RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17319 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Гнатюк Виктор Степанович

Научная тема: « КОНЦЕПТ «УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ» В КОНТЕКСТЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ И СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ПРАКТИКИ »

Научная биография   « Гнатюк Виктор Степанович »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 09.00.11

Год: 2011

Отрасль науки: Философские науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:
1. Рожденные современностью опасения  развитых западных стран по поводу возможных кризисов  социально-технического развития и пределов экономического роста нашли выражение в концепте «устойчивого развития», который не только определяет устойчивость развития как цель и ценность динамически  функционирующего общества, но и одновременно выражает надежды людей на благополучное позитивное будущее, несмотря на высокую степень его неопределенности. Концепт «устойчивое развитие» характеризуется рядом противоречий, а именно:

  • противоречие динамики и статики: идея развития противоречит представлению об устойчивости, стабильности;
  • противоречие между желанием определенности и устремленностью в будущее, которое заведомо неопределенно;
  • противоречие между стремлением к устойчивости и опасностью стагнации;
  • противоречие между потенциальной бесконечностью развития и ограниченностью природно-культурных ресурсов, связанных с целостностью и устойчивостью;
  • противоречие между внешне устойчивой повторяемостью стереотипов массовой культуры, не дающей людям «чувства устойчивости», и  глубинной динамикой общества, несущей неопределенность.

2. Рассмотрение   общества как стабильно существующего возможно в двух вариантах: а) в экономико-фактологическом,  ориентированном на  эмпирическую социально-экономическую динамику и постоянное преобразование общества. При таком подходе целью и ценностью становится «устойчивое развитие», где обновление социума должно совершаться стабильно и без перебоев. В этом случае можно говорить о  «проектировочно-прогностическом» дискурсе; б) в собственно-философском ключе.  Философско-понятийный подход, опирающийся на гегелевскую теорию диалектики,  предполагает вскрытие  внутренних глубинных механизмов жизни социума, обеспечивающих для людей образы «устойчивости» и «неустойчивости». Он позволяет понять сущностные условия и определения устойчивости общества и культуры.

В идеале оба типа анализа должны дополнять друг друга, хотя первый из них ориентирован на поверхностно-эмпирические, субъективно окрашенные характеристики жизни общества, в то время как второй направлен на спонтанные глубинные процессы.  К сожалению, в современном интеллектуальном сообществе проблема устойчивого развития обсуждается преимущественно в рамках «проектировочно-прогностического дискурса», т. е. речь идет о таких решениях и действиях, которые способны обеспечить в будущем сбалансированный, оптимальный и неуклонный  экономический рост человеческой цивилизации. Категориальный, культурно-рефлексивный анализ, делающий упор на функционирование и стабильность, практически не осуществляется.

3.  Упор на сиюминутные экономические интересы и забвение историко-культурной и ценностной составной общественной динамики ориентируют  на «устойчивое развитие», стабильность динамики, которая и создала саму проблему «стремления к устойчивости». Если пытаться уйти от него, то классическим образцом онтологического анализа, обращенного к саморазвертыванию бытия, является, на наш взгляд, философия в своем классическом западноевропейском варианте (Г.В.Ф. Гегель)[1]. Основание онтологического понимания устойчивого социума составляет диалектическая категория различие. Различие является выражением факта изначальной множественности человеческой реальности. Устойчивое развитие этой реальности осуществляется как раз через  самоподдержание целостности социального опыта, выступающего как противоречие между одним его субъектом и их бесконечным множеством. Развитие, всегда являющее собой изменение, в то же время выражает себя через устойчивость процесса как тождества в различии. Это актуально данный социальный опыт человеческой индивидуальности, бытийная устойчивость которой и может быть определена как бесконечное различие.

4. С точки зрения классического историко-онтологического (социально-онтологического) подхода сущность устойчивого развития социальной реальности определяется как мера взаимного опосредствования социального пространства и социального времени - подчинение структуры социального пространства прошлому, настоящему или будущему. Такое опосредствование реализует сам опыт как индивидуализированное или специфическое единство, обладающее своим собственным социальным временем как формой тождества. То есть социоантропологический опыт, как актуальное бытие, является устойчивым постольку, поскольку он абсолютным образом - через присвоение социального времени-пространства - отграничивает себя от другого такого же опыта, задавая свой особенный масштаб социокультурной деятельности. Устойчивость, как такая имманентная мерность, прямо пропорциональна данному противоречию множества таких мер, т. е. задается принципиальной сложностью социальной реальности.

