RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 16796 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Воробьёв Игорь Станиславович

Научная тема: « КАНТАТНО-ОРАТОРИАЛЬНЫЙ ЖАНР В СОВЕТСКОЙ МУЗЫКЕ 1930–1950-Х ГОДОВ: К ПРОБЛЕМЕ СОЦРЕАЛИСТИЧЕСКОГО «БОЛЬШОГО СТИЛЯ» »

Научная биография   « Воробьёв Игорь Станиславович »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 17.00.02

Год: 2013

Отрасль науки: Искусствоведение

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. В контексте советской музыкальной культуры 1930-1950-х годов кантатно-ораториальный жанр играет роль жанровой доминанты музыкального «большого стиля», компенсируя или дополняя функциональную ограниченность диапазона массовой песни, программных симфонических жанров, оперы и балета. Кантаты и оратории смогли органично синтезировать  демократичность и вокальную пластику песенности, масштаб симфонического развертывания, сюжетно-программную конкретность театральной музыки. Доминантность жанра была обусловлена также его значимой социальной ролью. Никакой другой жанр не мог отражать с такой очевидностью официальную и одновременно новую «обиходную» функции музыки, а именно: репрезентировать советскую идеологию и мифологию, на аллюзивном уровне «реконструируя» черты религиозного обряда. Важную роль в процессе кристаллизации доминантного статуса кантатно-ораториального жанра сыграла также его ориентированность на массового слушателя.
  2. А) в послереволюционную эпоху (1917-1932) и начальный период тоталитарного искусства (1932-1935) кантатно-ораториальный жанр находится в состоянии синкретической спаянности с другими вокально-симфоническими жанрами, не образуя еще самостоятельной жанровой ниши. Ведущую роль в послереволюционное пятнадцатилетие в жанровой иерархии вокально-симфонической музыки играет симфония с хором и близкие к ней жанры (прежде всего симфоническая поэма с хором), поскольку именно они оказываются выразителями революционной мифологии. Эмансипация кантатно-ораториального жанра происходит на фоне установления тоталитарного режима и, как следствие, тоталитарной мировоззренческой парадигмы; б) в 1936-1947 годах кантатно-ораториальный жанр выходит на уровень жанровой доминанты музыкального «большого стиля». В это время его структура предстает в качестве разветвленной системы самостоятельных жанровых форм и «микстов», что указывает  на интенсивность поисков адекватного художественного «зеркала» государственной мифологии. Не меньшей широтой обладает и содержание кантат и ораторий, охватывающее фактически все тематические ниши сталинской культуры и обнаруживающее действие основополагающих канонов соцреализма; в) поздний период сталинского искусства (1948-1953) переводит кантату и ораторию в «литургическое», «новорелигиозное» русло, инициируя создание произведений, отличающихся высокой степенью каноничности на всех уровнях текста. В это время кантатно-ораториальная музыка с наибольшей очевидностью демонстрирует свойства, которые позволяют ей полномасштабно отражать «культово-религиозное» назначение тоталитарного искусства в целом.
  3. В процессе эволюции формируется стилевой канон жанра, который, учитывая многообразие конкретных художественных форм и индивидуальных драматургических стратегий, следует трактовать в качестве инварианта с присущими ему следующими ключевыми признаками: а) первичностью репрезентации мифологического (в категориях советской мифологии) «сюжета»; б) выведением на первый план песенности как доминирующего жанрового признака; в) наличием в кантатах и ораториях «большого стиля» праздничного финала-апофеоза (или коды); г) доминированием в тональном развитии мажорного наклонения; д) формированием в результате взаимодействия вербального и музыкального текстов квазилитургического текста.
  4. Кантатно-ораториальный жанр в рассматриваемый период выступил последовательным ретранслятором соцреалистической парадигмы, поскольку специфика жанра, связанного с мифологизированным словом, позволяла в единстве раскрывать центральные каноны соцреализма, такие как идейность, партийность, народность, «изображение действительности в ее революционном развитии» и т. п.
  5. Кантатно-ораториальный жанр можно считать наглядным примером нарративной практики сталинского искусства, целью которой в условиях тотальной мифологизации общества являлось донесение до массового субъекта не специфически художественного, а мифологического содержания.

Список опубликованных работ

Монографии:

1. Воробьев И. Русский авангард и творчества Александра Мосолова 1920–1930-х годов / И. Воробьев. – СПб.: «Композитор», 2006. – 324 с. (20, 25 п. л.). – ISBN 5-7379-0310-9.

2. Воробьев И. Композиторы русского авангарда / И. Воробьев, А. Синайская. – СПб.: «Композитор», 2007. – 160 c. (10 п. л.). – ISBN 978-5-7379-0337-4.

3. Воробьев И. Соцреалистический «большой стиль» в советской музыке (1930–1950-е годы) / И. Воробьев. – СПб.: «Композитор», 2013. – 688 с. (43 п. л.). – ISBN 978-5-7379-0700-6.

Публикации в периодических и продолжающихся изданиях, рекомендованных ВАК РФ для публикации основных результатов диссертационного исследования:

1. Воробьев И. «Большой стиль» и тоталитарное искусство / И. Воробьев // Пространство культуры. – 2012, № 4. – С. 9–20. (0,5 п. л.).

