарантией, обеспечивающей успешность процесса инференции в ходе развѐртывания аргументативного дискурса. Благодаря «наложению» друг на друга различных видов информации аргументативный дискурс обеспечивает максимальную устойчивость коммуникативного эффекта, предотвращая коммуникативные срывы и неудачи.
  12. На ментальном уровне каждый структурный элемент аргументативного дискурса соответствует тому или иному фрагменту реальности. Таким образом ментальная репрезентация аргументативного дискурса представляет собой совокупность локальных ментальных пространств, связанных определенным типом отношений и создающих единое аргументативное пространство. В основе создания единого аргументативного пространства лежат специфические когнитивные механизмы, представляющие две группы - ассоциативные (к ним относятся такие механизмы, как амплификация, каузация, конкретизация, генерализация) и диссоциативные, представленные механизмами противопоставления и расщепления. Ассоциативные механизмы связывают два элемента (два локальных ментальных пространства), существующих раздельно в сознании говорящего и объединяемых им в процессе аргументации посредством определѐнного типа связи. В результате действия диссоциативных механизмов возникает два самостоятельных ментальных пространства, противопоставление которых создает эффект, запланированный говорящим.
  13. Комплексная структурная модель аргументации дает представление об аргументации как о когнитивно-дискурсивном явлении, участвующем в построении структурированной ситуативной модели мира реципиента, что подразумевает модификацию его взглядов, убеждений или намерений через воздействие на реципиента посредством аргументации. Создание и поддержание адекватной модели убеждений реципиента связано с включением определѐн-ных «внешних» когнитивных механизмов аргументативного воздействия, лежащих в основе оптимизации аргументативного дискурса. К таким механизмам мы относим механизм установления тождественности когнитивных множеств говорящего и его собеседника; адаптивный и аддитивный механизмы, а также механизм вытеснения и субституции. Когнитивные механизмы аргументативного воздействия «запускаются» интуитивно в условиях частичной неопределенности дискурсивной ситуации. Данные механизмы способствуют пошаговому продвижению к цели и обеспечивают поэтапное развертывание аргументативного дискурса посредством передачи знаний и убеждений как когнитивных единиц от одного участника коммуникативного процесса к другому.
  14. Действие когнитивных механизмов определяет развертывание в дискурсе аргументативных стратегий, носящих эвристический характер и придающих каждому аргументативному дискурсу индивидуальные черты.
  15. Применение понятия эвристики к речевой деятельности позволяет выявить специфику лингвокогнитивного аспекта англоязычных аргументативных стратегий, реализуемых ad hoc. В зависимости от поставленной цели аргументация воплощается в дискурсе парламентских дебатов посредством преимущественной реализации одной из стратегий: стратегии симплифика-ции, стратегии репрезентации субъективной модальности и стратегии каузальной дистрибуции.

Список опубликованных работ

1. Эвристика аргументации (лингвокогнитивное исследование). Монография. М.: Изд-во «ГЕОС», 2010. - 19 п.л.

2. Контекстно-вариативное членение текста как способ развертывания аргументации в парламентских выступлениях // Текст в функционально-стилевом аспекте. - М.: МГЛУ, 1988. - 172 с. (Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. М. Тореза; вып. 309) - С.129 -136. - 0,5 п.л.

3. Коммуникативно-целевая структура текста аргументации // Содержание и принципы лингвостилистических исследований. - М.: МГЛУ, 1989. - 128 с. (Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. М. Тореза; вып. 334) - С. 35-42. - 0,5 п.л.

4. Лингвостилистические средства развертывания аргументации в публицистическом тексте (на материале парламентских выступлений) // Автореферат канд. диссертации. - М., 1989. - 1,5 п.л.

5. Обучение аргументативному дискурсу в ходе языковой подготовки студентов нелингвистических специальностей // Разновидности дискурса и обучение специальным языкам. - М.: МГЛУ, 2001.-144 с. (Сб. науч. тр. МГЛУ; вып.458) С. 19-26. - 0,3 п. л.

6. Прагматический аспект аргументации в научном тексте // Проблемы современной стилистики. - М.: МГЛУ, 2001. - 208 с. (Сб. науч. тр. МГЛУ; вып.459) С. 47-55. - 0,3 п. л.

7. Когнитивный аспект аргументативного дискурса в текстах парламентских выступлений // Профессиональные дискурсы в свете когнитивной теории языка. - М.: «Рема», 2002. - 216 с. (Вестн. Моск. гос.лингв. ун-та; вып. 472) С. 7-16.-0,4 п.л.