5. Полагание  онтологической устойчивости в традиционной западной социальности осуществлялось по образцу прошлого социального времени. Прошлое служило ориентиром сознания и практики.  Поэтому социальное пространство всегда содержало в себе трансцендентное измерение - настоящее опиралось на сакральное прошлое, выходящее за границы текущей эмпирии. Все предметное многообразие подобной «самотрансцендентной социальности» имело символическую легитимацию. Такой социальный опыт абсолютно устойчив, поскольку форму собственного различия обретает через тождество прошлого социального времени. Прошлое, как модус социального времени, всегда выступает на стороне всеобщего основания социального опыта, т. е. связано с коллективным «мы».

6. Ситуация Модерна, тесно связанная с развитием техники и рыночного, предполагающего конкуренцию общества, - это деструкция единого масштаба исторического времени как меры общего для социальности самосознания. Модерн с его  секуляризацией, техническим прогрессом и субъективистским индивидом разрушает органическое единство разных антропологических опытов, связанных воедино нитью традиции. Беспрецедентное повышение ценности нового и будущего есть онтологическое основание проблематизации устойчивости или, по-другому, основание онтологии неустойчивости социальности. Она выражается через феномен социальной контингенции - социокультурной границы между настоящим и будущим. Но дело не исчерпывается самим наличием границы: неопределенность и неустойчивость стали «новыми» социальными ценностями, ориентирующими общество на калькуляцию негатива и постоянное создание альтернативных сценариев будущего. При этом социальное будущее прочитывается исключительно как «мое будущее», а прошлое вообще выпадает из системы ценностей. В связи с этим  в условиях нестабильности необходима ориентация и массового сознания, и сознания элит на поиск «новой традиционности», делающей акцент не на развитие, а на устойчивое функционирование общества.

7. При обращении к теме  устойчивости/неустойчивости социального развития в рамках «проректировочно-прогностического дискурса» обнаруживается, что в глобализирующемся мире постсовременности  стремление народов и государств к устойчивому развитию  сталкивается с серьезным противоречием. Это противоречие между объективным содержанием экономической, информационной, духовно-теоретической интеграции в мировом цивилизационном пространстве и   сильным противодействием этой интеграции  со стороны главных центров глобального влияния. Это противодействие паритетному включению всех участников цивилизационного диалога в новую систему мирового сотрудничества. Односторонняя коррекция вектора глобализации подрывает возможность достижения устойчивого развития как практической цели современного человечества.

8. В контексте экологического измерения социокультурной устойчивости актуализируется проблема управления (наиболее характерный симптом социального конструктивизма и социальной контингенции), а именно: управление через присвоение информационных ресурсов цивилизационного развития рассматривается как практика снижения потенциальной неустойчивости будущего состояния социума, включая его отношение с природным окружением. На этом пути самыми значимыми являются процессы модернизации потребностей человека и общества и ограничений его роста. Стремление потреблять все больше и бесконечно эксплуатировать конечные ресурсы  должно перестать руководить человечеством.

9. Присущий современной культуре эпистемологический оптимизм в целом выражает мировоззренческий комфорт современного человека, которому удобно видеть отсутствие четкой межи между устойчивостью и неустойчивостью. Это во многом облегчает задачу по инструментальному устроению социальности, открывает перспективы для дальнейшего процветания конструктивистского подхода к миру и культуре, упоенного мнимой  свободой. Сущность онтологического нигилизма выражается в однозначно негативном толковании принципов экстраполяции и каузального объяснения как методов разработки моделей устойчивого развития, свидетельствующих, якобы, о кризисе классического рационализма. Вместе с тем онтологический нигилизм до определенной степени исторически правомерен, так как выступает выражением духа эпохи.

10. Проблема устойчивости развития России, рассмотренная в онтологическом ключе,  предполагает поиски ключевого «образа» метаисторической идентичности русской культуры, которым знаменовался российский Модерн. Опираясь на знание поисков российской мысли последнего столетия, можно предположить, что возможное развитие при сохранении самоидентификации связано в России, с одной стороны, с приверженностью христианским ценностям, а с другой - с интегративностью видения, выражающей себя в понятии соборности. Противоречия современной российской модернизации накладывают серьезные ограничения на перспективы устойчивого развития нашей страны в будущем. Их общий знаменатель выражается в том, что сегодня приоритет отдается структурным, функциональным, количественным и иным внешним параметрам и конкретным результатам эволюции российского общества как целостного опыта. Это входит в противоречие с необходимостью внутренней систематической адаптации новаций в историческом прошлом (по примеру европейской модернизации). Во многом эти противоречия отягощаются почти сознательным игнорированием ценности и смыслов теоретической рефлексии в современной России.

