RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17311 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Бабошин Василий Викторович

Научная тема: « НИГИЛИЗМ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ: ФЕНОМЕН И СУЩНОСТЬ »

Научная биография   « Бабошин Василий Викторович »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 09.00.11

Год: 2011

Отрасль науки: Философские науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Основными уровнями, на которых генерируется и проявляется причинный комплекс нигилизма, являются уровень системы и уровень личности, что предопределяет поиск необходимого методологического инструментария для данного исследования. Изучение уровня личности предполагает привлечение таких средств анализа как социосемиотика, социальная психология, социальная феноменология. Уровень системы исследуется при помощи классической теории систем и ее социального варианта, а также при помощи социосемиотики и социальной феноменологии. Роль связующего звена должна выполнять социальная критическая теория в совокупностью с теорией речевых актов. Этим сочетанием обусловлен и выбор основных методов, а также средств исследования. При помощи репрезентации можно рассматривать нигилизм как комплексный и сложный феномен, комплексность и сложность которого укладывается в некую гетерогенную структуру и может быть уподоблена фрейму или сценарию. Когнитивный подход позволяет учесть наличие в нигилизме, наряду с социальным содержанием, эмоционально-психологического, логико-дискурсивного, прагматического и аксиологического мотивов. Междисциплинарность рассмотрения опирается на новые методы и средства анализа, разработанные в рамках когнитивного подхода.
  2. Нигилизм, будучи социальным феноменом, проявляет себя в различных сферах социального и духовного опыта человека, порождая множество форм (моральный, ценностный, правовой, познавательный, эстетический, религиозный) и исторических типов (античный, средневековый, современный). Разнообразие проявлений нигилизма порождает и разнообразие теорий, его объясняющих, а также дисциплинарное разделение наук, его изучающих. Между тем, единство всем формам нигилизма обусловлено его коммуникативно-дискурсивной природой и подтверждается способом смыслообразования, в рамках которого отрицание социально значимых ценностей наделяется смыслом. При рассмотрении социального содержания нигилизма как определенного отношения к нормам и социальному порядку, определяемому этими нормами, необходимо обращаться к психологическим и лингвистическим аспектам переживания данного отношения, но не отдельно друг от друга, а в их смысловом единстве. Таким образом, именно смысл выступает как связующее звено между психологией и лингвистикой как предметными полями деятельности. Репрезентация как метод сформировалась в рамках когнитивного подхода, междисциплинарного по своей сути.
  3. В процессе развития мировой цивилизации эволюция нигилистических идей и настроений, запечатленных в философских системах, религиозных учениях и произведениях искусства, манифестирует себя как цепь социально-исторических типов нигилизма. Эти типы совпадают с периодами всемирной истории: античный, средневековый, новоевропейский и, наконец, - современный. В качестве особых культурно-исторических типов могут быть выделены древнегреческий, древнеиндийский, древнекитайский нигилизм, а также их средневековые аналоги. Но, в отличие от исторических эпох, последовательно сменяющих друг друга, социально-исторические типы нигилизма не уходят в прошлое, но сохраняют свое значение для дискурсивных практик современного общества. Более того, они сосуществуют в едином пространстве социального дискурса, детерминируя стратегии индивидуального и коллективного целеполагания, взаимно дополняя друг друга и активно взаимодействуя между собой.    
  4. Нигилизм есть естественное следствие социальной рационализации, но его преодоление возможно лишь в процессе продолжения и углубления этой рационализации. Расширение сферы применения целерационального действия должно быть дополнено углублением роли и значения коммуникативного действия, а последнее должно обрести новое качество, став выразителем коммуникативной рациональности современного мира.  Рассмотрение герменевтики в рамках когнитивного подхода, соединив феноменологическую и психолингвистическую перспективы позволяет по новому определить специфику социальных явлений. Благодаря этим исследованиям стало возможно рассматривать нигилизм не на уровне суждений или убеждений, сформулированных в ходе рассуждения, а как фреймы, сценарии и когниции, в рамках которых отрицание какой-либо ценности, нормы или института носит не столь явный характер.
