RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 16483 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Болдырева Елена Михайловна

Научная тема: « АВТОБИОГРАФИЧЕСКИЙ МЕТАТЕКСТ И.А.БУНИНА В КОНТЕКСТЕ РУССКОГО И ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОГО МОДЕРНИЗМА »

Научная биография   « Болдырева Елена Михайловна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 10.01.01

Год: 2007

Отрасль науки: Филологические науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Творчество Бунина представляет собой единый автобиографический метатекст, разрабатывающий различные способы автобиографического письма с целью максимального освоения мемориального пространства и достижения абсолютной самоидентификации путем синтеза Я - памяти - искусства. Категория памяти становится интегральной основой всего творчества Бунина, что в конечном итоге приводит к осознанию и обоснованию собственного модуса памяти как онтологической, эпистемологической и аксиологической основы жизни и творчества.
  2. Автобиографический метатекст Бунина постепенно формируется на протяжении всего творчества, которое может рассматриваться как «генетическое досье», где формируется авторская концепция памяти и принципы автобиографического письма. Маркерами метатекста являются разнообразные автобиографические аллюзии, автометаописательные фрагменты, повторяющиеся из текста в текст лейтмотивы, постепенно приобретающие статус автобиографем-автореминисценций. Но постепенно в результате серии мемориальных концептуализаций в важнейших автобиографических претекстах память и разнообразные мнемонические процессы осмысляются как смысло- и структурообразующие факторы автобиографического метатекста. В автобиографических претекстах апробируются разные лексические формулы воспоминания, разные варианты презентации автобиографического материала, демонстрирующие разные принципы взаимодействия Homo memor с прошлым и настоящим, разные законы конвергенции реального и мемориального каналов. В этом смысле автобиографический роман «Жизнь Арсеньева» оказывается «проявителем» и «закрепителем» автобиографического метатекста, именно на его основании мы можем судить о принадлежности того или иного художественного элемента к автобиографическому дискурсу.
  3. Высшей точкой автобиографического метатекста Бунина является автобиографический роман «Жизнь Арсеньева» как особый жанр, включенный в парадигму автобиографической мемуарной прозы не только по внешним параметрам, в соответствии с критериями идентичности автора - повествователя - героя, ретроспективной направленности и авторской биографии в качестве сюжета. Он представляет собой финальный центон, синтезирующий все предшествующие мотивы творчества писателя на качественно новом уровне, интегральный эквивалент бунинского творчества, своего рода авторимейк, переводящий инвариантную для Бунина мемориальную модель в другую систему и позволяющий отрефлексировать не столько собственную жизнь, сколько собственное творчество и транспонирующий технологии автобиографического письма в единственный аутентичный материал - собственную авторскую биографию.
  4. Особый статус автобиографического романа в творчестве Бунина и авторов модернистских автобиографий заключается в том, что он представляет собой уникальный пример интерференции двух дискурсов - жизни и творчества. Автобиографический акт - это одновременно текстуализация жизни и онтологизация текста, творчества: автор выстраивает факты своей жизни в определенную конфигурацию, моделирует автобиографический миф в соответствии с определенной интегральной идеей, превращает себя из человека - реального объекта в человека - текст, стремясь сохранить в тексте свое бытие и произвести свою персональную идентификацию; но одновременно все свое творчество он осознает как единственно подлинное бытие, как ту реальность, существование в которой дает возможность творческому субъекту обрести смысл жизни.
  5. Осознание условности и искусственности многих автобиографических формул как общая тенденция модернистской автобиографии воплощается в автобиографическом дискурсе И.Бунина не в форме радикальной трансформации автобиографического инварианта, а порождает определенный комплекс авторефлексивных фрагментов, суть которых - не ироническая деконструкция литературных моделей, не демонстрация фиктивности, «литературности» произведения, а глубинно-органическое ощущение фальши и невозможности описания своей жизни, используя тот или иной литературный алгоритм, осознание невозможности адекватного воплощения в языке непонятной и необъяснимой сущности мира, осознание условности любой историософской и биографической логики и утверждение избирательности памяти.
  6. Автобиографическому метатексту Бунина свойственны особые принципы автобиографического моделирования. Органическая поэтика памяти как основа бунинского мемориального мира проявляется на двух уровнях. На уровне дискурса органическая поэтика обнаруживается в аспекте органической интегральности и целостности художественного мира и изоморфности части и целого, когда каждая единица устроена так же, как целое, и за счет этого разрушается граница между объектом и субъектом, духовным и телесным, смыслом и материей, содержанием и выражением, а мир предстает в своем первозданном синкретизме и взаимном единстве памяти как духовного феномена и памяти как письма. На уровне фабулы, или уровне «романного мира» органическая поэтика определяет концепцию жизни автобиографического субъекта, принципы его взаимоотношения с миром и памятью и специфику его мнемонической деятельности: сотворение жизненного мира, пронизанного витальными силами и импульсами, непосредственно-чувственное переживание феноменального потока жизни, раскрытие опыта самоценного существования автобиографического субъекта, растворенного в ритме бытия, и ощущающего «божественную бесцельность» и бессмысленность как высший смысл, Органическая поэтика памяти Бунина представляет мир в своей конкретной многообразной явленности, в уникальном, индивидуальном творческом акте, и единственным критерием становится внутренняя убежденность автобиографического субъекта в его истинности и аутентичности.