8. Стратегии интерпретации аргументативного дискурса в драме // Когнитивные основания стилистических аспектов дискурса.- М.: МГЛУ, 2003. - 144 с. (Вестн. Моск. гос.лингв. ун-та; вып. 474) - С. 39- 46. - 0,3 п.л.

9. Аргументация как способ коммуникативного воздействия в сфере делового общения // Профессиональные дискурсы в функционально-когнитивном аспекте. - М.: «Рема», 2003. - 256 с. (Вестн. Моск. гос.лингв. ун-та; вып. 479. Серия Лингвистика) - С. 3-12. - 0,4 п.л.

10. Явление интертекстуальности как фактор формирования аргументативно го дискурса // Профессиональные дискурсы в функционально-когнитивном аспекте. - М.: «Рема», 2003. - 256 с. (Вестн. Моск. гос.лингв. ун-та; вып. 479. Серия Лингвистика) - С. 124-132. - 0,3 п.л.

11. Аргументация в структуре диалогического текста // Когнитивные параметры и коммуникативные стратегии в профессиональном общении. - М.: «Рема», 2006. - 212 с. (Вестн. Моск. гос.лингв. ун-та; вып. 493. Серия Лингвистика) - С. 3-15. - 0,5 п.л.

12. Прагматический потенциал аргументов ad hominem в политическом дискурсе // Когнитивные параметры и коммуникативные стратегии в профессиональном общении. - М.: «Рема», 2006. - 212 с. (Вестн. Моск. гос.лингв. унта; вып. 493. Серия Лингвистика) - С. 97- 106. - 0,4 п.л.

13. Принципы построения аргументативного дискурса (методологический аспект) // Лингводидактические аспекты обучения профессиональному общению. - М.: «Рема», 2006. - 128 с. (Вестн. Моск. гос. лингв. ун-та; вып. 494. Серия Лингводидактика) - С. 95- 103. - 0,3 п.л.

14. Об эвристическом характере дискурса // Эвристический потенциал концепций профессоров Э.Г. Ризель и Е.И. Шендельс. - М.: МГЛУ, 2006. - 146 с. (Тезисы докладов Международной научной конференции памяти профессоров Э.Г. Ризель и Е.И. Шендельс) - С. 122-123. - 0,04 п.л.

15. Интенциональность как мотивационная основа риторической аргументации // Профессиональное общение: когнитивно-функцио-нальный аспект. -Ч. I. - М.: Рема, 2007. - 224 с. (Вестн. Моск. гос. лингв. ун-та; вып. 519. Серия Лингвистика) - С. 3- 6. - 0,5 п.л.

16. Репрезентация субъективной модальности в аргументативном дискурсе (на материале парламентских выступлений) // Профессиональное общение: когнитивно-функциональный аспект. - Ч. I. - М.: Рема, 2007. - 224 с. (Вестн. Моск. гос. лингв. ун-та; вып. 519. Серия Лингвистика) - С. 146-164. - 0,8 п.л.

17. Структура дискурса и проблемы инференции (на примере аргументативного дискурса) // Межкультурная коммуникация. Стилистика. - М.: «Рема», 2007. - 216 с. (Вестн. Моск. гос. лингв. ун-та; вып. 521. Серия Лингвистика) - С. 8-28. - 0,8 п.л.

18. Об эвристическом характере дискурсивной деятельности // Грамматика в когнитивно-дискурсивном аспекте. - М.: «Рема», 2008. - 200 с. - (Вестн. Моск. гос. лингв. ун-та; вып. 554. Серия Лингвистика) - С. 115-122. - 0,3 п.л.

19. Роль и место аргументации в критической дискуссии // Коммуникация, дискурс, профессиональное общение: лингвокультурологический аспект. -М.: ИПК МГЛУ «Рема», 2009. - 288 с. (Вестн. Моск. гос. лингвист. ун-та; вып. 561. Серия Языкознание) - С. 40-47. - 0,3 п.л.

20. Когнитивные механизмы процесса аргументации // Стилистика и проблемы контекста. - М.: ИПК МГЛУ «Рема», 2009. - 240 с. (Вестн. Моск. гос. лингвист. ун-та; вып. 573. Серия Языкознание) - С. 28-51. -1, 0 п.л.

21. Аргументация в свете теории когнитивной когерентности // Дискурсивные стратегии профессионального общения. - М.: ИПК МГЛУ «Рема», 2010. - 206 с. (Вестн. Моск. гос. лингвист. ун-та; вып.14 (593). Серия Языкознание) -С. 91-106.-0,7 п.л.