  5. Нигилизм выступает как реакция на кризис рациональности, специфика современного нигилизма в том, что этот кризис затронул широкие слои общества, представители которых все активнее вовлекаются в новые формы жизни. Участие в этих новых формах жизни предполагает все возрастающую долю целерациональных действий, что в условиях кризиса с неизбежностью порождает нигилизм во всех его основных формах. Коммуникативный процесс, лежащий в основе социальной организации и самоорганизации, продуцирует значения и смыслы, а также репродуцирует, консервирует и репродуцирует эти значения и смыслы. Именно сбой коммуникативного смыслообразования становится источником нигилистического отношения к миру.
  6. В настоящее время существует не только на возможность, но и на необходимость осознанных и целенаправленных усилий по преодолению нигилистических настроений в коллективном сознании. Соответствующая коррекция содержания общественного сознания должна включать в себя комплекс превентивных мер направленных на недопущение его дальнейшей «нигилизации», «очищение» от уже имеющихся нигилистических интенций; а также перекодировку нигилистического дискурса, переориентирующего контрпродуктивное, тотальное отрицание на конструктивную социально-критическую рефлексию. При этом речь не может идти о некой универсальной модели контрнигилистической коррекции общественного сознания в качестве панацеи для каждого социума и любой отдельно взятой конкретной ситуации.
  7. Соотнесение такого многосложного и многогранного феномена как нигилизм исключительно с негативной атрибуцией является недопустимым упрощенчеством, искажающим саму суть явления и вступающим в противоречие с той ролью, которую оно сыграло и все еще продолжает играть в поступательном общественном развитии. Существует достаточно много разновидностей нигилистически окрашенных дискурсов, далеких от идеи тотального разрушения или отрицания во имя отрицания. Примером одного из таких дискурсов является социальная критика, не декларирующая отрицание в качестве самоцели. В отличие от нигилизма, в его общепринятом значении, социальная критика аналитична, информативно насыщенна и содержит в себе предложение конструктивных, теоретически обоснованных альтернатив.
  8. Нарастание процессов глобализации обусловило возникновение  соответствующей нигилистической реакции, вызванной непониманием или неприятием тех изменений, которые затронули все без исключения стороны жизнедеятельности общества. Так называемый «новый нигилизм» не имеет под собой объективной основы, несмотря на все издержки глобализации. Значительная доля ответственности за продуцирование связанных с глобализацией фобий лежит на государственных и общественных институтах, не успевающих модернизироваться в соответствии с требованиями времени, социально-гуманитарных науках, оказавшихся не в состоянии предложить релевантную концептуализацию происходящего в мире, консервативных силах в обществе, традиционно противящихся любым новшествам и нововведениям. Преодоление данной разновидности нигилизма лежит в области следования императивам модернизации, реализации эффективного самоконтроля и развития критически-рефлексивных способностей человека.
  9. Генезис и последующее развитие этики, осуществленное в рамках европейской теоретической мысли, обнаруживает основания для появления латентных форм морального нигилизма. Моральный нигилизм имманентен европоцентристскому этическому дискурсу. Он обусловлен, в первую очередь, внутридискурсивными противоречиями, скептическим отношением к возможности решения этических проблем как таковых, непреодоленным дуализмом морали и имморализма, неудавшимися попытками совместить моральное и рациональное, стремлением депроблематизировать тему морали в целом. Эмансипация этических моделей от морального нигилизма лежит в плоскости актуализации достижений отечественной философской мысли, взятых в контексте совокупного опыта этически ориентированных социальных практик.
  10. Эффективность любой антинигилистической стратегии обнаруживает свою первоочередную зависимость от ее коррелированности с содержанием и архетипами национального менталитета, его фундаментальными установками и экспектациями. Невозможность строгой формализации и научной категоризации ментального пространства социума позволяет, тем не менее, выделить в последнем определенный контрнигилистический «субстрат», способный превратить усилия отдельных противников нигилизма в консолидированный общественный тренд. Феномен правдоискательства, в его специфической российской версии, вне всякого сомнения, представляет собой своеобразный закон общественного бытия, устойчиво действующий на протяжении всей истории государства. Представления о сверхэмпирическом должном при этом никогда не вели к простой нигилистической редукции, к банальному отрицанию сущего, то есть к такому отрицанию, которое лишено какого-либо позитивного целеполагания. Напротив, приверженность нормативным, в чем-то идеальным, моделям многократно корректировала протекание общественных процессов, вводя их, в конечном итоге, в конструктивное русло, хотя при этом очень часто придавала им динамизм, нелинейность и даже драматизм.

