RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 16409 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Хейфец Виктор Лазаревич

Научная тема: « КОМИНТЕРН И ЭВОЛЮЦИЯ ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ МЕКСИКИ »

Научная биография   « Хейфец Виктор Лазаревич »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 07.00.03

Год: 2010

Отрасль науки: Исторические науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Радикальное левое движение в Мексике было создано при непосредственном участии представителей Коминтерна. При этом роль эмиссаров Москвы можно охарактеризовать лишь как придание организационного импульса процессам, уже назревавшим внутри радикально настроенных местных групп.
  2. Структуры III Интернационала (прежде всего, Амстердамское бюро ИККИ) выступили в роли арбитра в конфликте параллельных компартий,  а затем организатора процесса их интеграции и воссоздания единой Коммунистической партии Мексики (Панамериканское бюро ИККИ). При этом КПМ образца декабрьского (1921 г.) съезда, по-прежнему немногочисленная, зримо отличалась от почти фантомных компартий, сформированных осенью 1919 г. - ее учредили не несколько столичных активистов, не обладавшие заметным числом сторонников даже в Мехико, а делегаты реальных революционных рабочих организаций ряда регионов. Тем самым был сделан шаг к приданию левому движению Мексики общенационального характера.
  3. Отношения левых кругов и коммунистов Мексики с Коминтерном, изначально строившиеся в рамках модели взаимного сотрудничества, практически сразу же стали трансформироваться в сторону увеличения влияния Москвы на мексиканских левых. Инструментом этого влияния была активизация деятельности КИ в Западном полушарии при посредстве региональных структур и представителей.
  4. В Мексике, как и в большинстве регионов Латинской Америки, левое движение на протяжении долгого времени существовало вне контекста общего социально-политического и социально-экономического развития государства, фактически жило собственной жизнью, включаясь в общенациональную панораму лишь локально или во время ключевых событий для всей страны. Важнейшим фактором, обусловившим такую ситуацию, стал механизм деятельности Коминтерна, предполагавший унификацию международного левого движения и его соответствие универсальным моделям III Интернационала. Это не могло не приводить к регулярным кризисам в левом движении различных стран (и Мексики в том числе), серьезно менявшим облик компартий.
  5. На протяжении ряда лет руководство Коминтерна предпринимало завершившиеся неудачей попытки понять специфику пост-революционной Мексики, где левое движение должно было искать почву для взаимодействия с национальной революцией и некоммунистическими революционными элитами. ИККИ продолжал воспринимать Мексику как полуколонию США, в которой государственная машина и национальные элиты исключительно слабы, а социальный взрыв неизбежен в ближайшем будущем, что, по мысли московских теоретиков, открывало немало возможностей для деятельности левых.
  6. В условиях Мексики коммунистическая идеология, не имевшая прочных корней в местном народном движении, могла обрести вес внутри формирующегося левого движения при условии перехватывания части идеологических постулатов у мексиканской революции либо посредством предоставления реальной альтернативы победившей революционной власти (националистической и во многом прогрессивной, но не левой). Левым требовалось превратиться в силу, способную помочь массам улучшить свое материальное положение, демонстрирующую свое умение устанавливать прочные связи с властями на местном и общенациональном уровнях, и в то же время отстаивать автономию народных организаций. Преобладание крестьян означало также невозможность действовать исключительно в рамках «пролетарской политики» и выдвижение на первый план задачи построения таких политических конструкций, которые позволили бы найти путь к широким массам.
  7. Глобалистское видение латиноамериканской проблематики руководством Коминтерна и рядом мексиканских и американских коммунистов привело к попыткам «панамериканизации» левого движения в 1920-1921 гг., координирующим центром которого должна была стать Мексика. Инструментом для реализации этой программной установки оказалось специально созданное Американское агентство, неоднократно предпринимавшее усилия по развертыванию соответствующей работы в странах Латинской Америки. Серьезных успехов на этом поприще, однако, добиться не удалось. Это вызвало определенное снижение интереса ИККИ и к Латинской Америке в целом, и к левому движению Мексики, в частности.
