RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 17373 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Демидов Дмитрий Григорьевич

Научная тема: « УКАЗАТЕЛЬНЫЕ МЕСТОИМЕНИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА В ИСТОРИЧЕСКОЙ РЕТРОСПЕКТИВЕ И ПЕРСПЕКТИВЕ: СВЯЗАННЫЕ И СВОБОДНЫЕ ФУНКЦИИ »

Научная биография   « Демидов Дмитрий Григорьевич »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 10.02.01

Год: 2011

Отрасль науки: Филологические науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Первообразные форманты, созвучные с местоименными основами, показывают справедливость гипотезы агглютинации Фр. Боппа как конкретные результаты действия ук-ого (дейктич.) поля русского яз. в дописьменные эпохи. Из таких созвучий и пропорциональных соотношений следует генетич. тождество морфем, аффиксальных в одном случае и корневых (местоименных) в др. случае.
  2. Наиболее приемлемой и исторически достоверной формой демонстрации такого тождества являются бинарные эквиполентные оппозиции, показывающие изоф-ональность свободных ук-ых м-й и связанных предположительно родственных им формантов.
  3. Доисторич.  дейктич. ф-я первонач. элементов ук-ого поля яз. (ч-ц, партикул, простейших м-й) тем или иным образом сохраняет свои следы в позднейшей сл/обр-ой и сл/изм-ой системах русского яз.
  4. На примере более подробного рассмотрения суфф. -л- удается показать остатки ф-й прежнего ук-ого м-я *оlъ, отсылающего к невидимому, о к-ром требуется словесное сообщение. Подобные остатки можно проследить и на базе др. м-й.
  5. Суфф. -к/ч/ц- и производные (с разнообразными наращениями слева) генетически тождествен  неопределенно-вопросит. м-ю къ(то)/чь(то), к-рое, в отличие от ук-ых м-й, никогда не участвует в формообразовании, а в словообразовании в той или иной мере сохраняет оттенок неопределенности.
  6. По своему семиотич. содержанию пам-ки эпиграфики и приписки на пергаменных и бумажных пам. письменности составляют достоверный историч. источник для изучения первичной дейктич. ф-и ук-ых м-й.
  7. Атрибутивная постпозиция ук-ых м-й первична, атрибутивная препозиция вторична и служит больше не для первичного д-сиса, а для текстовой анафоры, участвуя в образовании исторически перспективных типов номинальных анафо́ров (сочетаний атрибутивного м-я с сущ-ным).
  8. Артиклеподобная ф-я препозитивных атрибутов, развивающаяся в поздних грамотах в условиях усиления строгости анафоры в удлиняющихся со временем кореферентных (и коденотативных) цепях, не приводит в русском яз. к грамматикализации опред. артикля. Эта тенденция уступает место усиленному развитию номинальной анафоры. В русской речи повторная номинация означает не кореферентность, а припоминание той же реальной вещи.
  9. Субстантивная ф-я оказывается востребованной в виде прономинальной анафоры в конце кореферентных цепей (его-ему, а для лица, в XV-XVII вв., также онъ), а также в виде соотносит. слова то(тъ), служащего опорой относительных синтаксич. моделей в качестве некатафорич. анафоры (аже... то...; кто... тому...). Катафорич. ф-я этого слова не развивается, вместо нее складываются новейшие составные союзные средства типа потому что, служащие для оформления конструкций гипотаксиса.
  10. Дейктик ближайшей степ. дальности сь в ранних пам-х письм. служил для указания на точку отсчета, для каждого эпизода свою и при грамматически невыраженной точке зрения автора. Зарождением общеевропейского Нового Времени (XVI-XVII вв.) привело к тому, что этот дейктик стал изобразительным в условиях нового для русских эгоцентрического д-са (ЭД). Авторы стали осознавать дистанцию между собою и демонстрируемым читателю предметом речи. М-е сей превратилось в яркое риторич. и стилистич. средство.
  11. Помимо топомнестич. и эгоцентрич. типов д-сиса, существовал промежуточный предметоцентрич. тип д-сиса (необходимо восстановленная средняя ступень), лучше сохранявшийся в восточно- и центральноиндоевропейских яз. История русского яз. дает довольно заметные признаки перехода с ПД на ЭЦ. Это, в частности, отражается в лексич. замещениях сейэтот и оныйтот. Указанный переход начался после сложения градуальных оппозиций ук-ых м-й на основе серии прежних эквиполентных оппозиций (в результате чего утратились лексемы *оlъ и овъ) и в целом завершился в условиях новых привативных оппозиций, в к-рые вошли не только ук-ые, но и личные м-я. М-е онъ перестало быть личным.
  12. Перестройка системы жанров письменности и появление в недрах старшей церк.-слав. нормы лит. яз. нормы младшей русской в течение XVII-XVIII вв. повлекло за собой также и сдвиги в дейктич. системе яз., лучше соответствовавшие новому рацион. менталитету. Русская ментальность в целом выражалась и выражается наслоением дейктич. систем традиц. текстов на новую дейктич. систему яз. В результате весь XIX век сосуществуют сей и этотъ, оный и тотъ. Современное предметное анафорич. м-е он приходится рассматривать как прямое ментальное наследие ук-ого м-я оный. Формы косвенных пп. этого м-я его-ему не претерпели сколько-нибудь существенных ф-ональных изменений. Форма И.п. онъ  по происхождению есть ук-ое м-е третьей степени дальности, но с привычным антецедентом-лицом. К XV в. м-е онъ-его становится личным, в XVII в. даже получает атрибутивную ф-ю, но позже вместе с косвенными формами становится отсылочным (анафорич.).