  7. Основополагающим свойством модернистской автобиографической поэтики и бунинского автобиографического метатекста является невозможность воспроизведения реальности своего прошлого в виде связного автобиографического нарратива, поэтому автобиографическое письмо Бунина не развертывает синтагматическую линию жизни героя, а организовано в соответствии с другими законами, близкими орнаментальному тексту, когда парадигматизация, вневременная и внепричинная связь событий и явлений образуют «мемориальный орнамент», а сам текст воспринимается как нелинейная структура, построенная на развитии и сплетении множества музыкальных тем, лейтмотивов и эквивалентностей «мемориальная симфония», интегральным, смысло- и структуропорождающим мотивом которой является память как сложная и семантически поливалентная категория, порождающая другие концепты, актуализирующие ее важные составляющие, каждый из которых в свою очередь становится источником множества лейтмотивных линий. Различные модификации автобиографической орнаментальности представлены в автобиографических произведениях М.Осоргина («ризома» - «корневая метафора, введенная Ж.Делезом и Ф.Гваттари в противовес понятию «структура» как четко систематизированному и иерархически упорядочивающему принципу организации), В.Набокова («узоры судьбы»), А.Ремизова («узлы и закруты памяти», А.Белого («рой» и «строй»).
  8. Важным структурно-семантическим компонентом мемориального орнамента являются «мемориальные монады», атомы мемориальной материи, представляющие собой яркий чувственный образ, закрепляющий в памяти автобиографического субъекта определенный фрагмент его жизни или духовное переживание и являющийся уникальным единичным знаком мира, концентрирующим в себе и сущность универсума, и экзистенцию Homo memor. Бунинские мемориальные монады выступают как дифференциал автобиографического сюжета, сохраняют в себе материю мира, «сцепляют» различные временные континуумы, они принципиально неинтерпретируемы и неделимы, их онтологическое свойство - бесцельность и бесполезность, они размывают телесные границы автобиографического субъекта, способствуя его самоидентификации посредством чувственного ощущения, поскольку именно тело автобиографического субъекта становится главной субстанцией для определения собственных координат в пространстве памяти и собственного бытия.
  9. Предметные описания в автобиографическом орнаментальном тексте Бунина (природных объектов, предметов камерного быта, действий автобиографического героя-повествователя, акустических картин и т.д.) начинают соотноситься с «порядком повествуемой истории»: повторяясь, они аккумулируют в себе авторскую концепцию памяти, соотношения памяти и реальности, памяти и искусства и в конечном итоге метафорически эксплицируют принципы построения собственного автобиографического дискурса, являются манифестацией автобиографической дискурсивной стратегии автора. Механизм работы памяти оказывается своего рода порождающей моделью, по аналогии с которой выстраиваются многие описания, становится некой метаконструкцией, лежащей в основе многих автобиографических событий, авторские стратегии и концепции запоминания / воспоминания выражаются языком художественных образов, объективируя многомерную картину мемориального мира. Материализация автобиографической дискурсивной стратегии проявляется у Бунина в трех основных формах: мемориальных топосах, мемориальных диаграммах и вещных эквивалентах памяти, автобиографических эмблемах, или sygne de la memoire - возникающих в автобиографическом тексте конкретных реалиях, эксплицирующих механизмы работы памяти и представляющих собой конкретно-образный эквивалент архитектоники автобиографического дискурса и авторскую модель памяти.
  10. Соотнесение автобиографического метатекста И.Бунина с общемодернистским автобиографическим контекстом дает возможность осмыслить не только их типологическое сходство (закон memini ergo sum - помню, следовательно, существую, моделирование реальности, осознание условности традиционных формул и моделей автобиографического письма, пространственно-временные смещения, дискретность и фрагментарность воспоминания, децентрация и нониерархичность, «фетишизм мелочей», трансформация «фигур памяти» в «фигуры речи»), но и абсолютную уникальность его автобиографического дискурса: не-эксплицированность, не-выявленность законов дискурса и не-навязывание их как стратегии рецепции и интерпретации, естественность и серьезность в противовес изощренности и виртуозной игры многообразными «оптическими эффектами памяти», ясность и «посюсторонность», цельность и «чувство меры», сотворение собственной реальности исходя из имманентных законов своего Я, креационная стратегия дифференциации как интеграции, воссоздания бесконечно многообразной «материи мира» в ее органической цельности, претворенной в единый универсум «элизия памяти».