  8. Неэффективными оказались попытки Коминтерна и родственных ему организаций мультиплицировать связи новорожденной компартии внутри самой Мексики в начале 1920-х гг. Сотрудничество с анархо-синдикалистами (приведшее к созданию ВКТ, где коммунисты играли важную роль) и КРОМ было вскоре свернуто. Причинами этого провала стали не только существенные идеологические разногласия, но и стремление коминтерновцев обеспечить коммунистам доминирующее положение внутри такого альянса, тогда как их партнеры по переговорам намеревались сохранить собственную организационную и идеологическую независимость. Единственным серьезным успехом Панамериканского бюро стали действия по приданию мексиканской секции Коминтерна общенационального характера, объединение разрозненных, нередко противоборствовавших друг с другом коммунистических групп.
  9. С начала 1920-х по лето 1928 г. коммунистический сектор мексиканского левого движения пытался найти собственную нишу в пост-революционной Мексике, действуя путем проб и ошибок. Начав с отказа от участия в выборах, коммунисты упустили возможность встроиться в обрегоновское движение, свергнувшее Каррансу и определившее облик страны на почти все 1920-е гг. Эта тактика не была компенсирована альянсом с анархо-синдикализмом для создания противовеса реформистам. Позднее мексиканская компартия и III Интернационал начали искать пути сближения с правящим режимом, что вылилось в поддержку обрегоновского преемника Кальеса на выборах 1924 г.  Быстрое разочарование в политике «единого фронта сверху» привело к метаниям КПМ, которая то энергично осуждала правящий режим, то решительно поддерживала его против внешних и внутренних противников. Эта непоследовательность была характерна для коммунистов на протяжении ряда лет.
  10. Попытки реализовать политику «единого фронта», к которой Москва, начиная с 1923 г., подталкивала мексиканское левое движение, осуществлялись с немалым трудом. Компартия очень медленно обретала почву в рабочем движении, а ее попытки проникновения в КРОМ и ВКТ оборвались достаточно быстро. Однако, коммунистическая левая сумела добиться определенных позиций в нефтеносном регионе Тампико и независимом рабочем движении и попыталась на этой базе инициировать формирование нового общенационального профцентра. Ввиду фиаско данного плана Москва подтолкнула компартию к возвращению к идее «Единого фронта» как «пакта солидарности».
  11. В 1924-1925 гг. КПМ, наконец, обрела первых депутатов, причем никто из них не был избран как партийный выдвиженец. Это делало электоральные успехи весьма относительными и не могло не вызвать внутри партии серьезные дискуссии о необходимости участия в выборах. В конечном итоге одержала верх линия на развитие сотрудничества с крестьянским движением, что в 1928 г. выразилось в готовности поддержать А. Обрегона, на которого сделали ставку аграристы. Это означало победу политики участия в выборах и потенциально давало КПМ, так и не ставшей сколько-нибудь влиятельной рабочей партией, возможность обрести собственную нишу посредством союза с радикальным аграрным движением. Фактически имела место попытка левого движения диверсифицировать собственную идеологию, перестав ориентироваться исключительно на пролетариат, не игравший доминирующую роль в Мексике. Несмотря на противоречие многим установкам Коминтерна, подобный подход укладывался в рамки политических традиций страны.
  12. Важным и перспективным направлением поиска собственного места в социально-политической панораме Мексики стала организация левыми антиимпериалистического движения (в рамках Всеамериканской Антиимпериалистической Лиги). Острота мексиканско-американского конфликта, вызванного попытками реализации Конституции 1917 г., и наличие в Мексике многочисленных представителей радикальной элиты, готовых объединиться с коммунистами в деле отстаивания национального суверенитета, стали для левого движения благодатной почвой, на которой удалось расширить рамки своей деятельности. Дополнительным фактором, способствовавшим развитию ВААИЛ, стало пребывание в Мексике множества латиноамериканских эмигрантов, ведущих борьбу против диктатур на своей родине и нередко пользовавшихся неофициальной поддержкой мексиканских властей. Удачно подобранные пропагандистские антиимпериалистические лозунги и проявившаяся способность руководства компартии привлекать на свою сторону революционную эмиграцию позволили коммунистам капитализировать такое расширение партийных рядов в глазах латиноамериканской интеллигенции и повысить собственную значимость в расчетах мексиканских радикалов, работавших в правительственных структурах и оказывавших влияние на политику кабинета П.Э.Кальеса. Это, в свою очередь, давало возможность привлечения таких новых союзников в иные проекты КПМ в рамках левого движения.