Список опубликованных работ

Монография:

1. Связанные и свободные функции местоименных основ в истории русского языка. СПб.: Изд-во филологического факультета СПбГУ, 2011. 339 с.

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК:

2. А.С. Шишков и перспективы академической лексикографии славянорусского языка (к вопросу о словарном двуязычии) // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер.2. 1996, вып.4. С.31-40.

3. Эловая форма и аорист в языке берестяных грамот // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 9. Филология, востоковедение, журналистика. 2007, вып. 4, ч. I. С.43-54.

4. Явление прономинализации сущ-ных в древнерусских текстах (си сторона, то мѣсто, онъ полъ и др.) // Русская историческая лексикология и лексикография / отв. ред. проф. О.А. Черепанова. Вып.7. СПб., 2008. С.82-109.

5. «Вставное И» Н.М. Каринского // Научные доклады высшей школы. Филологические науки. 2008, №3. С. 71-82.

6. О возможности соотнесения свободных и связанных местоименных основ в русском языке // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 9. Филология, востоковедение, журналистика. 2009, вып. 3. С. 165-176.

7. Индикация имен указательными местоимениями в эпиграфике, приписках и деловой письменности XI-XVII вв. // Русская историческая лексикология и лексикография / отв. ред. проф. О.А. Черепанова. Вып.8. СПб., 2010. С.159-173.

8. [рец.] Вопрос о синкретизме (Пименова М.В. Красотою украси: Выражение эстетической оценки в древнерусском тексте. СПб.; Владимир: Филологический факультет СПбГУ; Владимирский гос. пед. ун-т, 2007. - 415с.) // Древняя Русь. Вопросы медиевистии. 1 (39), март, 2010. С. 117-123.

9. [рец.] Рецензиня на книгу: Николаева Т.М. Непарадигматическая лингвистика (История «блуждающих ч-ц»). Серия «Studia philologica» М.: Языки славянских культур, 2008. 375 с. // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 9. Филология, востоковедение, журналистика. 2009, вып.4. С.262-265.

Статьи в научных журналах, сборниках научных трудов и материалах научных конференций:

10. О переходе дейктической системы "сей - тот - оный" в "этот - тот" // Русские местоимения: семантика и грамматика. Владимир, 1989.

11. Переходные парадигмы русского литературного яз. XVI-XVIII вв. // Мат-лы XXXI всероссийской науч.-метод. конф. препод. и асп. 11-16 марта 2002 года. Вып.3. Ч.1. История русского яз. Русская диалектология. Яз. и ментальность. СПб., 2002. С.24-28.

12. Оценка исторических преобразований парадигм (на мат-ле русского яз.) // Петербургское лингвистическое об-во. Научные чтения - 2003. С.-Петербург, 15-17 декабря 2003 года. Мат-лы конференции. СПбГУ, 2003 [=Приложение к журналу "Яз. и речевая деятельность", т.5]. СПб., 2004. С. 34-38.

