RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 16488 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Кузьминова Елена Александровна

Научная тема: « ГРАММАТИКИ ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКОГО ЯЗЫКА В КУЛЬТУРНО-ЯЗЫКОВОМ ПРОСТРАНСТВЕ РОССИИ XVI–XVIII ВВ. »

Научная биография   « Кузьминова Елена Александровна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 10.02.01

Год: 2012

Отрасль науки: Филологические науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Формированию на великорусской территории собственных лингвоконцеп-туальных схем способствовало обращение к приобретениям культуры Юго-Западной Руси - грамматикам Лаврентия Зизания и Мелетия Смотрицкого. Процесс вхождения грамматики в Великороссию осложняло активное неприятие в начале XVII в., когда господствующей идеологической установкой являлся «культурный изоляционизм»8, юго-западнорусской книжности в целом. В этот период создаются рукописные версии ГЗ (Г1, Г2, Г3), свидетельствующие о скрытом конфликте двух культурно-языковых моделей - восточной и западной. Их «состязательный», полемический характер проявляется в радикальных изменениях, внесенных в ГЗ как на уровне системы кодифицированных языковых элементов, так и на уровне их интерпретации. Г1, Г2, Г3 демонстрируют абсолютное неприятие самой идеи грамматики как описания системы словоизменения, системы элементов, организованных в парадигмы. В соответствии с традиционными представлениями о грамматике как науке об элементах кода церковнославянского письма великорусские книжники трансформируют ГЗ в орфографическое руководство, изменяя тем самым ее содержательный статус, т.е. адаптируют ГЗ к своим культурно-языковым потребностям. Развернутая морфологическая стратификация, являющаяся принципиально новым явлением в восточнославянской филологической культуре, либо полностью устраняется из текста грамматики (Г2 и Г3), либо подвергается значительному усечению и преобразованию по модели, заданной в «грамматическом каноне» православия - статье «О Эсмихы частэхы слова» (Г1). Принимая в целом наиболее традиционный пласт ГЗ - орфографию, книжники отказываются от инноваций Лаврентия Зизания, изменяют предложенные им интерпретации языковых фактов, которые отличались от принятых в филологических сочинениях, бытовавших в Московской Руси.
  2. Рукописные версии ГЗ, по времени своего создания приближающиеся к середине XVII в., когда в столкновении Востока и Запада «побеждает Киев»9 и изоляционизм сменяется универсализмом, отражают уже иное, изменившееся от ношению к книжности Юго-Западной Руси (Г4, Г5 Г6 и Г7). Великорусские книж ники в целом принимают грамматику Лаврентия Зизания как тип описания языка, подвергая ее относительно небольшим изменениям, что позволяет говорить о «со гласительном» характере созданных ими версий. Данные изменения состоят во введении в исходный текст ГЗ «знаков» ее легитимности, «правоверности», откры вающих доступ «литовской грамматике» в Московскую Русь, - текстов, в которых так или иначе обосновывается необходимость изучения «грамматической хитро сти», рассматривающейся как средство познания Богооткровенной истины (цитат из догматических сочинений, излагающих основы христианского вероучения, - «Большого Катехизиса» Л. Зизания 1627 г., «Кирилловой книги» 1644 г., «Слов..»
  3. Максима Грека, фрагментов «Сказан1я како состави стьъи кирилы философы азбуку»). Вместе с тем многочисленные ошибки, допущенные создателями Г4, Г5, Г6 и Г7 при воспроизведении парадигм ГЗ, свидетельствуют об их неготовности к аналитическому восприятию языка и освоению грамматической систематизации форм.
  4. Во всех рукописных версиях ГЗ, созданных на протяжении первой половины XVII в., проявляется тенденция привести язык ГЗ на структурно-функциональном уровне в соответствие с нормой церковнославянского языка великорусского извода. Последовательным и регулярным исправлениям подвергаются те формы ГЗ, которые, будучи нормативными в юго-западнорусском изводе церковнославянского языка, находятся за пределами либо на периферии нормы в Московской Руси.
  5. Неприемлемым для великорусских книжников является кодифицированный Лаврентием Зизанием способ реализации принципа антистиха - графико-орфографической дифференциации омонимичных форм. Во всех рукописях осуществляются исправления, в результате которых устраняется заданное в ГЗ снятие омонимии посредством оппозиционных графем; в Г1 предложена альтернативная система разграничения грамматических омонимов на орфографическом уровне.