Список опубликованных работ

1. Болдырева Е.М. Memini ergo sum: автобиографический метатекст

И.А.Бунина в контексте русского и западноевропейского модернизма.

Монография. – Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2007. – 484 с.

Учебно-методические пособия

2. Болдырева Е.М., Леденев А.В. И.А.Бунин. Рассказы: Избранное. Анализ текста. Сочинения: Справочное пособие. – М.: Изд-во «Дрофа», 1997. – 7,57 п.л.

3. Болдырева Е.М., Кучина Т.Г. Литература. Школьный справочник. Пособие. – Ярославль: Изд-во «Академия развития», 1998. – 16,8 п.л.

4. Болдырева Е.М., Леденев А.В. Поэзия «серебряного века» в школе (серия «Писатель в школе»). Книга для учителя. Учебно-методическое пособие. – М.: «Дрофа», 2001. – 20, 7 п.л.

5. Болдырева Е.М. Материалы к изучению русской литературы рубежа Х1Х –ХХ в.в.: Учебно-методическое пособие. – Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2002. – 6 п.л.

6. Болдырева Е.М., Викторова С.А. Изучение истории русской литературы 20 – 40 годов ХХ века: учебное пособие. – Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2006. – 4, 75 п.л.

Статьи, тезисы, материалы

7. Болдырева Е.М. Игра с эстетической установкой читателя как компонент набоковского стиля // Судьбы отечественной словесности XI – XX веков. Тезисы докладов научной конференции молодых ученых и специалистов 20 – 21 апреля 1994 года. – С. - Петербург, 1994. – С. 39 – 41. – 0,1 п.л.

8. Болдырева Е.М.. «И опыт, сын ошибок трудных…» // Литература в школе», 1996, №4. – С. 28 – 32. – 0,2 п.л.

9. Болдырева Е.М. «Чистый ритм Мнемозины» (категория памяти в романе В.Набокова «Другие берега») // Тезисы докладов 5–й конференции молодых ученых. – Ярославль, 1997. – С.92 – 96. – 0,24 п.л.

10. Болдырева Е.М. «Утраченный рай» И.Шмелева в автобиографическом романе «Лето Господне» // Ярославский педагогический вестник. Научно– методический журнал. – Ярославль, 1999. – № 1. – С. – 0,5 п.л.

11. Болдырева Е.М. Антропософский автобиографический роман А.Белого «Котик Летаев» // Тезисы докладов 8–й конференции молодых ученых. – Ярославль, 1997. – С. 84 – 88. – 0,24 п.л.

12. Болдырева Е.М. Феноменологический роман И.А.Бунина «Жизнь Арсеньева» // Проблемы эволюции русской литературы ХХ века. Выпуск 7. Пятые Шешуковские чтения (материалы межвузовской конференции). – М.: Кафедра русской литературы ХХ века. – МПГУ, 2001. – С. 17 – 22. – 0,4 п.л.

13. Болдырева Е.М. Жанр автобиографического романа в творчестве В.Г.Короленко («История моего современника») // Тезисы докладов 9-й конференции молодых ученых. Ч. II. – Ярославль: Изд-во ЯГПУ им. К.Д.Ушинского, 2002. – С. 252 – 254. – 0,3 п.л.

14. Болдырева Е.М. «Котик Летаев» А.Белого как модернистская версия традиционной автобиографии // Русская классика: Между архаикой и модерном: Сборник научных статей. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена, 2002. – С. 156 – 160. – 0,3 п.л.