13. Оценка исторических преобразований парадигм (на мат-ле русского яз.) // Петербургское лингвистическое об-во. Научные чтения - 2003. С.-Петербург, 15-17 декабря 2003 года. Мат-лы конференции. СПбГУ, 2003 [= Приложение к журналу "Я. и речевая деятельность", т.5]. СПб., 2004. С.34-38.

14. "До чего мы дожили, о россияне!" (Функции "эловых" глагольных форм в панегириках петровского времени) // Мат-лы XXXIV междунар. филологич. конф. 14-19 марта 2005 года. Вып.5. Секция истории русского яз. Ч.1. СПб., 2005. С.3-7.

15. Агглютинация внешних именных флексий -И и -Ы в значениях множественного числа // Мат-лы XXXV междунар. филологич. конф. 13-18 марта 2006 года. Вып.6. История русского языка и культурная память народа. СПб., 2006. С. 37-43.

16. Реконструкция ментальности как проблема лингвистической палеонтологии // Мат-лы XXXVI междунар. филологич. конф. Вып. 7. Русский яз. и ментальность (12-17 марта 2007 г.). СПб., 2007. С.23-27.

17. Морфолого-семантический способ словообразования // Грани русистики. Филологические этюды. Сб. ст., посвященный 70-летию проф. В.В. Колесова. СПб., 2007. С. 448-458.

18. Проверка русским материалом гипотезы Ф. Боппа о местоименном происхождении формантов // Грамматические категории и единицы. К 100-летию проф. А.М. Иорданского. Мат-лы Седьмой междунар. конф. Владимир: ВГПУ, 2007. С.90-91.

19. Происхождение модели образования сущ-ных типа запятая, мостовая, учительская, парадная // Мир русского слова и русское слово в мире. Мат-лы XI-го Конгресса МАПРЯЛ. Т.3 «Русский язык: диахрония и динамика языковых процессов. Ф-ональные разновидности русского языка». София, 2007. С.65-68.

20. Классификация русских местоимений по Ф.И. Буслаеву // Современные проблемы лингвистики и методики преподавания русского языка в вузе и школе. Вып. 5. Воронеж, 2008. С. 111-116.

21. Дейксис и номинация (указательные местоимения, личные «местоимения» и имена) // Философская мысль и философия яз. в истории и современности. Уфа, 2008. С. 167-173.

22. Действие словообразовательных формантов местоименного происхождения в современном языке // Русский яз. и ментальность. Мат-лы секции XXXVII междунар. филологич. конф. 11-15 марта 2008 года. С.-Петербург. СПб., 2008. С. 20-27.

23. Действие семантического способа словообразования на уровне формантов // История русского языка и культурная память народа. Мат-лы секции XXXVII Междунар. филологич. конф. 11-15 марта 2008 года. С.-Петербург. СПб., 2008. С. 37-43.

24. Разбор анафорических отношений в древнейших смоленских грамотах // Ментальноть и изменяющийся мир [=Серия «Славянский мир», вып. 1]. Севастополь, 2009. С. 259-272.

25. Се, сїе, *сiё, сi^о, сɩо, сїо, сьо, *сё, ето, *ёто, это: орфография некоторых прецедентных форм указательных местоимений в XVIII в. // Русистика: прошлое и настоящее национального яз. Сб. ст., посвящный 70-летию проф. Б.И. Осипова. Омск, изд-во Омского гос. ун-та, 2009. С. 64-84.

26. Дейктическая и анафорическая функции указательных местоимений в р6сской деловой письменности XII - XVII вв. // Языковые категории и единицы: синтагматический аспект: Мат-лы восьмой междунар. конф. (Владимир, 24-26 сент. 2009 г.). - Владимир: ВГГУ, 2009. - 440 с. С. 88-92.

27. Формулы, содержащие указательные местоимения, как фактор цельности древнерусского текста // Русский язык как фактор стабильности государства и нравственного здоровья нации. Труды и мат-лы второй Всероссийской научно-практической конференции. Тюмень, 2010. Ч. 2. С. 306-312.

28. Местоименные функции указательности, отсылочности и относительности в истории русского языка // Лингвистическая герменевтика. Вып. 2. Сб. научн. трудов к 75-летию проф. И.Г. Добродомова. М., 2010. С.17-22.