  6. Интенсификация к середине XVII в. книжной справы приводит к усилению метаязыковой рефлексии, к осознанию необходимости применения грамматических критериев, что определяет обращение справщиков Московского печатного двора к грамматике Мелетия Смотрицкого, задающей «прескриптивный максимум» церковнославянского языка, и осуществление в 1648 г. ее второго издания, - ГМ. Призванная служить теоретической основой и инструментом для решения задач конфессионального редактирования, ГМ была принципиально дистанцирована от ГС как на концептуальном, так и на формальном уровне.
  7. Концепция грамматики как разновидности богословия, средства постижения сущности Божественных догматов, Божественной правды через сакральный текст, получает развернутое обоснование в новом предисловии, которым в ГМ заменено прагматически ориентированное предисловие М. Смотрицкого.
  8. Радикальная переработка, которой были подвергнуты части ГС «Э [рфо-граф1и» и «Э прос[д1и», демонстрирует приверженность московских редакторов наиболее авторитетному в Великороссии разделу ГЗ - орфографическим канонам, а также традиционным орфографическим руководствам, призванным обеспечить стабилизацию рукописной традиции.
  9. Осуществленная в ГМ коррекция системы грамматических норм ГС отражает как различие двух изводов церковнославянского языка - великорусского и юго-западнорусского, так и различие кодификаторских установок М. Смотрицкого и московских издателей. В своей кодификации М. Смотрицкий руководствовался двумя базовыми принципами - принципом вариативности, реализованным в фиксации вариантных форм как в пределах одного словоизменительного типа (подтипа), так и в пределах парадигмы одного слова10, и принципом дифференциации омонимичных форм, реализованным преимущественно на графико-орфографи-ческом уровне как принцип антистиха11. Принцип вариативности вызвал критическую реакцию московских издателей: унификация, ограничивающая заданную в ГС немотивированную вариативность, является одной из ведущих тенденций осуществленной ими справы. Принцип дифференциации омонимичных форм получил в ГМ свое дальнейшее развитие. С одной стороны, Михаил Рогов и Иван Наседка, в отличие от М. Смотрицкого, наряду с принципом антистиха преодолевают омонимию и другим способом - грамматическим, предполагающим дистрибуцию разных флексий. С другой стороны, московские книжники экстраполируют использованные М. Смотрицким орфографические средства на другие грамматические позиции, не противопоставленные в ГС. В результате состав грамматических позиций, вовлеченных в противопоставление, в ГМ по сравнению с ГС расширен.
  10. Несоответствие новых разделов, включенных в текст ГМ (сводной таблицы окончаний и грамматического разбора форм), языковому и метаязыковому материалу грамматики показывает, что у московских справщиков, т.е. законодателей книжной нормы своего времени и адептов грамматического подхода, не было сформировано умение пользоваться классификациями и рекомендациями издаваемой ими грамматики и применять её правила при анализе конкретного языкового материала. Таким образом, в Московской Руси середины XVII в. грамматическая образованность могла иметь лишь факультативный, а отнюдь не императивный характер.
  11. Внедрение грамматической образованности, требующее институциона-лизованного обучения языку, начинается в Петровскую эпоху. Для обеспечения учебного процесса в учрежденных школах и училищах предпринимается издание новых версий грамматики М. Смотрицкого - Г1721 и Г1723. Однако представленный в них теоретический и языковый материал оказывается непосильным и недоступным для большинства учащихся, что обусловило создание специального учебно-методического пособия - «Граммат1ки бесэдословньъя» Ивана Иконника (ГИ), призванного сформировать процедуры изучения языка «по грамматике» и помочь освоить используемые «при школахы» грамматики церковнославянского языка.
  12. Дидактические цели, в которых в ГИ обобщены и систематизированы предшествующие опыты описания и кодификации церковнославянского языка, определили способы презентации учебного материала (диалогический формат, адаптация метаязыка, унификация моделей правил и определений, использование видеограмм и др.) и общую стратегию грамматического описания. Воссоздание формального строя языка подчинено истолкованию семантического устройства элементов разных уровней языка. Усилия И. Иконника сосредоточены на «Яснэи-шемы Изяснен1и» теории и метода грамматики, дефинировании терминов, раскрытии механизмов действия основных принципов орфографии, описании грамматической семантики.
  13. Проведенное в ГИ упорядочивание языкового материла направлено на преодоление представленной в грамматиках церковнославянского языка немотивированной вариативности как на орфографическом, так и на грамматическом уровне, и на снятие грамматической омонимии. Вместе с тем внесенные И.Иконником изменения не меняют общего характера системы норм, сохраняющего преемственность грамматической традиции.

