RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 16409 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Зима Татьяна Юрьевна

Научная тема: « РУССКОЕ МУЗЫКАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО КАК СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ ЯВЛЕНИЕ В РОССИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX – НАЧАЛА XX ВЕКОВ »

Научная биография   « Зима Татьяна Юрьевна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 24.00.01

Год: 2015

Отрасль науки: Культурология

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:
1. В процессе реконструкции целостной картины деятельности Русского Музыкального общества (РМО) становится очевидным, что РМО следует признать организационно-творческой новацией в музыкальной культуре Российской империи пореформенного периода и целостной социокультурной системой общегосударственного масштаба, выстраиваемой на протяжении всех лет своего существования. РМО, учреждѐнное в Петербурге в 1859 году и вслед за ним, уже через год, открытое ему подобное в Москве, разрослось к маю 1917-го (последний съезд РМО) до 54-х Отделений, причѐм пятьдесят четвертое было учреждено в Вятке в 1916-м - за год до Октябрьского переворота, изменившего весь ход российской истории. За более чем полувековой период своего функционирования это локальное сообщество удивительным образом самоорганизовывалось; некоторые Отделения как открывались, так и по разным причинам закрывались. Но эти обстоятельства сказывались лишь на местных музыкальных ландшафтах, не затрагивая базовые принципы данной коллективной организации в целом и не отражаясь негативно на жизнедеятельности всего этого социокультурного феномена. Данное положение легко доказуемо на примере Нерчинска и Иркутска.

2. Изучаемая социокультурная реалия (РМО) могла появиться и развиваться лишь при трѐх обязательных условиях: 1. Когда имелся носитель идеи (подвижник). 2. Когда был налицо соцзаказ и 3. Когда идея и потребность в ней со стороны социума подкреплялась финансами. Эти наиглавнейшие составляющие укладываются в предлагаемую нами «формулу триединства»/триаду, только согласно которой и могло возникнуть-развиваться РМО и каждое из его Отделений в отдельности. Согласно нашему заключению, если в этой триаде - «идееносец-соцзаказ- финансы» - выпадало хоть одно звено, всѐ начинание автоматически переходило в категорию мѐртворожденного и прекращало своѐ существование, что в настоящем исследовании подтверждается конкретными примерами.

3. Ключевым моментом, срабатывающим на положительный результат деятельности анализируемого объекта, следует считать следующее обстоятельство: обеспечение перманентного соучастия государственной администрации - представители императорской фамилии не только помогали в создании РМО, но и на протяжении всего периода его существования покровительствовали ему, оказывая всемерную помощь (феномен подвижничества).

•4.        Благодаря воскрешению забытых в советское время имѐн конкретных лиц, знаковых личностей провинциальных отделений РМО-ИРМО-РМО и оценке их реальных заслуг стало возможным проанализировать процесс превращения индивидуального проекта Антона Рубинштейна в стройную систему государственного масштаба, изменившую парадигму музыкальной культуры Российской империи в рассматриваемый исторический период. Изучение «пространства собственных имѐн» (по Ю. Лотману) членов РМО позволяет значительно пополнить научные культурологические и музыковедческие знания.

•5.        РМО-ИРМО-РМО, являясь одной из основных реализаций государственной культурной политики России, не нарушая музыкальной специфики того или иного региона, способствовало «осмысленной корректировке общего содержания отечественной культуры» (А. Флиер). В пользу этого тезиса говорят организационно-творческая динамика Императорского Русского Музыкального общества и манифестируемые результаты его деятельности.

В целом же, в масштабах огромной евразийской страны ИРМО, как специализированная структура, планомерно посредством своей концертно-просветительской и педагогической деятельности внедряло (вербально и невербально) в сознание людей несвойственный до середины XIX века российскому музыкальному пространству «культурный код». Тем самым РМО со своими провинциальными Отделениями и при них специальными учебными заведениями европеизированного типа переформатировало содержание всей музыкальной среды Российской империи рассматриваемого периода.