2. Воробьев И. Кантата и оратория в контексте «большого стиля» советской музыки / И. Воробьев // Opera musicologica. – 2012, № 4 [14]. – С. 74–96. (0,5 п. л.).

3. Воробьев И. «Октябрь» Николая Рославца как модель кантаты соцреалистического «большого стиля» / И. Воробьев // Музыкальная академия. – 2013, №1. – С. 75–80. (0,5 п. л.)

4. Воробьев И. «Поэтическое либретто» симфонии-кантаты Ю. Шапорина «На поле Куликовом»: к вопросу о семантической модуляции блоковского текста / И. Воробьев // Музыка и время. – 2013, № 1. – С. 11–14. (0,3 п. л.).

5. Воробьев И. Соцреализм как «третья эстетика» в художественной культуре СССР 1920-х годов / И. Воробьев // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2012, № 12 (26), часть 3. – С. 45–48. (0,5 п. л.).

6. Воробьев И. «Теория» языкознания И. В. Сталина и ее отражение в музыкальной науке начала 1950-х годов / И. Воробьев // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2013, № 1 (27), часть 2. – С. 58–62. (0,5 п. л.).

7. Воробьев И. Черты утопии и антиутопии в творчестве А. Мосолова 1920-х – начала 1930-х годов / И. Воробьев // Музыкальная академия. – 2012, № 4. – С. 59–66. (0,5 п. л.).

Научные статьи в журналах и сборниках:

1. Воробьев И. «Большой стиль» эпохи тоталитаризма в СССР и пролетарское искусство (Музыкальные и немузыкальные параллели) / И. Воробьев // Альманах современной науки и образования. – Тамбов: «Грамота», 2008. – №6 (13): Исторические науки, философские науки, искусствоведение, культурология, политические науки, юридические науки и методика их преподавания: В 2-х ч. – Ч. 1. – С. 42–46. (0, 5 п. л.).

2. Воробьев И. Новорелигиозная» миссия тоталитарного искусства на примере кантатно-ораториального творчества советских композиторов 1930–1950-х годов [Электронный ресурс] / И. Воробьев // Вестник РАМ имени Гнесиных. – 2011, № 2. – www.vestnikram.ru – 9 c. (0,4 п. л.).

3. Воробьев И. Пролог [Вступительная статья] / И. Воробьев // Русский авангард. Манифесты, декларации, программные статьи / Авт.-сост. И. Воробьев. – СПб.: «Композитор», 2008. – С. 5–24 (0,75 п. л.).

4. Воробьев И. Симфоническая антиутопия как осознанная необходимость (историко-культурный контекст Первой симфонии Г. Н. Попова) / И. Воробьев // Musicus. – 2009, №4 (17). – С. 13–23. (0,75 п. л.)

5. Воробьев И. Тоталитарная утопия в советской музыке 1930–1950-х годов (на примере 2-й симфонии Г. Н. Попова) / И. Воробьев // Актуальные проблемы мировой художественной культуры: Материалы международной научной конференции, посвященной памяти профессора У. Розенфельда (Гродно, 5–6 апреля 2012 г.). В 2-х частях. Часть I. – Гродно: ГрГУ, 2012. – С. 251– 257. (0,25 п. л.).

6. Vorobyev I. Derivative Replication in Soviet Art of the 1930–1950s (With the Example of Friedrich Ermler’s Film “She is Defending the Motherland” and Gavriil Popov’s Second Symphony ‘The Motherland”) / I. Vorobyev // Principles of Music Composing: Links between Musical and Visual Arts. 12th International Music Theory Conference. Vilnius, October 16–19, 2012. [Abstracts] – P. 50–52. (0,1 п. л.)

7. Vorobyev I. The Avant-garde as a prototype of totalitarian art (sketches towards the history of the musical and non-musical Avant-garde) / I. Vorobyev // Principles of Music Composing: Musical Archetypes. 8th International Music Theory Conference. Vilnius, April 23–25, 2008. – P. 45–57. (0, 5 п. л.).

Статьи, переведенные на английский язык:

1. Vorobyev I. The “New Religious” Mission of Totalitarian Art in the Example of the Cantata and Oratorio Genres in the Works of Soviet Composers of the 1930s–1950s / I. Vorobyev // Principles of Music Composing: Sacred Music. 10th International Music Theory Conference. Vilnius, October 20–22, 2010. – P. 95–100. (0,4 п. л.).

2. Vorobyev I. The Simphonic Anti-utopia as a Conscious Necessity. (Certain Features of Soviet Symphonic Composition of the 1920s and Early 1930s on the Example of Gavriil Popov’s First Symphony) / I. Vorobyev // Principles of Music Composing: Orchestra as a Phenomenon. 9th International Music Theory Conference. Vilnius, April 20–24, 2009. – P. 124–137. (0,75 п. л.).

Комментарии:

Если вы считаете, что какое-то сообщение нарушает Правила, оскорбляет Вас как личность, несёт заведомо ложную информацию, и должно быть удалено, сообщите нам по адресу sergey@rae.ru

Ваше имя
Текст комментария
Введите число с изображения

Антиспам защита

При добавлении комментария Вы соглашаетесь с пользовательским соглашением