Список опубликованных работ

Монографии:

1. Бабошин, В.В. Нигилизм в социальном дискурсе современности / В.В. Бабошин. – Ставрополь: Сев-КавГТУ, 2011. – 11,4 п. л.

2. Бабошин, В.В. Феноменология социального нигилизма / В.В. Бабошин. – Ставрополь: Сев-КавГТУ, 2009. – 14,3 п. л.

3. Бабошин, В.В. Культурный нигилизм / Коллектив авторов // Современная культура в контексте эволюции научной рациональности. – Москва-Ставрополь: ИИЕТ РАН, СГУ, 2009. – С. 392-414. – 1,4 п. л.

Публикации в журналах из перечня ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук:

4. Бабошин, В.В. Логика отрицания в структуре и содержании социального действия [Текст] / В.В. Бабошин // Вестник Ставропольского государственного университета. 2011. №72 (1) – С. 33-38. – 0,5 п. л.

5. Бабошин, В.В. Ценности и их отрицание в этике дискурса модерна [Текст] / В.В. Бабошин // Вестник Ставропольского государственного университета. 2011. № 73 (2) – С. 283-291. – 0,8 п. л.

6. Бабошин, В.В. Моральный, правовой и социальный нигилизм: к вопросу о типологии [Текст] / В.В. Бабошин // Вестник Ставропольского государственного университета. 2011. №76 (5). – С. 180-187. – 0,7 п. л.

7. Бабошин В.В. Нигилизм как отрицание существующего порядка [Текст] / В.В. Бабошин // Вестник Северо-Кавказского государственного технического университета. 2011. №2 (27). – С. 152-154. – 0,4 п. л.

8. Бабошин, В.В. Новоевропейский нигилизм в контексте становления современного общества [Текст] / В.В. Бабошин //Личность. Культура. Общество. 2011. Вып. 2 (63-63). – С. 205-211. – 0,5 п. л.

9. Бабошин, В.В. Уникальность современного российского нигилизма [Текст] / В.В. Бабошин // Власть. 2011. № 3. – С. 74-76. – 0,4 п. л.

10. Бабошин, В.В. Причины ценностного нигилизма в современном обществе [Текст] / В.В. Бабошин // Известия Высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 2010. №1. – С.5-7. – 0,4 п. л.

11. Бабошин, В.В. Философские и религиозные истоки социального нигилизма [Текст] / В.В. Бабошин // Личность. Культура. Общество. 2010. Вып. 4 (59-60). – С.283-289. – 0,6 п. л.

12. Бабошин, В.В. Философские и методологические основы исследования нигилизма как социального явления [Текст] / В.В. Бабошин // Вестник Ставропольского государственного университета. 2010. № 1. – С. 246-252. – 0,5 п. л.

13. Бабошин, В.В. Философские основания и смысл европейского нигилизма [Текст] / В.В. Бабошин // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 2009. №1. – С. 5-8. – 0,5 п. л.

14. Бабошин, В.В. Нигилистическая составляющая в оценке социокультурной процессуальности: когнитивный аспект [Текст] / В.В. Бабошин // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2009. №1. – С.43-47. – 0,4 п. л.

15. Бабошин, В.В. Культурные и социальные детерминанты правового нигилизма [Текст] / В.В. Бабошин // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2009. №6. – С. 33-37. – 0,5 п. л.

16. Бабошин, В.В. Истоки этического нигилизма в западной интеллектуальной традиции [Текст] / В.В. Бабошин // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2008. № 4. – С.51-54. – 0,4 п. л.

Публикации в других журналах и сборниках:

17. Бабошин, В.В. Новоевропейский нигилизм в контексте становления современного общества [Текст] / В.В. Бабошин // Сборник статей по материалам международной научно-практической конференции «Модернизационный потенциал российской экономики и общества». – М.- Ставрополь: ИДНК, 2011. – С. 52-59. – 0,5 п. л.

18. Бабошин, В.В. Специфика нигилизма в социальном пространстве современности [Текст] / В.В. Бабошин // Сборник статей по материалам второй международной научно-практической конференции «Социальная эволюция, идентичность и коммуникация в XXI веке». – Ставрополь: СевКавГТУ, 2010. – С. 93-94. – 0,2 п. л.

19. Бабошин, В.В. Методология исследования нигилизма как социального феномена [Текст] / В.В. Бабошин / Общественно-экономические и политико-правовые проблемы регионального развития современной России. Сборник научных статей. РАН, Российское философское общество, Ставропольское отделение. Вып. 2. – Пятигорск: Рекламно-информационное агентство на Кавминводах, 2010. – С. 67-78. – 1,2 п. л.

20. Бабошин, В.В. Методологические аспекты изучения современной версии культурного нигилизма [Текст] / В.В. Бабошин // Сборник статей по материалам региональной научной конференции «История науки и техники в Северо-Кавказском регионе: становление и перспективы развития». – М.- Ставрополь: СГУ, 2009. – С. 74-81. – 0,5 п. л.