  13. Присутствие среди лидеров компартии ярких и динамичных фигур антиимпериалистического движения, обладавших немалой харизмой, оказало существенное воздействие на создание нового имиджа левого движения, выходившего за национальные границы Мексики и обретавшего латиноамериканские масштабы. Латиноамериканизация ВААИЛ оказалась фактором успешной деятельности Антиимпериалистической лиги во второй половине 1920-х гг., что, однако, вызывало недовольство со стороны компартии США и стала причиной саботажа Лиги её североамериканской секцией, превратившись со временем в один из факторов подрыва влияния ВААИЛ.
  14. Существенную роль в развитии левого движения Мексики играла деятельность советских дипломатических представителей, нередко выступавших в качестве эмиссаров Коминтерна и способствовавших формированию новых ориентиров в эволюции мексиканских левых, которых руководители III Интернационала и СССР стремились заставить действовать в духе политики всемирной компартии. Восприятие мексиканской революции как родственной советской привело к естественному смешению дипломатических целей с задачами Коммунистического Интернационала. Дуализм в советской внешней политике лишь увеличивался по мере снижения оптимистических оценок событий в Мексике и возрастания у коминтерновских и советских руководителей стремления направить «заблудившуюся революцию» на правильный путь. При этом степень участия советских дипломатов в деятельности мексиканского левого движения непосредственно зависела от личности главы миссии, и нередко их действия являлись импровизацией, основанной на собственных представлениях о целях и задачах полпредства. Данное воздействие нередко оказывалось негативным и привело в 1925-1926 гг. к серьезному внутрипартийному кризису.  
  15. В 1929 г. начался «левый поворот», стартовавший параллельно с процессом «сталинизации»  всемирной компартии и коренным пересмотром характера взаимоотношений III Интернационала и его национальных секций. Перемены в политике III Интернационала, предпринятые VI Всемирным конгрессом и X пленумом ИККИ, представляли собой кардинальную смену приоритетов. В Мексике это означало отказ от политики альянса с частью революционных некоммунистических элит. Прежняя модель работы ушла в прошлое, уступив место тактике «класс против класса», означавшей в мексиканских условиях пересмотр подходов коммунистов к выбору союзников и определению целей и задач своей деятельности. «Сталинизация» III Интернационала, завершившаяся к концу 1920-х гг., означала коренной пересмотр характера взаимоотношений между штаб-квартирой международной компартии и ее мексиканской секцией, исчезновение возможностей серьезных дискуссий и некритическое одобрение резолюций и лозунгов, исходящих из Москвы. Внутри Мексики начало политического режима «максимата» означало не только консолидацию государственной машины вокруг фигуры П.Э.Кальеса, но и существенное сокращение поля политической деятельности для радикальных левых. Это делало неминуемым всплеск антисистемных настроений внутри и КПМ, и части ориентированного на нее рабочего и крестьянского движения. В конкретных условиях Мексики «левый поворот» означал пересмотр прежней линии в профсоюзном вопросе и создание третьего общенационального профцентра (под влиянием КПМ); разрыв коммунистами альянса с Национальной Крестьянской лигой (с той частью ее активистов и руководства, которые не соглашались со столь решительным переходом в оппозицию и к правительству, и к революционным некоммунистическим элитам, обвиненным в «предательстве» и объявленных еще большим врагом, нежели власти Мексики). Вместо ожидавшегося успеха среди масс партия оказалась в маргинальном положении, была вытеснена из многих профсоюзов и крестьянских организаций.