15. Болдырева Е.М. Литература русского зарубежья. Опубликовано в звуковой форме в каталоге звуковой франко-русской энциклопедии «Сонотека» sonoteka. libfl.ru – 0,5 п.л.

16. Болдырева Е.М. Творчество И.А.Бунина. Опубликовано в звуковой форме в каталоге звуковой франко-русской энциклопедии «Сонотека» sonoteka. libfl.ru – 0,5 п.л.

17. Болдырева Е.М. Творчество И.Бунина Учебные материалы Москва, Русская литература. ХХ век: Большой учебный справ. для школьников и поступающих в вузы – М.: Дрофа, 2002. – 4 п.л.

18. Болдырева Е.М. «Синтез» как стратегия интерпретации автобиографической повести А.Белого «Котик Летаев» // Текст в фокусе литературоведения, лингвистики и культурологии. Межвузовский сборник научных трудов. – Ярославль: Изд-во «Истоки», 2002. – С.60-69. – 0,5 п.л.

19. Болдырева Е.М. «Борьба с формой» в процессе объективации теургического томления в стихотворении Андрея Белого «Золотое руно» // Литература, язык, культура: актуальные вопросы изучения и преподавания: Материалы конференции «Чтения Ушинского». – Ярославль: Изд-во ЯГПУ им. К.Д.Ушинского, 2002. – С. 47 – 50. – 0,3 п.л.

20. Болдырева Е.М. От «роя» к «строю»: эволюция детского сознания в автобиографической повести А.Белого «Котик Летаев» // Мировая словесность для детей и о детях. Материалы 7 Всероссийской научно-методической конференции. – Москва, 2002– С. 164 – 167. 0,4 п.л.

21. Болдырева Е.М. Принципы автобиографического моделирования в романе В.Короленко «История моего современника» // Проблемы эволюции русской литературы ХХ века: Материалы межвузовской научной конференции. – Выпуск 7. Москва: Изд-во МПГУ, 2002. – С. 61 – 65. – 0,2 п.л.

22. Болдырева Е.М. От «Педагогической поэмы» к «Педагогической идиллии»: мутации жанра «романа воспитания» в дискурсе социалистического сентиментализма. – Ярославский Педагогический Вестник, 2002. – № 2 – С. 32 – 40. – 0,5 п.л.

23. Болдырева Е.М. Категория памяти в художественном мире В.Набокова. Статья. // Крымский набоковский научный сборник. Выпуск 3. Проблемы синтеза в культуре. – Симферополь: Крымский Архив, 2003. – С. 23 – 29. – 0,5 п.л.

24. Болдырева Е.М. Роман И.Бунина «Жизнь Арсеньева» в контексте западноевропейского модернизма (М.Пруст «В поисках утраченного времени») // Человек в информационном пространстве. Межвузовский сборник научных трудов. – Ярославль: Изд-во «Истоки», 2003. – С. 200 – 203. – 0,2 п.л.

25. Болдырева Е.М. Биспациальность как структурный инвариант «романов об Америке» в литературе третьей волны эмиграции (В.Аксенов «В поисках грустного беби», С.Довлатов «Ремесло») // Русская литература ХХ века. Типологические аспекты изучения. Сборник научных статей, посвященных 90-летию проф. С.И.Шешукова. Вып. 9. – М., 2004. – С. 104 – 109. – 0,3 п.л.

26. Болдырева Е.М. Категория памяти в рассказе И.А.Бунина «Антоновские яблоки» // Русское литературоведение в новом тысячелетии. Материалы III Международной конференции. В 2-х тт. Т. 2. – М.: МГОПУ, 2004. – С. 33 – 37. – 0,4 п.л.

27. Болдырева Е.М. Смерть в восприятии автобиографического героя повести И.С.Шмелева «Лето Господне» // Язык и культура: Материалы Международной конференции «Чтения Ушинского». – Ярославль: Изд-во ЯГПУ им. К.Д.Ушинского, 2004. – С. 159 – 163. – 0,3 п.л.

28. Болдырева Е.М. Рассказ И.А.Бунина «Антоновские яблоки»: проза как поэзия // Актуальные вопросы изучения и преподавания русской литературы в вузе и школе. Материалы Межрегиональной научной конференции. – Ярославль: Изд-во ЯГПУ им. К.Д.Ушинского, 2004. – С. 100 – 105. – 0,3 п.л.