6. За четверть века после открытия Петербургской и Московской консерваторий в России уже сформировался совершенно новый класс людей - класс отечественного музыканта-профессионала, оттеснившего с ведущих позиций (как было ранее) педагогов-иностранцев. Выпускники столичных российских консерваторий с дипломами «свободных художников» пополняли педагогические коллективы периферийных учебных заведений РМО/ИРМО, одновременно выступая там и в иных ипостасях - концертанта, аккомпаниатора гастролѐрам и проч. Их профессионализм наряду с энтузиазмом местных меломанов дополняли исторически сложившуюся провинциальную музыкальную культуру новыми формами бытования музыки и тем самым постепенно еѐ трансформировали.

7. Помимо Августейших особ, европеизации российской музыкальной культуры активно способствовали «государевы люди» (высокопоставленные сановники различных рангов - сенаторы, губернаторы, главы городов, влиятельные местные чиновники) как в столицах, так и во всех провинциях, где разворачивались действия отделений ИРМО. Их индивидуально-творческая социализация не только обогащала личную жизнь каждого, а и практически регулировала единый, целостный процесс развития Императорского Русского Музыкального общества, придавая ему свойства упорядоченности и устойчивости. Через ИРМО усилиями креативных личностей/субъектов культуры на российской почве прививались и успешно развивались новые формы бытования музыки: 1) регулярная публичная концертная практика, постоянно наполнявшаяся новым ценностно-смысловым содержанием (особенно в части популяризации сочинений русских композиторов) и 2) профессионально-музыкальные учебные заведения.

8. Среди солидного корпуса провинциальных культуртрегеров России особая роль принадлежала женщинам. Помимо традиционно «позволенной» им благотворительности, они стали играть и иные социально значимые роли; гендерный фактор наилучшим образом сказывался на концертном менеджменте Российской империи, и особенно в отечественной педагогике.

9. Проводимые ИРМО концерты, посвященные социально значимым юбилеям (например, круглой дате победы в войне 1812 года, 200-летию Петра Первого, столетней годовщине А.С. Пушкина, 300-летиям Петербурга и Дома Романовых), способствовали упрочению патриотического духа всех слоѐв многонационального российского общества. В русле этой тенденции составлялись и концертные программы, в которые регулярно включались музыкальные творения, созданные талантом русских композиторов (обязательными в них оказывались премьерные исполнения), типология концертов дополнялась так называемыми «Патриотическими концертами» и т.д.

10. Основатель Русского Музыкального общества, пианист и один из первых обладателей диплома Петербургской консерватории со званием «свободный художник» А.Г. Рубинштейн начал «прорубать окно» для презентации творческих достижений своего детища сначала в Европу, а затем и за океан, где в 1872-1873 гг. в шестидесяти американских городах дал 125 концертов и тем самым построил мост между Россией и США. После гастролей там П.И. Чайковского академическая русская музыка была окончательно признана мировой музыкальной общественностью. Столь грандиозный путь был пройден за колоссально короткий временной период, причѐм тот период, во время которого в границах Российской империи активно шла закладка фундамента системы отечественного профессионального музыкального образования. В этом и заключались основополагающие смыслы такого социокультурного явления, как Русское Музыкальное общество.

11. Перемены, проходившие под генеральным лозунгом новой власти в России о «разрушении до основания, а затем...», не в силах были прервать заложенные Русским Музыкальным обществом концертные и педагогические традиции, заглушить культурную память, нарушить преемственность создавшихся русских исполнительских школ и полностью ликвидировать существовавшие профессиональные музыкально-учебные заведения. В этом крылась главная доминирующая особенность (Императорского) Русского Музыкального общества.

Список опубликованных работ

Монографии

1. Куперт, Т.Ю. Музыкальное прошлое Томска (в письмах к А.Г. Рубинштейну) /Т.Ю. Куперт. – Томск: Правда Севера, 2006. –786 с.

2. Куперт-Зима, Т.Ю. Императорский Дом и Русское Музыкальное общество: монография /Т.Ю. Куперт-Зима. – М., МГУКИ, 2014. – 288 с.