  16. Попытка левых, действуя в соответствии с тактикой «третьего периода», двигаться в сторону строительства «Советской Мексики» столкнулась с серьезными препятствиями в виде правительственных репрессий и отсутствия благожелательной реакции широких секторов населения. Восстановление потерянных позиций в профсоюзах и в крестьянском движении проходило с немалым трудом. В то же время самоотверженная работа коммунистов не прошла незамеченной массами. КПМ сумела закрепиться в ряде рабочих объединений и обрести новых союзников. Эти позиции не были, однако, использованы для стратегического роста влияния левого движения ввиду сохранявшейся левацкой позиции мексиканской секции Коминтерна, действовавшей в целом на базе директив всемирной компартии. Мексиканское левое движение оказывалось неспособным осознать начавшуюся трансформацию внутри государственной партии - НРП - и возникновение феномена карденизма, начало серьезных социально-политических реформ и перегруппировки внутри правящей партии. Это создавало благоприятную обстановку для унификации профсоюзов и развертывания совместной борьбы за реализацию антиимпериалистических требований и социальных чаяний широких масс населения. В этих условиях Коминтерн оказал решающее воздействие на эволюцию левого движения, подтолкнув мексиканскую секцию к отказу от ультралевой линии и поиску путей сотрудничества с карденистскими силами для формирования Народного фронта.
  17. Подъем массового рабочего движения в Мексике в середине 1930-х гг. и процессы его консолидации, стартовавшие летом 1935 г. с момента создания Комитета пролетарской защиты и обозначившие в качестве цели формирование единой Конфедерации трудящихся Мексики, проходили при активном участии коммунистов. Начался процесс укоренения левых в массовых организациях, поддерживавших курс Карденаса. КПМ превращалась в общенациональную организацию, сохраняя при этом значительную независимость и готовность отстаивать собственное видение развития Народного фронта и требования профсоюзов. Благожелательное во многих аспектах отношение кабинета Л.Карденаса к рабочему движению создавало совершенно новую обстановку для деятельности и развития левых.
  18. Критической точкой в развитии левого движения Мексики стала весна 1937 г., когда выплеснувшиеся на публику внутренние трения в КТМ повлекли за собой временный раскол Конфедерации. Опасаясь последствий раскола для рабочего движения, внутри- и внешнеполитического развития Мексики в целом и изменения международной обстановки в этой связи, Коминтерн навязал коммунистам линию «Единство - любой ценой». Левые были вынуждены без сопротивления отказаться от многих ранее достигнутых высот внутри профсоюзов и от отстаивания собственной линии на развитие внутрипрофсоюзной демократии. Вкупе с усилением некритического восприятия большинства правительственных инициатив это привело к сокращению влияния коммунистов внутри ряда массовых организаций. Иллюзией оказался план вхождения в Партию мексиканской революции (своеобразный правительственный вариант Народного фронта).
  19. Кризис в рабочем движении в 1937 г. трансформировался во внутрипартийный кризис уже в 1938-1940 гг., обострившийся в связи со спорами по поводу кульбитов советской внешней политики и вокруг «дела Троцкого». Левые не могли решить, насколько далеко можно заходить в отношениях с правительством ПМР и с КТМ в лице Ломбардо Толедано. Выбор за них сделала Москва, продолжавшая делать ставку на лидера Конфедерации и явно раздраженная нерешительностью и упрямством руководителей компартии, не желавших принимать участие в ликвидации Троцкого. «Чистка партии», предпринятая накануне, в ходе и после Чрезвычайного съезда 1940 г., лишь углубила кризис внутри левого движения. КПМ, лишившаяся многих лидеров и активистов, стремительно потеряла влияние во многих профсоюзах, испортила отношения с властями ввиду убийства Троцкого и продолжила маргинализоваться, практически исчезнув в ряде штатов страны. Левое движение, тактика которого на протяжении ряда лет сводилась к защите «прогрессивного государства», не выглядело в глазах населения независимым и при этом было не в состоянии добиться от властей проведения новых социально-экономических реформ в интересах низших слоев общества. Расколотая и ослабленная компартия перестала быть привлекательной для значительной части рабочих и интеллектуалов и не могла всерьез оказывать сопротивление правительственным акциям, затрагивавшим интересы широких секторов населения. Регулярные и масштабные партийные чистки вынудили ряд «диссидентов» покинуть ряды компартии. При этом многие исключенные не только являлись ключевыми фигурами в партии, но и оказались носителями неортодоксальных идей в левом движении страны.