Список опубликованных работ

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах

1. Кузьминова Е.А. Типы бытования грамматики Лаврентия Зизания в Московской Руси в первой половине XVII века // Вестник Моск. ун-та. Сер. 9: Филология. 1997. № 4. С. 68–84. – 1 п.л.

2. Кузьминова Е.А. Экзегеза грамматики Юго-Западной Руси конца XVI–XVII вв. // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2000. № 1. С. 65–70. – 0,5 п.л.

3. Кузьминова Е.А. Особенности интерпретации собственных имен в азбуковнике // Вестник Моск. ун-та. Сер. 9: Филология. 2005. № 3. С. 132–145. № 4. С. 114–124. – 1,4 п.л.

4. Кузьминова Е.А. Степень императивности грамматики Мелетия Смотрицкого // Филологические науки. 2011. № 4. С. 97–108. – 0,6 п.л.

5. Кузьминова Е.А. «Грамматика беседословная» Ивана Иконника как синтез славянской грамматической традиции // Библиотековедение. 2011. № 4. С. 56–61. – 0,4 п.л.

6. Кузьминова Е.А. Орфографическая программа Мелетия Смотриц-кого и ее отражение в грамматике 1648 года // Мир науки, культуры, образования. 2011. № 3(28). С. 254–259. – 0,8 п.л.

7. Кузьминова Е.А. «Цитатное пространство» предисловия к грамматике 1648 г.: концепция и структура // Сибирский филологический журнал. 2011. № 3. С. 64–73. – 0,7 п.л.

8. Кузьминова Е.А. Принцип антистиха в славянской грамматической традиции // Вестник Моск. ун-та. Сер. 9: Филология. 2011. № 5. С. 36–55. – 1,2 п.л.

9. Кузьминова Е.А. Коррекция системы норм грамматики Мелетия Смотрицкого 1619 г. в грамматике 1648 г. // Вестник Моск. ун-та. Сер. 9: Филология. 2011. № 6. С. 84–96. – 0,8 п.л.

10. Кузьминова Е.А. Первые грамматики церковнославянского языка: к характеристике ранней филологической традиции // Русская словесность. 2012. № 2. С. 52–59. – 0,7 п.л.

11. Кузьминова Е.А., Николенкова Н.В. Грамматика Ивана Иконника: история создания // Вестник церковной истории. 2009. № 1. С. 148–172. – 1,7 п.л./0,9 п.л.

Монография

12. Кузьминова Е.А. Развитие грамматической мысли России XVI–XVIII вв. М.: МАКС Пресс, 2012. – 18,5 п.л.

Учебное пособие

13. Кузьминова Е.А., Николенкова Н.В., Пентковская Т.В. Практикум по кур су «История русского литературного языка XI–XVII вв.»: Рабочая тетрадь: Учеб. пособие / Под. ред. Е.А. Кузьминовой. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2010. – 11,5 п.л./4 п.л.

Издания памятников славянской грамматической мысли, предисловия, научные комментарии

14. Кузьминова Е.А., Ремнёва М.Л. Предисловие // Грамматики Лаврентия Зизания и Мелетия Смотрицкого / Сост., подг. текста, научный комментарий и указатели Е.А. Кузьминовой; предисловие Е.А. Кузьминовой, М.Л. Ремнёвой. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2000. 528 с. – 33 п.л. С. 3–25. – 2,6 п.л./2,1 п.л.

15. Кузьминова Е.А. Предисловие. Комментарий // Грамматический сборник 1620-х гг. / Издание и исследование Е.А.Кузьминовой. AION-SLAVISTICA. Annali dell´Instituto Univesitario Orientale di Napoli. Dipartimento di studi dell´Europa orien-tale. Sezione SLAVISTICA. Quaderno № 1, 2002. 282 c. – 17,5 п.л. С. 7–18, 223–269. – 4,1 п.л.

16. Кузьминова Е.А. Предисловие. Научный комментарий // Грамматика 1648 г. / Предисловие, научный комментарий, подготовка текста и составление указателей Е.А. Кузьминовой. М.: МАКС Пресс, 2007. 624 c. – 39 п.л. С. 3–5, 495– 612. – 11 п.л.

Статьи и материалы научных конференций

17. Кузьминова Е.А. «Кнъга глемаЯ буквьъ грамотичнаго оУчен1я»: кон цепция и структура // Богословский сборник. Вып. 2. М.: Изд-во Православного Свято-Тихоновского Богословского института, 1999. C. 153–170. – 1,2 п.л.

18. Кузьминова Е.А. Адаптация авторитетной юго-западнорусской грамматики в Московской Руси XVII в. // Эволюция грамматической мысли славян XIV– XVIII вв. М., 1999. C. 59–80. –1,3 п.л.

19. Кузьминова Е.А. Особенности кодификации орфографической и грамматической нормы в грамматиках Л. Зизания и М. Смотрицкого // Русский язык: прошлое, настоящее, будущее: Материалы II Всероссийской научной конференции (июнь 1999, Сыктывкар). Ч. 3. Сыктывкар, 1999. С. 65–84. – 1,2 п.л.

20. Кузьминова Е.А. Опыт реконструкции индивидуальной грамматической нормы // Национально-культурный компонент в тексте и языке: Материалы II Международной научной конференции (7–9 апреля 1999 г., Минск). Ч. 3. Минск: БГУ, 1999. С. 84 –87. – 0,2 п.л.