29. Болдырева Е.М. Близорукий повествователь в повести Алексея Ремизова «Подстриженными глазами» // Культура. Литература. Язык: материалы конференции «Чтения Ушинского». – Ярославль: Изд-во ЯГПУ им. К.Д.Ушинского, 2005. – С. 145 – 152. – 0,4 п.л.

30. Болдырева Е.М. Родо-жанровый статус автобиографического романа // Человек в информационном пространстве: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 3 – Ярославль: Изд-во «Истоки», 2005. – С. 141 – 144. – 0,2 п.л.

31. Болдырева Е.М. Структура хронотопа в автобиографическом романе И.С.Шмелева «Лето Господне» // Русская литература ХХ века: типологический аспект изучения.Десятые шешуковские чтения. – М.: МПГУ, 2005. – С. 463 – 467. – 0,3 п.л.

32. Болдырева Е.М. Категория памяти в романе И.А.Бунина «Жизнь Арсеньева» // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. – 2005. – № 8. – С. 49 – 54.

33. Болдырева Е.М. Система изучения поэзии Андрея Белого в 9 – 11 классах // Взаимодействие вуза и школы в преподавании отечественной литературы: Материалы межрегиональной научно-практической конференции. – Ярославль, ЯГПУ, 2006. – С. 43 – 50. – 0,6 п.л.

34. Болдырева Е.М. «Подстриженными глазами» как автобиографическая оптика Алексея Ремизова // История литературы как филологическая проблема. Сборник научных статей. – СПБ.: САГА, Наука, 2006. – С. 159 – 163. – 0,3 п.л.

35. Болдырева Е.М. «Офтальмологическая поэтика»: автобиографическая стратегия А.Ремизова в повести «Подстриженными глазами» // Русская литература ХХ – ХХI веков: проблемы теории и методики изучения: Материалы Второй Международной научной конференции: 16 – 17 ноября 2006 г. – М.: Изд-во Московского ун-та, 2006. – С. 61 – 65. –0,2 п.л.

36. Болдырева Е.М. Деконструкция автобиографического инварианта в романе М.Осоргина «Времена» // Культура. Литература. Язык: Материалы конференции «Чтения Ушинского». Ч.1. – Ярославль: Изд-во ЯГПУ им. К.Д.Ушинского, 2006. – С. 146 – 150. –0,3 п.л.

37. Болдырева Е.М. «Пограничная полоса младенчества»: Le mithe de premier souvenir в автобиографическом романе И.А.Бунина «Жизнь Арсеньева» // Альманах современной науки и образования. Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии. В 3 ч. Ч. 1: межвузовский сборник научных трудов. – Тамбов: Изд-во «Грамота», 2007. – С. 48 – 51. – 0,4 п.л.

38. Болдырева Е.М. «Звуки речи есть память о памяти»: язык, ритм и память в повести А.Белого «Котик Летаев» // Риторика и культура речи в современном информационном обществе: материалы докладов участников XI Международной научно-методической конференции (Ярославль, 29 – 31 января 2007 г.). Том 1. – Ярославль, 2007. – С. 54 – 58. – 0,3 п.л.

39. Болдырева Е.М. Les signes de la mémoire: «вещные» эквиваленты памяти в романе В.Набокова «Другие берега» // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. – 2006. – № 6. – С. 34 – 39. – 0,5 п.л.

40. Болдырева Е.М. Понятие autofiction: проблемно-методологический аспект // Текст. Дискурс. Картина мира. – Воронеж: Изд-во «Истоки», 2007. – С. 34 – 40. – 0,4 п.л.

41. Болдырева Е.М. Автобиографическая орнаментальность: текст как ризома (на материале автобиографического повествования М.Осоргина «Времена») // Историософия в русской литературе ХХ – Х1Х вв.: традиции и новый взгляд. Одиннадцатые Шешуковские чтения. – М.: МПГУ, 2007. – С. 17 – 21. – 0,3 п.л.

Комментарии:

Если вы считаете, что какое-то сообщение нарушает Правила, оскорбляет Вас как личность, несёт заведомо ложную информацию, и должно быть удалено, сообщите нам по адресу sergey@rae.ru

Ваше имя
Текст комментария
Введите число с изображения

Антиспам защита

При добавлении комментария Вы соглашаетесь с пользовательским соглашением