Список опубликованных работ

I. Монографии:

1. Хейфец В.Л. Коминтерн и эволюция левого движения Мексики. СПб.: Наука, 2006. (24 п.л.).

2. Хейфец В.Л. Станислав Пестковский. Товарищ Андрей. Двойной портрет в мексиканском интерьере. / В.Л.Хейфец, Л.С. Хейфец. – СПб: Нестор, 2002. – 50 с. (3, 25 п.л.)

3. Jeifets V. La Internacional Comunista y América Latina, 1919-1943. Diccionario biográfico. / L. Jeifets, V. Jeifets, P. Huber. – Ginebra: Instituto de Latinoamérica de la Academia de Ciencias (Moscú) e Institut pour l’histoire du communisme (Ginebra), 2004. – 445 p. (22, 5 п.л.)

4. Jeifets V. Biographisches Handbuch zur Geschichte der Kommunistischen Internationale. Datebank. Ein deutsch-russisches Forschungsprojekt. / M. Buckmiller, K. Meschkat, L.Jeifets, O. Kirchner, W. Fomitschow, P. Huber, V.Jeifets, et al. Berlin: Akademie Verlag, 2007. – (20 п.л.).

II. Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК:

5. Хейфец В.Л. В поисках политической ниши: мексиканское левое движение и Коминтерн // Латинская Америка, 2008, №10. с. 72-92 (0, 8 п.л.).

6. Хейфец В.Л. Коминтерн и создание коммунистического движения в Центральной Америке. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Латинская Америка. 2003. № 12. С. 60-73 (0, 75 п.л.).

7. Хейфец В.Л. Коммунизм с одним «м» / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Латинская Америка. 1995. № 9. С. 94-107. (1 п.л.)

8. Хейфец В.Л. Красный карандаш судьбы. Две жизни Георгия Борисовича Скалова / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Латинская Америка. 1998. № 4. С. 84-92; № 5. С. 80-92. (1,4 п.л.)

9. Хейфец В.Л. Мехико-Москва, 1919-1920 годы. К истории создания коммунистической партии в Мексике. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Латинская Америка, 2001. № 3. С. 50-65; № 5. C. 40-57. (2 п.л.)

10. Хейфец В.Л. М.Н.Рой. Воспоминания. Публикация, перевод и научные комментарии. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Латинская Америка. 1994. № 4. С. 41-47; № 7-8. C. 162-170; № 9. С. 53-56 (вступление, публикация, перевод, комментарии) (1, 25 п.л.)

11. Хейфец В.Л. Москва-Мехико, 1919. Еще раз о мексиканской миссии М.М.Бородина. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Латинская Америка. 2000. № 8. С. 72-86; № 9. С. 24-43. (2, 25 п.л.)

12. Хейфец В.Л. На пути к широкому фронту: Коммунисты и формирование Всеамериканской Антиимпериалистической лиги / В.Л.Хейфец, Л.С.Хейфец // Латинская Америка. 2009. № 8. С. 43-60 (1,1 п.л.).

13. Хейфец В.Л. Новые шаги на пути исследования работы Коминтерна в Мексике / В.Л.Хейфец, Л.С.Хейфец // Латинская Америка. 2009. № 10. С. 102-107 (0, 3 п.л.).

14. Хейфец В.Л. Обвиняется Хулио Антонио Мелья…/ В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. //Латинская Америка. 1999. № 7-8. С. 64-89. (2 п.л.)

15. Хейфец В.Л. «Он хочет поехать в Россию – чтобы защищать ее сознательно...» / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Латинская Америка. 1998. № 12. C. 94-98. (0, 4 п.л.)

16. Хейфец В.Л. От альянса до разрыва // Латинская Америка. 2003. № 3. С. 36-52 (1 п.л.).

17. Хейфец В.Л. Пора отказаться от тенденциозности и наивности. / В.Л. Хейфец, Л.С. Хейфец // Латинская Америка.1995. № 4. С. 110-114, 122. (0, 3 п.л.)

18. Хейфец В.Л. Псевдоним – Бородин. Настоящая фамилия? Лафайет. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Латинская Америка. 1994. № 3. C. 107-115. (0, 5 п.л.)

19. Хейфец В.Л. «Товарищ Андрей... не только как посол, но и как старый член русской партии...» / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Латинская Америка. 1997. № 6. C. 74-87. (0, 8 п.л.)

20. Хейфец В.Л. Центральная Америка и Коммунистический Интернационал в 1920-22 гг. // Латинская Америка. 1999. № 12. С.188-190 (0, 2 п.л.).