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ

1. Зима, Т.Ю. Антон Рубинштейн – социокультурный феномен и организатор музыкального дела в России /Т.Ю. Зима // Вестник МГУКИ. – 2012, № 4. – С. 230-235.

2. Зима, Т.Ю. Участие Императорского Двора в становлении и развитии Русского Музыкального общества (1859-1917). Ч.1 /Т.Ю. Зима // Вестник МГУКИ. – 2013. №1. – С.244-249.

3. Зима, Т.Ю. Участие Императорского Двора в становлении и развитии Русского Музыкального общества (1859-1917). Ч. 2 /Т.Ю. Зима // Вестник МГУКИ. – 2013. – с. № 2. – С. 238-242.

4. Зима, Т.Ю. Ректор Императорского Томского университета Н.А. Гезехус и музыка. Вокруг одного письма /Т.Ю. Зима //Вестник ТГУ. – 2013. – № 370 (май). – С.87-93.

5. Зима, Т.Ю. Гендерный фактор в деятельности Томского отделения Императорского Русского Музыкального общества и в становлении музыкальных учебных заведений Томска (конец XIX – начало XX вв.). /Т.Ю. Зима // Вестник ТГПУ. – 2013. – № 5. – С. 212-218.

6. Зима, Т.Ю. Вклад томской профессуры в развитие музыкальной культуры города в конце XIX–начале XX вв. /Т.Ю. Зима //Вестник ТГУ. – 2013. – № 5 (25). – С.138-144.

7. Зима, Т.Ю. Участие женщин в просветительской деятельности Отделений Императорского Русского Музыкального общества во второй половине XIX-начале XX века /Т.Ю. Зима // Вестник МГУКИ. – 2013. – № 5 (55). – С.58-63.

8. Зима, Т.Ю. Императорское Русское Музыкальное общество в годы Первой мировой войны /Т.Ю. Зима // Вестник МГУКИ. – 2014. – № 5. – С. 80-88.

9. Зима, Т.Ю. Томское отделение Императорского Русского Музыкального общества как социокультурный феномен Сибири конца XIX– начала XX вв. /Т.Ю. Зима // Обсерватория культуры. – 2014. – № 3. – С. 78-83.

10. Зима, Т.Ю. Формирование системы профессионального музыкального образования в Сибири и на Дальнем Востоке в конце XIX– начале XX вв. /Т.Ю. Зима // Вестник ТГПУ. – 2014. – № 3. – С. 179-183.

11. Зима, Т.Ю. Деятельность великого князя Константина Константиновича Романова (К.Р.) на посту вице-председателя Императорского Русского Музыкального общества /Т.Ю. Зима // Вестник МГУКИ. – 2014. – № 1. – С. 99-105.

12. Зима, Т.Ю. Императорское Русское Музыкальное общество в образовательном пространстве российских провинций (конец XIX – начало XX века) /Т.Ю. Зима // Образование и общество. – 2014. – № 2 (85). – С. 94-99.

13. Зима, Т.Ю. Российская периодическая печать как зеркало деятельности отделений Императорского Русского Музыкального общества во второй половине XIX – начале XX века /Т.Ю. Зима //Вестник МГУКИ. – 2014. – № 3. – С. 75-83.

14. Зима, Т.Ю. Музыкально-образовательная среда в предконсерваторский период истории русской музыки /Т.Ю. Зима // «European Social Science Journal». – 2014. – № 7. - Т.3. – С. 407-414.

15. Зима, Т.Ю. Роль российских губернаторов в открытии и функционировании отделений Русского Музыкального общества во второй половине XIX – начале XX веков /Т.Ю. Зима // Вестник МГУКИ. – 2015. – № 1. – С. 82 – 88.

Комментарии:

Если вы считаете, что какое-то сообщение нарушает Правила, оскорбляет Вас как личность, несёт заведомо ложную информацию, и должно быть удалено, сообщите нам по адресу sergey@rae.ru

Ваше имя
Текст комментария
Введите число с изображения

Антиспам защита

При добавлении комментария Вы соглашаетесь с пользовательским соглашением