21. Кузьминова Е.А. Рецепция грамматики Лаврентия Зизания в Московской Руси // Hungaro-Baltoslavica 2000: Языки в Великом княжестве Литовском и странах современной Центральной и Восточной Европы: миграция слов, выражений, идей: Материалы международной научной конференции (5–7 апреля 2000 г., Будапешт). Будапешт, 2000. C. 77–79. – 0,1 п.л.

22. Кузьминова Е.А. Рецепция грамматики Лаврентия Зизания в Московской Руси // Studia Russica. XVIII. Языки в Великом княжестве Литовском и странах современной Центральной и Восточной Европы: миграция слов, выражений, идей: Международная научная конференция (5–7 апреля 2000 г., Будапешт): Доклады. Будапешт, 2000. С. 115–118. – 0,5 п.л.

23. Кузьминова Е.А. Проблема дифференциации омонимичных форм в грамматических руководствах XVI–XVII вв. // Древние языки в системе университетского образования: их исследование и преподавание: Международная конференция (Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова. 26–28 января 2000 г.). М.: Диалог–МГУ, 2000. С. 59–61. – 0,1 п.л.

24. Кузьминова Е.А. Проблема дифференциации омонимичных форм в грамматических руководствах XVI–XVII вв. // Древние языки в системе университетского образования: их исследование и преподавание. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2001. С. 178–183. – 0,4 п.л.

25. Кузьминова Е.А. Антистих // Православная энциклопедия. Т. II. М.: Цер-ковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2001. C. 549–552. – 0,6 п.л.

26. Кузьминова Е.А. Буквари церковнославянского языка // Православная энциклопедия. Т. VI. М.: Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2003. C. 331–334. – 0,4 п.л.

27. Кузьминова Е.А. Издание грамматик Лаврентия Зизания и Мелетия Смотрицкого // Церковнославянский язык: история, исследование, преподавание: Материалы I Международной научной конференции (28–30 сентября 2004 г., Москва) / Отв. ред. И.В.Бугаева. М.: Изд-во ПСТГУ, 2005. С. 160–164. – 0,3 п.л.

28. Кузьминова Е.А. Работа над ошибками (о некоторых лингвистических аномалиях азбуковника) // Слово. Грамматика. Речь. Вып. VII. Сборник научно-методических статей по преподаванию РКИ. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2005. C. 90– 95. – 0,4 п.л.

29. Кузьминова Е.А. Предисловие к грамматике 1648 г.: структура «цитатного пространства» // Русский язык: исторические судьбы и современность: III Международный конгресс исследователей русского языка (Москва, МГУ имени М.В. Ломоносова, филологический факультет, 20–23 марта 2007 г.): Труды и материалы / Составители М.Л. Ремнёва, А.А. Поликарпов. М.: МАКС Пресс, 2007. C. 70–71. – 0,1 п.л.

30. Кузьминова Е.А., Литвинюк Е.Е. Епифаний (Славинецкий), иером. // Православная энциклопедия. Т. XVIII. М.: Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2008. С. 552–556. – 0,8 п.л./ 0,4 п.л.

31. Кузьминова Е.А. Грамматика как средство постижения Богооткровенной истины // Слово. Грамматика. Речь: Сборник научно-методических статей по преподаванию РКИ. Вып. X. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2008. С. 79–90. – 0,7 п.л.

32. Кузьминова Е.А. К вопросу о степени императивности грамматики Меле-тия Смотрицкого // Слово. Грамматика. Речь: Сборник научно-методических статей по преподаванию РКИ. Вып. X. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2008. С. 91–102. – 0,7 п.л.

33. Кузьминова Е.А., Николенкова Н.В. Грамматика Ивана Иконника в славянской грамматической традиции // Славянские языки и культуры в современном мире: Международный научный симпозиум (Москва, МГУ имени М.В. Ломоносова, филологический факультет, 24–26 марта 2009 г.): Труды и материалы / Составители О.В. Дедова, Л.М. Захаров. Под общим руководством М.Л. Ремнёвой. М.: МАКС Пресс, 2009. С. 163. – 0,1 п.л./0,05 п.л.

34. Кузьминова Е.А. Константин Костенечский // Большая Российская энциклопедия. Т. XV. М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 2010. С. 88. – 0,1 п.л.

Комментарии:

Если вы считаете, что какое-то сообщение нарушает Правила, оскорбляет Вас как личность, несёт заведомо ложную информацию, и должно быть удалено, сообщите нам по адресу sergey@rae.ru

Ваше имя
Текст комментария
Введите число с изображения

Антиспам защита

При добавлении комментария Вы соглашаетесь с пользовательским соглашением