RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 16763 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Рябов Виктор Германович

Научная тема: « РОЖДЕНИЕ ЛЕГКИХ МЕЗОНОВ В ЯДРО-ЯДЕРНЫХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯХ ПРИ ЭНЕРГИЯХ √SNN= 62, 200 ГЭВ В ЭКСПЕРИМЕНТЕ ФЕНИКС »

Научная биография   « Рябов Виктор Германович »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 01.04.16

Год: 2009

Отрасль науки: Физико-математические науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Факторы   ядерной   модификации,   измеренные   для   легких   нейтральных   мезонов (п0, K°, η, ω, φ) в d+Au взаимодействиях при энергии √sNN = 200 ГэВ, в пределах ошибок измерений равны единице в области поперечных импульсов pT >2 ГэВ/с, что свидетельствует о слабом влиянии эффектов начального состояния на свойства рождающихся частиц, либо об их взаимной компенсации.
  2. В центральных Au+Au взаимодействиях при энергии √sNN = 200 ГэВ выход всех мезонов подавлен в 1.5-5 раз в области поперечных импульсов pT > 2 ГэВ/с относительно выходов тех же частиц, измеренных в p+p столкновениях и отмасштабированных на соответствующее число парных нуклон-нуклонных столкновений. В области больших поперечных импульсов pT > 5-7 ГэВ/с выход всех адронов одинаково подавлен приблизительно в 5 раз. Отсутствие подобного подавления в d+Au и периферийных Au+Au столкновениях, а также отсутствие подавления для "прямых фотонов" в центральных Au+Au столкновениях при той же энергии взаимодействия свидетельствует о том, что подавление происходит в результате энергетических потерь жестко рассеянных партонов в плотной среде, образующейся в центральных столкновениях ультрарелятивистских ядер.
  3. Эмпирические оценки величины энергетических потерь партонов, основанные на сравнение спектров рождения п0 - мезонов, измеренных в p+p и Au+Au взаимодействиях при энергии √sNN = 200 ГэВ, показывают, что в центральных столкновениях величина потерь достигает значения 0.2, что соответствует 20 % потере энергии жестко рассеянного партона. Величина потерь зависит от числа участвующих во взаимодействие нуклонов как Nαучастн, где: α = 0.58 ± 0.07 при pT > 5 ГэВ/с и Nучастн > 20;а = 0.56 ± 0.10 при pT > 10 ГэВ/с и Nучастн > 20. Данные значения параметра а хорошо согласуются со значением а = 2/3, предсказываемым моделями PQM4 и GLV5.
  4. Сравнение  результатов  измерения  степени  подавления  выхода  п0  -  мезонов  в центральных Au+Au взаимодействиях при энергии √sNN = 200 ГэВ с предсказаниями трех теоретических моделей (PQM, GLV и WHDG6) позволяет оценить значения начальной плотности глюонов dNg/dy и транспортного коэффициента q.  Соответствующие значения этих величин оказываются равными q = 13.2+2,1-3,2 (13.2+6,3 -5,2) в модели PQM, dNg/dy=1400+270-150 (1400+510 -290) в модели GLV и dNg/dy=1400+200-375 (1400+600-540) в модели WHDG на уровне одного  (двух) среднеквадратичных отклонений. Значения начальной глюонной плотности dNg/dy, соответствующие моделям GLV и WHDG, хорошо согласуются с оценками, полученными из других измерений, например множественности частиц или эллиптического потока . Данные значения также позволяют оценить максимальную начальную плотность энергии в центральных Au+Au взаимодействиях, ε0 « 20 ГэВ/фм3. Данное значение на два порядка величины превышает плотность энергии в холодной ядерной материи. Очень большое значение транспортного коэффициента < q > предполагает, что образующаяся среда наиболее вероятно состоит из сильно взаимодействующих партонов, а не из газа квазисвободных частиц.