Список опубликованных работ

В изданиях перечня ВАК Минобрнауки Росиии

1. Гнатюк, В.С. Изучение философских взглядов Г. П. Федотова в контексте проблемы устойчивого развития России / В.С. Гнатюк // Гуманизация образования. – 2009. – № 6. – С. 50–56. (0,4 п.л.)

2. Гнатюк, В.С. Проблема устойчивого развития социума в российском цивилизационном контексте / В.С. Гнатюк // Вестник ЛГУ им. А.С. Пушкина. Сер. Философия. – 2009. – Т. 1, № 4. – С. 208–218. (0,5 п. л.)

3. Гнатюк, В.С. Экологическое общество как один из путей достижения социокультурной устойчивости / В.С. Гнатюк // Вестник МГТУ: Труды Мурман. гос. техн. ун-та – 2010. – Т. 13, № 2. С. 416–424. (0,7 п. л.)

4. Гнатюк, В.С. Диалектика устойчивого развития в социокультурном аспекте / В.С. Гнатюк, О.А. Никонов // Вестник МГТУ: Труды Мурман. гос. техн. ун-та – 2010. – Т. 13, № 2. С. 425–430. (0,75/0,375 п. л.)

5. Гнатюк, В.С. Значение пространственно-временных отношений для устойчивости социального развития / В.С. Гнатюк // Философия права. – 2010. – № 4. – С. 74–78. (0,8 п. л.)

6. Гнатюк, В.С. Историко-онтологические и теоретико-методологические основы философского анализа концепта «устойчивое развитие социума» / В.С. Гнатюк // Известия высш. учеб. заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. – 2010. – № 5 (159). – С. 9–14. (0,7 п. л.)

7. Гнатюк, В.С. Устойчивое развитие социума в ситуации постсовременности / В.С. Гнатюк // Вестник Волгоградского гос. ун-та. Сер. 7. Философия. Социология и социальные технологии. – 2010. – № 2 (12). – С. 69–76. (0,7 п. л.)

8. Гнатюк, В.С. Об историко-онтологическом аспекте концепта «устойчивое развитие» / В.С. Гнатюк // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2010. – № 5. – С. 9–12. (0,5 п. л.)

9. Гнатюк, В.С. Об онтологическом аспекте концепта «устойчивого развития социума» / В.С. Гнатюк // Социально-гуманитарные знания. – 2010. – № 7. – 0,5 п. л.

10. Гнатюк, В.С. Устойчивость развития социальной реальности и основания социальной неустойчивости / В.С. Гнатюк // Социально-гуманитарные знания. – 2010. – № 11. – 0,5 п. л.

Монографии

11. Гнатюк, В.С. Объективное развитие и его отражение в категориальных структурах / В.С. Гнатюк, В.И. Кемкин; Кол. науч. центр РАН, Мурман. гос. пед. ин-т. – Апатиты; Мурманск: МГПИ, 1994. – 212 с. (12,5/5,0 п. л.)

12. Гнатюк, В.С. Устойчивое развитие как цель современной цивилизации / В.С. Гнатюк, В.И. Кемкин. – М.: Марс, 1996. – 238 с. (13,1/5,0 п. л.)

13. Гнатюк, В.С. Устойчивое развитие: парадоксы и противоречия / В.С. Гнатюк: Южный научный центр РАН. – Ростов н/Д: ЮНЦ РАН, 2009. – 334 с. – Библиогр.: С. 310–333. (19,0 п. л.)

Другие издания

14. Гнатюк, В.С. Процесс развития и его отражение в теоретическом знании / В.С. Гнатюк, В.И. Кемкин // Вестник Мордовского ун-та. – 1991. – № 4. – С. 19–21. (0,1/0,05 п. л.)

15. Гнатюк, В.С. Идеи Чаадаева П.Я. в контексте проблемы устойчивого развития России / В. Гнатюк // Актуальные проблемы экономики, политики и права: сб. науч. тр. / МАЭУ. – Мурманск, 2009. – Вып. 22. Ч. 2. – С. 21–28. (0,3 п. л.)

16. Гнатюк, В.С. О некоторых аспектах взаимосвязи понятий «состояние» и «развитие» / В.С. Гнатюк // Арктика: общество и экономика. – 2009. – Вып. 2. – С. 64 –70. (0,7 п. л.)