III. Публикация документов:

21. Хейфец В.Л. «Мексиканская авантюра Советского правительства в 1919 году». Доклад царского консула. Подготовка к публикации, предисловие, комментарии. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Источник. 1994. № 4. C. 63-79. (1 п.л.)

IV. Научные статьи:

22. Хейфец В.Л. Айя де ла Торре: неудавшийся альянс с Коминтерном / В.Л.Хейфец, Л.С.Хейфец // Проблемы международных отношений и региональной политики в условиях глобальных трансформаций. Сб. статей под общ. ред. Слинько А.А. Воронеж: Воронежский государственный университет, 2009. С. 25-32 (0, 5 п.л.).

23. Хейфец В.Л. Американская и российская радикальная эмиграция в Мексике в 1920-е гг. // Актуальные проблемы американистики. Нижний Новгород: издание ННГУ, 2003. С.131-137 (0,3 п.л.).

24. Хейфец В.Л. Боливарийская идея: от Коминтерна до Уго Чавеса / Хейфец В.Л., Хейфец Л.С. // Мировая политика: взгляд из будущего: материалы V конвента РАМИ. Под общ. ред. акад. А.Торкунова. Москва: МГИМО (Университет), 2009 г. Том 7.1. Латинская Америка: перспективы развития в XXI в. С. 133-142 (0, 75 п.л.).

25. Хейфец В.Л. В поисках латиноамериканской модели мировой коммунистической партии / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Хейфец Л.С. Миссия Вильямса и рождение «пенелонизма». СПб: Наука, 2005. C. 11-44. (3,4 п.л.).

26. Хейфец В.Л. Деятельность советских дипломатов как фактор развития левого движения Мексики в 1920-е гг. Миссия Александры Коллонтай: смена внешнего облика старой модели. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Международные отношения в новое и новейшее время. Материалы международной научной конференции, посвященной памяти профессора К.Б. Виноградова. СПб: СПбГУ, 2005. С. 298-302. (0, 25 п.л.)

27. Хейфец ВЛ. К вопросу о целях поездки М.Бородина в Мексику в 1919 году / В.Л.Хейфец, Л.С.Хейфец // Актуальные проблемы профессионального образования и совершенствования гуманитарных знаний. Материалы сессии, посвящённой итогам научной работы института в 1994 году. СПб.: ЦИПК ПО. С.199-205 (0, 3 п.л.).

28. Хейфец В.Л. Коминтерн и Латинская Америка. Первые шаги к созданию континентального Интернационала. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Политическая культура России: история, современные тенденции, перспективы. СПб: КультИнформПресс, 2000. C. 193-205 (0, 75 п.л.)

29. Хейфец В.Л. Коминтерн и Мексика.. 1919-1921 гг. // Международное левое движение. 1918-1945. СПб: 1995. С.22-25 (0, 2 п.л.).

30. Хейфец В.Л. Коминтерн, Мексика и коммунистическое движение Кубы, 1919-1929 / Хейфец В.Л., Хейфец Л.С. // Americana. Vol. 4. Social Thought, Economics and Politics in the Countries of the American continent in Modern Period). Волгоград: изд-во ВолгГУ, 2000. С. 260-279 (1, 25 п.л.).

31. Хейфец В.Л. Коминтерн, мексиканская компартия и Центральная Америка // Клио (Санкт-Петербург). 2000. Вып. 3 (12). С. 286-288 (0,25 п.л.).

32. Хейфец В.Л. Коммунистический Интернационал Молодежи и Латинская Америка // Проблемы российской и всемирной истории. СПб: ЦИПК ПТО, 1997. С.16-21 (0,3 п.л.).

33. Хейфец В.Л. Михаил Бородин в Новом Свете: дипломат или миссионер Коминтерна? / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Американа. Выпуск 2. Материалы международной научной конференции «Россия и страны Америки: опыт исторического взаимодействия». Волгоград, 24-26 сентября 1997 года. Волгоград: ВолГУ, 1998. С. 118-132. (1 п.л.)