  5. Относительный выход (анти)барионов существенно превышает выход мезонов в области промежуточных поперечных импульсов 1.5 < pT (ГэВ/с)< 4.5 в центральных Au+Au взаимодействиях при энергии √sNN = 200 ГэВ. Данный эффект проявляется в трехкратном увеличении отношений выходов p / п и p / п с ростом центральности столкновений, а также в существенном различие (3-5 раз) степеней подавления выходов барионов и мезонов в данной кинематической области. Эффекты начального состояния, такие как эффект Кронина, не позволяют описать наблюдаемое различие в выходах (анти)барионов и п - мезонов.
  6. Степень подавления выхода ф - мезонов в центральных Au+Au столкновениях при энергии √sNN = 200 ГэВ в области промежуточных поперечных импульсов отличается как от более легких п0 и п - мезонов, так и от (анти)барионов, занимая промежуточное положение (но ближе к легким мезонам, чем к (анти)барионам).
  7. В d+Au и Au+Au взаимодействиях при энергии √sNN = 200 ГэВ не наблюдается изменений спектральных свойств векторных со и ф - мезонов, которые могли бы ожидаться в случае восстановления киральной симметрии. Интегральные выходы ф - мезона, измеренные в адронном (K+K-) и диэлектронном (е+е-) каналах распада в Au+Au взаимодействиях при энергии √sNN = 200 ГэВ, согласуются в пределах ошибок измерений.
  8. Сравнение  результатов  измерения  температур   и  интегральных  выходов  φ, п  и K - мезонов в p+p, d+Au и Au+Au взаимодействиях при энергии √sNN = 200 ГэВ свидетельствует о схожести механизмов рождения странных К - мезонов и ф - мезонов, обладающих скрытой странностью. Постоянство температуры при различной центральности столкновений говорит о слабом влиянии радиального коллективного потока на свойства рождающихся φ - мезонов, что является следствием малости величины сечения адронных взаимодействий. Результаты измерений также противоречат предсказаниям моделей RQMD и UrQMD8 , в которых основным механизмом рождения φ - мезонов является коалесценция K - мезонов (KK - φ).
  9. Инклюзивные дифференциальные сечения рождения мезонов (п, K, η, ω, η´ и φ), измеренные в p+p столкновениях при энергии √sNN = 200 ГэВ в области поперечных импульсов 0.2 < pT (ГэВ/с) < 20, в пределах статистических и систематических неопределенностей могут быть описаны функцией Леви при использовании всего девяти параметров. Такая аппроксимация предполагает существование жесткой связи между амплитудами жестких и мягких процессов, а также наличие универсального масштабирования измеренных спектров по поперечной массе. Сечения рождения адронов, измеренные в базовых p+p столкновениях при энергии √sNN = 200 ГэВ, могут быть описаны расчетами, выполненными в рамках пертурбативных методов КХД. Это говорит о теоретическом понимании механизмов рождения адронов в области больших поперечных импульсов в нуклон-нуклонных столкновениях и возможности использования высокоэнергетичных частиц в качестве калибровочных пробников при изучении А+А взаимодействий.
  10. Относительные выходы легких мезонов (ω/п0, φ/п0,  Кs0/п0, η|/п0 и η´/п0) в p+p взаимодействиях при энергии = 200 ГэВ в области больших поперечных импульсов pT > 2-3 ГэВ/с слабо зависят от импульса рождающихся частиц. Аппроксимация отношений константой   дает   значения   равные:   ω/п0   =   0.81   ±   0.04   (стат.)   ±   0.07   (сист.), φ/п0 = 0.16 ± 0.01 (стат.) ± 0.02 (сист.), Кs0/п0= 0.45 ± 0.01 (стат.) ± 0.05 (сист.), η|/п0= 0.48 ± 0.02 (стат.) ± 0.02 (сист.) и η´/п0 = 0.23 ± 0.01 (стат.) ± 0.01 (сист.). Измеренные отношения определяют относительные вероятности фрагментации партонов в данный тип мезонов. Измеренные отношения плохо согласуются с предсказаниями генератора событий PYTHIA10, что свидетельствует о несоответствие параметров модели экспериментальным наблюдениям.
  11. Созданные дрейфовые камеры центральной трековой системы эксперимента ФЕНИКС удовлетворяют всем предъявляемым требованиям и обеспечивают высокую эффективность восстановления треков заряженных частиц (~ 100%) и высокое импульсное разрешение (δp/p ~ 1%p) в специфических условиях, реализуемых на коллайдере RHIC.

