RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 16409 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Бурнаев Александр Гаврилович

Научная тема: « ТАНЦЕВАЛЬНО-ПЛАСТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА МОРДВЫ (ОПЫТ ИСКУССТВОВЕДЧЕСКОГО АНАЛИЗА) »

Научная биография   « Бурнаев Александр Гаврилович »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 24.00.01

Год: 2012

Отрасль науки: Искусствоведение

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Народный танец как особый вид художественного творчества, обладает яркой спецификой, опирается на традиции и носит коллективный характер. Он синкретичен по своей природе, поэтому связан с декоративно-прикладным, словесным, музыкальным  и театральным творчеством. Специфичным материалом народного танца является человеческое тело, которое содержит в себе пластический потенциал для создания особого художественного языка. Танец отражает исконные пространственно-временные ориентиры, сложившиеся в этнокультурном сознании народа под влиянием мифологических, природных и социально-исторических условий жизни этноса. В связи с этим в народном танце сформировался специфический для данного этноса хронотоп («фольклорный»), являющийся одним из важнейших средств организации системы художественной выразительности. По мере развития человеческого общества народный танец проходит определенную эволюцию: от бытового (досценического) к народно-сценическому и от него к характерному (балетному) виду хореографии. В ходе данной эволюции народный танец не утрачивает свои этнические черты, а лишь варьирует их в новых художественных формах, в пластической речи и в жанровых структурах.
  2. Пластический язык танца представляет собой художественную систему, развивающуюся под влиянием двух взаимодополняющих друг друга процессов смысло- и формообразования. Смысловое значение, выразительность танца складывается из двух моментов: индивидуальной значимости выразительных движений тела танцовщика и универсального смысла человеческого тела в культуре. Элементами процесса смыслообразования являются пластические мотивы - движения первого и второго порядка (естественные и условные). Пластические мотивы помогают более четко представить многогранную структуру языка танца. Составляющими формообразования являются композиционные элементы танца (фрагменты, пласты, этюды и др.).
  3. Народный танец может рассматриваться как феномен, отражающий специфику этнического мировоззрения, в котором присутствуют многие компоненты, характеризующие духовную и социально-культурную жизнь народа. Культурные смыслы облекаются в танце в определенные типы народной хореографии. Особое место в типологии отводится этножанру танцевального искусства, который выражает не только специфику стереотипов социального поведения, но и связь человека с природным и предметным миром. Функциональные особенности этножанра и канонические знаки пластики выражаются: а) в типе речи (лексика этнотанца), в типе действия (образ этнотанца), в типе реакции (движение этнотанца); б) в жесте (руки танцора), в поступке (мимика танцора), в поведенческом тексте (мастерство танцора-актера). Сценический этножанр - есть особый тип танца, суммарная составляющая рефлексии народного творчества.
  4. Автор представляет свой вариант классификации традиционной народной хореографии по трем основаниям:
    • исполнительская форма: сольный; парный; ансамблевый; массовый;
    • композиционная форма: хоровод (круговой и линейный, смешанный - орнаментальный); пляска (круговая и линейная); перепляс (линейный); кадриль (круговая и линейная);
    • содержание: а) хороводы: игровые и гадания; б) ритуальные танцы: заклинания и обрядовые; в) сюжетные танцы: действенного (трудового) изобразительно-подражательного характера. Данная классификация максимально охватывает всю сферу народного танца, опираясь на его основные качественные характеристики (без учета этнических варьирований).
  5. Рассмотрение процессов развития мордовского народного танца позволило обозначить его ценностно-смысловой континуум. Мордовский танец представляет собой уникальное явление культуры и искусства. Он складывался веками и впитывал в себя богатый и многоплановый комплекс идей и чувств народа. Мордовский танец представляет собой знаковую систему, репрезентирующую эстетическую и мифологическую информацию, фиксирующую  религиозные представления,  картину мира, представления о месте человека в ней. Автор доказывает, что весь смысл этнического мировоззрения индивида и его психологии выражается посредством элементов пластики человека. Семиотические границы мордовского танца характеризуются множественностью интерпретационных вариантов, напрямую влияющих на систему этих границ, тем не менее, мордовский танец стабилен в основных своих константах. Этнические характеристики мордвы-эрзи и мордвы-мокши (язык, костюм и др.) служили и служат критерием при разграничении двух субэтнических начал в мордовском танце (например, мокша в танце подвижные, бодрые, а эрзяне - сдержанные, степенные).
  6. Изучение особенностей традиционной культуры мордвы повлияло на возрождение и новые интерпретации народного танца. Это оказалось перспективным путем и для развития теории мордовского танца, в рамках которой, по мнению автора, необходимо четко различать в языке мордовского танца три пластических компонента:
    • мокшанский этнический танец отличает быстрый плясовой характер, различные позы с наклоном корпуса, мелкая тряска тела, интенсивные движения плеч вперед-назад, вверх-вниз, перевод бедер из стороны в сторону, вращательные движения, колыхание груди, порой нарочитое;
    • эрзянский этнический танец связан со степенными хороводами и лирическими танцами, пластический текст которых во многом отличается от мокшанской хореографии за исключением отдельных элементов, связанных с подражательной техникой, имитацией поведения птиц и животных. Пластика эрзянского танца основана на статной осанке, пружинистом шаге, плавности хода с переводом бедер из стороны в сторону, вперед-назад, размеренных наклонах и покачивании корпуса, ударах ног, своеобразных положениях рук и головы;
    • существуют и общие танцевальные формы характерные для двух субэтносов: хороводы-гадания, пляски-заклинания, которые у мокши и эрзи практически не отличаются друг от друга в стилевом отношении. Они исполняются в традиционном рисунке хороводной песни.
  7. Профессионализация народного мордовского танцевального творчества стала одним из условий развития сценического хореографического искусства в первой половине XX в. Профессиональный мордовский танец зарождался на основе фольклорного материала двух субэтносов (мокши и эрзи). Общие тенденции влияли на стилистику сценического танца, стремящегося интерпретировать этническую хореографию. Совместимость народных образцов танца и сценического материала давали хороший синтез в практической работе. Становление сценической профессиональной мордовской хореографии в XX в. происходило в четыре этапа. Первый - сохранение и активное использование этнического материала народной хореографии в сценических вариантах. Второй этап - осмысление и стилизация народной танцевальной пластики, включая обработку форм этнического танца, а также всего арсенала поэтических, песенных, музыкально-инструментальных жанров и пластических видов мордовского народного искусства. Третий этап - развитие сценического народного мордовского танца для театральных и ансамблевых постановок. Трансформация народного мордовского танца основывалась на формах круговых хороводных игр, линейных плясок, которые включались в народные вокально-хореографические картинки, миниатюры и сюиты. Четвертый этап - создание новых вариантов мордовского сценического танца, в котором происходят концептуальные изменения в пластическом языке.
  8. Автор считает, что сценическая реконструкция танцев мордвы-эрзи и мордвы-мокши зависит от определения пластического и двигательного характера поведения человека. Автор описывает основные движения сценического народного танца: невыворотные положения ног, статика рук, различные шаги, ходы и другие элементы. Все значимые компоненты танцевальной пластики (отдельные шаги, удары, изобразительно-подражательные движения, термины, связанные с рисунком, элементами танца) взяты автором из ритуальных, обрядовых, игровых действ. Вычленив их из записей этнических танцев в районах Мордовии, и, схематизировав, диссертант присвоил им собственные названия:
    1. эрзянские хореографические элементы: шаги с каблука («Основной», «Трилистник»), с носка («Хромающий»), ходы («Плавный», «Триоль»), притопы (одинарных, двойных, синкопированных);
    2. мокшанский хореографические элементы: шаги с каблука («Хромающий»), шаги с двойным ударом, с подскоком и поворотом корпуса на 180 градусов, ходы («Гармошка», «Боковой», «Дробный»), выстукивания (дробь «Разговорная»);
    3. есть общие хореографические элементы: наклоны головы («Поклоны»), повороты корпуса, мелкая работа плеч «Трясушка», «Колыхание груди», вращение бедер («Отведение»), соскоки, подскоки, прыжки и вращения.
  9. Процесс интерпретации народного хореографического материала эрзянского и мокшанского танца в балетном искусстве прошел три этапа. Первый этап - постановка сценических народных мордовских танцев в контексте музыкальных и оперных спектаклей. Второй этап - использование этнической пластики в сюитах и программных концертных номерах. Третий этап - создание собственно национального балета в конце XX - нач. XXI в. Балетный спектакль позволяет своеобразно использовать все стили и направления хореографического искусства. В балетном этножанре основополагающими становятся традиции «фольклорного хронотопа».