34. Хейфец В.Л. Начальный период формирования организационных связей Коминтерна и революционного левого движения в Латинской Америке / Хейфец Л.С., Хейфец В.Л. // Хейфец Л.С. Коминтерн в Латинской Америке: формирование и эволюция организационных связей III Интернационала и его национальных секций (от зарождения коммунистического движения до создания Южноамериканского Секретариата ИККИ). СПб.: Наука, 2004. С. 19-40 (1, 3 п.л.).

35. Хейфец В.Л. «Нет империализму!» У истоков Всеамериканской Антиимпериалистической лиги / В.Л.Хейфец, Л.С.Хейфец // Империи и империализм нового и новейшего времени. СПб.: исторический факультет СПбГУ, 2009. С.324-335 (0, 75 п.л.).

36. Хейфец В.Л. «Он хорошо разбирается в проблеме…» К истории написания М.Н.Роем тезисов по национально-колониальному вопросу для II конгресса Коминтерна / В.Л.Хейфец, Л.С.Хейфец // Восточный архив. 2008. Т. 17. С. 89-98 (0, 75 п.л.).

37. Хейфец В.Л. От миссии Бородина до полпредства Александра Макара: развитие и разрыв дипломатических контактов между СССР и Мексикой Традиции Коминтерна в идеологии «левого поворота» / В.Л.Хейфец, Л.С.Хейфец // Под созвездиями Большой Медведицы и Южного креста. Российско-латиноамериканские отношения XVII-XXI веков. Материалы научно–практической конференции, Санкт-Петербург, 25 ноября 2008 г. СПб: издательство Комитета по внешним связям Санкт-Петербурга, 2009. С.98-106 (0,5 п.л.).

38. Хейфец В.Л. Панамериканское бюро Коммунистического Интернационала и Южная Америка. Миссия Генри Аллена // Латиноамериканский исторический альманах. 2002. №3. С.137-150 (0, 75 п.л.).

39. Хейфец В.Л. Петроград, Таврический дворец, 1920 г.: у истоков формирования латиноамериканской политики советской власти и Коминтерна. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. //Международный форум «Санкт-Петербург – окно в Ибероамерику», Санкт-Петербург, 11-12 апреля 2003 г. Сб. докладов. М.: ИЛА РАН, 2003. С. 204-223. (1,25 п.л.)

40. Хейфец В.Л. Полпред А.М. Коллонтай: мексиканский эпизод. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. //Мужчина и женщина: параллельные миры? Вып. 2. СПб: Роза мира, 2005. С. 100-105. (0,25 п.л.)

41. Хейфец В.Л. Провал идеи континентальной революции: деятельность Панамериканского бюро (Американского агентства) Коминтерна / Хейфец Л.С., Хейфец В.Л. // Хейфец Л.С. Коминтерн в Латинской Америке: формирование и эволюция организационных связей III Интернационала и его национальных секций (от зарождения коммунистического движения до создания Южноамериканского Секретариата ИККИ). СПб.: Наука, 2004. С. 40-61 (1, 25 п.л.).

42. Хейфец В.Л. Провал континентальной революции: Коминтерн и эволюция левого движения Мексики в 1919-1921 гг. // Россия в контексте мировой истории. СПб.: Наука, 2002. С. 252-277 (1,5 п.л.).

43. Хейфец В.Л. Российская эмиграция как фактор развития левого движениия в Мексике // Зарубежная Россия. 1917-1939. СПб: «Лики России», 2003. С. 94-101 (0,5 п.л.).

44. Хейфец В.Л. Тина Модотти – нетипичная революционерка. / В.Л. Хейфец, Л.С. Хейфец // Мужчина и женщина: параллельные миры? Вып. 2. СПб: Роза мира, 2005. С. 105-110 (0,25 п.л.).

45. Хейфец В.Л. Традиции Коминтерна в идеологии «левого поворота» // В.Л.Хейфец, Л.С.Хейфец // Под созвездиями Большой Медведицы и Южного креста. Российско-латиноамериканские отношения XVII-XXI веков. Материалы научно–практической конференции, Санкт-Петербург, 25 ноября 2008 г. СПб.: издательство Комитета по внешним связям Санкт-Петербурга, 2009. С.107-111 (0,3 п.л.)