Список опубликованных работ

1. Riabov V.G. Drift chambers for the PHENIX central tracking system // Nucl. Instr. Meth. -1998. -V.419. -P.363-369.

2. Adcox K, Riabov V. et al. PHENIX detector overview // Nucl. Instr. Meth. -2003. -V.499. -P.469-479.

3. Adcox K., Riabov V. et al. PHENIX central arm tracking detectors // Nucl. Instr. Meth. -2003. -V.499. -P.489-507.

4. Adler S.S., Riabov V. et al. Absence of suppression in particle production at large transverse momentum in √SNN = 200 GeV d+Au collisions // Phys. Rev. Lett. -2003. -V.91. -P.072303.

5. Adler S.S., Riabov V. et al. Suppressed п0 production at large transverse momentum in central Au+Au collisions at √SNN = 200 GeV // Phys. Rev. Lett. -2003. pV.91. -P.072301.

6. Adler S.S., Riabov V. et al. Scaling properties of proton and antiproton production in = 200 GeV Au+Au collisions // Phys. Rev. Lett. -2003. -V.91. -P.172301.

7. Adler S.S., Riabov V. et al. Production of ф - mesons at mid-rapidity in √SNN = 200 GeV Au+Au collisions at RHIC // Phys. Rev. C. -2005. -V.72. -P.014903.

8. Ryabov V. First measurement of the omega-meson production at RHIC by PHENIX // Nucl. Phys. A. -2006. -V.774. -P.774-738.

9. Adler S.S., Riabov V. et al. Common suppression pattern of high pT п and п0 in Au+Au at √SNN = 200 GeV // Phys. Rev. Lett. -2006. -V.96. -P.202301.

10. Adler S.S., Riabov V. et al. Production of omega meson at large transverse momenta in p+p and d+Au collisions at √SNN = 200 GeV // Phys. Rev. C. -2007. -V.75. -P.051902.

11. Adler S.S., Riabov V. et al. High transverse momentum r|-nieson production in p+p, d+Au and Au+Au collisions at √SNN = 200 GeV // Phys. Rev. C. -2007. -V.75. -P.024909.

12. Adare A., Riabov V. et al. Inclusive cross section and double helicity asymmetry for п0 ptoduction in p+p collisions at Vs=200 GeV // Phys. Rev. D. -2007. -V.76. -P.051106.

13. Ryabov V. Measurement of the multi-hadron decays of omega, K° and r|-mesons in heavy ion collisions at ^/s^N" = 200 GeV in the PHENIX experiment at RHIC // Int. J. Mod. Phys. E. -2007. -V.16. -P.1864-1869.

14. Riabov V. Measurement of the light mesons by the PHENIX experiment at RHIC // J. Phys. G. -2008. -V.35. -P.044030.

15. Adare A., Riabov V. et al. Suppression pattern of neutral pions at high transverse momentum in Au+Au collisions at √SNN = 200 GeV and constraints on medium transport coefficients // Phys. Rev. Lett. -2008. -V.101. -P.232301.

16. Adare A., Riabov V. et al. Quantitative constraints on the transport properties of the hot partonic matter from semi-inclusive single high transverse momentum pion suppression in Au+Au collisions at √SNN = 200 GeV // Phys. Rev. C. -2008. -V.77. -P.064907.

17. Иванищев Д.А., Рябов В.Г. и др. Измерение легких скалярных мезонов через многочастичные каналы распада не эксперименте ФЕНИКС // Известия РАН. Серия физическая, -2008. -V.72. -P.766-772.

18. Иванищев Д.А., Рябов В.Г. и др. Рождение легких векторных мезонов в ядро-ядерных столкновениях на ускорителе RHIC, измеренное спектрометром PHENIX // Известия РАН. Серия физическая, -2008. -V.72. -P.1592-1598.

Комментарии:

Если вы считаете, что какое-то сообщение нарушает Правила, оскорбляет Вас как личность, несёт заведомо ложную информацию, и должно быть удалено, сообщите нам по адресу sergey@rae.ru

Ваше имя
Текст комментария
Введите число с изображения

Антиспам защита

При добавлении комментария Вы соглашаетесь с пользовательским соглашением