21. Бабошин, В.В. Отрицание как социально-философская категория [Текст] / В.В. Бабошин // Современные проблемы истории и философии науки. Вып. 3. Сборник научных статей. – Москва-Ставрополь: ИИЕТ РАН, СГУ, 2009. – С. 26-31. – 0,4 п. л.

22. Бабошин, В.В. Нигилизм как форма мировоззрения [Текст] / В.В. Бабошин // Философские, научные и духовно-нравственные проблемы глобализации. Материалы Международной научно-практической интернет-конференции (25 мая 2009). – М.: ООО «Широкий взгляд», 2009. – С. 13-14. – 0,1 п. л.

23. Бабошин, В.В. Причины ценностного нигилизма в современных обществах [Текст] / В.В. Бабошин / V Российский философский конгресс «Наука, философия, общество». Материалы. Т. III. – Новосибирск: Параллель, 2009. – С.15-16. – 0,1 п. л.

24. Бабошин, В.В. Нигилизм в контексте глобализационных процессов современности [Текст] / В.В. Бабошин // Труды членов Российского философского общества. Вып. 16. – М.: Российское философское общество, 2009. – С. 56-63. – 0,5 п. л.

25. Бабошин, В.В. Методологические аспекты изучения современной версии культурного нигилизма [Текст] / В.В. Бабошин // Современные проблемы истории и философии науки. Сборник научных статей по материалам конференции. Вып. 2. – Москва-Ставрополь, 2008. – С. 31-38. – 0,5 п. л.

26. Бабошин, В.В. Этносоциальные процессы современной России [Текст] / В.В. Бабошин // Межвузовский сборник научных трудов «Актуальные проблемы современного Российского права». – Невинномыск: Невинномысский государственный гумманитарно-технический институт, 2007. – С. 221-224. – 0,3 п. л.

27. Бабошин, В.В. Национальная доминанта как фактор детерминации социально-политических процессов на Северном Кавказе [Текст] / В.В. Бабошин // Проблемы реализации уголовной политики Российской Федерации на региональном уровне. – Сборник научных тудов: ВНИИ МВД РФ, 2007. – С. 27-36. – 0,9 п. л.

28. Бабошин, В.В. Мультикультурализм и толерантность [Текст] / В.В. Бабошин // Сборник научных трудов. – Ставрополь: Северо-Кавказский социальный институт, 2006. – С. 221-224. – 0,3 п. л.

29. Бабошин, В.В. Социология нации. Проблемы Северо-Кавказского региона [Текст] / В.В. Бабошин // Вестник Северо-Кавказского государственного технического университета. 2005. №1. – С. 50-52. – 0,3 п. л.

30. Бабошин, В.В. Методологические особенности построения концепции нации [Текст] / В.В. Бабошин // Научная мысль Кавказа. 2005. №5. – С.13-25. – 1,2 п. л.

31. Бабошин, В.В. Национальное государство или федерация национальностей // Научная мысль Кавказа. 2005. №6. – С. 3-14. – 0,8 п. л.

32. Бабошин, В.В. Национальные интересы и государство: политологический подход [Текст] / В.В. Бабошин // Научная мысль Кавказа. 2005. №8. – С. 11-25. – 0,9 п. л.

33. Бабошин, В.В. Этносоциальный фактор и либеральный проект: проблема корреляции [Текст] / В.В. Бабошин // Сборник научных трудов «Политический и религиозный экстремизм». – М.: ВНИИ МВД России, 2005. – С. 55-69. – 1 п. л.

34. Бабошин, В.В. Этноисторическая память и национальная безопасность [Текст] / В.В. Бабошин // Сборник научных трудов «Политический и религиозный экстремизм». – М.: ВНИИ МВД России, 2005. – С.131-136. – 0,4 п. л.

35. Бабошин, В.В. Этнический фактор в постиндустриальном обществе [Текст] / В.В. Бабошин // Вестник Северо-Кавказского государственного технического университета. 2004. №11. – С. 27-29. – 0,4 п. л.

36. Бабошин, В.В. Холисткая версия феномена национального [Текст] / В.В. Бабошин // Научная мысль Кавказа. 2004. №3. – С. 7-17. – 0,8 п. л.

37. Бабошин, В.В. Этносоциология как наука [Текст] / В.В. Бабошин // Научная мысль Кавказа. 2004. №9. – С. 3-10. – 0,6 п. л.

38. Бабошин, В.В. Национальная идентичность: миф или реальность [Текст] / В.В. Бабошин // Научная мысль Кавказа. 2004. №13. – С. 20-33. – 0,3 п. л.