46. Хейфец В.Л. Чарльз Филлипс – мексиканский коммунист: роль компартии США в развитии мексиканского левого движения в 1920-е годы. / В. Л. Хейфец, Л.С. Хейфец. // Исследования международных отношений. Сб. статей. СПб: СПбГУ, 2004. С. 38-55. (1, 2 п.л.)

47. Хейфец В.Л. Фрэнк Симэн – мексиканский делегат в Советской России. / В.Л.Хейфец, Л.С.Хейфец /Americana. Вып. 9: Американцы на Волге, волжане в Америке = Americans on the Volga, Volga People in America: материалы межрегионального научно-практического семинара, посвященного 200-летию установления дипломатических отношений России и США. Волгоград, 5-6 октября 2007г./ Редкол.: А.И. Кубышкин (отв. ред.) [и др.]. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2008. С.144-173 (1, 75 п.л.).

48. Jeifets V. Comunismo en Cuba y México // V.Jeifets, L.Jeifets. // Memoria. Boletin de CEMOS (México, D.F.). 2010. N.1 (239). P. 54-59; N. 2 (240). P. 43-47. (1 п.л.).

49. Jeifets V. El comunismo mexicano en busqueda de su lugar politico /// Actas del 53 Congreso Internacional de Americanistas. México, D.F.: Univ. Iberoamericana, 2010. P. 213-233 (1, 75 п.л.).

50. Jeifets V. El giro a la izquierda en America Latina y el nacimiento del nuevo bolivarianismo: las tradiciones de la Komintern y la actualidad / Jeifets V., Jeifets L. // Ciencias Sociales (Cali, Colombia). Vol. 4 (2009). P. 195-212. (0,8 п.л.)

51. Jeifets V. Julio Antonio Mella: su huelga de hambre y la expulsión del Partido Comunista de Cuba. Una laguna en su biografía. / L. Jeifets, V.Jeifets, R. Ortiz, C. Hazky. // Historias (México). N. 49. P. 107-145. (2, 5 п.л.).

52. Jeifets V. El nacimiento del movimiento comunista en America Latina – los origenes nacionales y la influencia externa. / V.Jeifets, L.Jeifets // IX Congreso de la Federacion Internacional de Estudios de America Latina y el Caribe. FIEALC 99. El Mediterraneo y America Latina. Tel Aviv, 12-15 de abril de 1999. Programa y Libro de Resumenes. Tel Aviv, Universidad de Tel Aviv, 1999. P. 162-163 (0,1 п.л.).

53. Jeifets V. Quien diablos era Andrei? Stanislav Pestkovski. Camarada Andrei. Una tentativa de una investigacion historica. / L. Jeifets, V. Jeifets // Memoria CEMOS. 1999. # 3. P. 21-26. (0, 5 п.л.)

54. Kheyfets V. In search of an adequate strategy: the Comintern and the Soviet diplomacy in Mexico // The International Newsletter of Communist Studies. VIII (2002).No 15 (published jointly with Jahrbuch für historische Kommunismusforschung). (0,1 п. л.).

55. Kheyfets V. Die Komintern und Lateinamerika. Die Geburt einer kontinentalen Internationale / L. Kheyfets, V. Kheyfets. // The International Newsletter of Communist Studies. Vol. 17. 2004. S. 36-45. (0, 6 п.л.)

56. Kheyfets V. Michael Borodin. The First Comintern-emissary to Latin America / L. Kheyfets, V. Kheyfets. // The International Newsletter of Historical Studies on Comintern, Communism and Stalinism. Vol.II. 1994/95. # 5/6. P. 145-149. Vol. III.1996. # 7-8. P. 184-188. (0,8 п.л.)

57. Kheyfets V. Re-reading anew. The history of the Comintern and Communist Parties of Latin America in contemporary studies / V.Kheyfets, L.Kheyfets, B.Baeyerlein // The International Newsletter of Communist Studies. VIII (2002), N 15 (0,4 п.л.).

Комментарии:

Если вы считаете, что какое-то сообщение нарушает Правила, оскорбляет Вас как личность, несёт заведомо ложную информацию, и должно быть удалено, сообщите нам по адресу sergey@rae.ru

Ваше имя
Текст комментария
Введите число с изображения

Антиспам защита

При добавлении комментария Вы соглашаетесь с пользовательским соглашением