39. Бабошин, В.В. Идея нации в культурологическом дискурсе [Текст] / В.В. Бабошин // Актуальные философские и методологические проблемы современного научного познания. Сборник статей по материалам 68 научно-практической конференции преподавателей и студентов СтГАУ. – Ставрополь: СтГАУ, 2004. – С. 81-86. – 0,5 п. л.

40. Бабошин, В.В. Национализм как средство достижения политических целей [Текст] / В.В. Бабошин // Государство и национальные движения. Теоретические подходы к понятию нации. Тезисы 8-й научно-практической конференции «Вузовская наука – Северо-Кавказскому региону». – Ставрополь: Сев-КавГТУ, 2004. – С. 123-127. – 0,3 п. л.

41. Бабошин, В.В. Биотерроризм как объект экологического права [Текст] / В.В. Бабошин // Сборник научных трудов. Вып. 16. – Ставрополь: СевКав ГТУ, 2003. – С. 24-33. – 0,8 п. л.

42. Бабошин, В.В. Концепция национальных интересов в глобализующемся мире [Текст] / В.В. Бабошин // Вестник Ставропольского государственного университета 2003. №33. – С. 144-151. – 1,2 п. л.

43. Бабошин, В.В. Краткий исторический анализ тенденций развития Северного Кавказа [Текст] / В.В. Бабошин // Сборник научных трудов. – Ставрополь: СФ ВИПК МВД России, 2002 . – С. 4-28. – 1,5 п. л.

44. Бабошин, В.В. Анализ фундаменталистских течений ислама в регионе Северного Кавказа современной России [Текст] / В.В. Бабошин // Сборник трудов кафедры. – Ставрополь: СФ ВИПК МВД России, 2002. – С. 4-12. – 0,5 п. л.

45. Бабошин, В.В. Проблема смысла жизни в духовном опыте человечества [Текст] / В.В. Бабошин // Сборник научных трудов. Сер. «Гуманитарные и социально-экономические науки». Вып. 1. – Ставрополь: СГТУ,1998. – С. 208-210. – 0,2 п. л.

46. Бабошин, В.В. Нравственно допустимое поведение: социологические аспекты [Текст] / В.В. Бабошин // Философия и современность (Научные труды кафедры). Вып. VII. – Ставрополь: СГТУ, 1997.– С. 3-19. – 1 п. л.

47. Бабошин, В.В. Социальный потрет подростков с девиантным поведением [Текст] / В.В. Бабошин, А.И. Ступницкий // Актуальные проблемы философии, социологии и психологии. Вып. III. – Ставрополь: СГТУ, 1996. – С. 44-49. – 0,4/0,2 п. л.

48. Бабошин, В.В. Среднее образование в системе воспитания молодежи [Текст] / В.В. Бабошин // Современные проблемы философии, социологии, психологии, экологии. Вып. IV. – Ставрополь: СГТУ, 1996.– С. 4-8. – 0,2 п. л.

49. Бабошин, В.В. Роль системы образования в управлении профессиональным самоопределением молодежи [Текст] / В.В. Бабошин, Ю.Н. Клочко // Современные проблемы философии, социологии, психологии, экологии. Вып. IV. – Ставрополь: СГТУ, 1996. – С. 19 -29. – 0,6/0,3 п. л.

50. Бабошин, В.В. Развитие социальной активности как механизм и процесс становления нравственно целостной личности подрастающего поколения (методологические аспекты) [Текст] / В.В. Бабошин // Актуальные проблемы теории и социальной практики. Вып. VI. – Ставрополь: СГТУ, 1996. – С. 78-94. – 1 п. л.

51. Бабошин, В.В. Мотивы противоправного молодежи (опыт конкретного социологического исследования) [Текст] / В.В. Бабошин // Философия и жизнь: актуальные проблемы. – Ставрополь: СГТУ, 1996. – С.68-76. – 1,3 п. л.

52. Бабошин, В.В. Кризис системы образования: реалии и проблемы. Опыт конкретных социологических исследований [Текст] / В.В. Бабошин // Философия и жизнь. – Ставрополь: СГТУ, 1996. – С. 68-76. – 0,6 п. л.

53. Бабошин, В.В. Единство дифференциации и интеграции в развитии наук: социально-философский аспект [Текст] / В.В. Бабошин // Актуальные проблемы формирования личности: методология, теория, практика. – Ставрополь: СевКавГТУ, 1995. – С. 94-102. – 0,5 п. л.

54. Бабошин, В.В. Индивидуализация и дифференциация процесса формирования творческой активности специалиста [Текст] / В.В. Бабошин, // Актуальные проблемы формирования личности: методология, теория, практика. – Ставрополь: СГТУ, 1995. – С. 42-44. – 0,2 п. л.