Список опубликованных работ

Ведущие рецензируемые научные журналы ВАК:

1. Бурнаев А. Г. «Вальпургиева ночь» как объект культурной жизни Саранска // Регионология. – Саранск, 2005. – Вып 2. – С. 162–169.

2. Бурнаев А. Г. Ценности мордовского балетного искусства в области национального образования // Интеграция образования. – Саранск, 2005. – Вып. 3. – С. 131–138.

3. Бурнаев А. Г. Культурфилософские основания современного танца // Регионология. – Саранск, 2006. – Вып 3. – С. 326–331.

4. Бурнаев А. Г. Телесная схема и зрительно-семантическое восприятие этнокультурного танца мордвы // Регионология. – Саранск, 2008. – Вып. 2.– С. 342–344.

5. Бурнаев А. Г. Проблема классификации искусств в теории Платона и Аристотеля // Известия Самарского научного центра РАН. – Самара, 2011. – Вып. 2. Ч. 2. – С. 465–467.

6. Бурнаев А. Г. Балетное искусство и национальное хореографическое образование Мордовии: проблемы интеграции // Интеграция образования. – Саранск, 2011. – Вып. 2. – С. 93–96.

7. Бурнаев А. Г. Теоретические основы формирования жанров в хореографическом искусстве // Известия Самарского научного центра РАН. – Самара, 2011. – Вып. 2. Ч. 3. – С. 723–726.

Монографии:

8. Бурнаев А. Г. Онтологизм искусства на рубеже веков. – Саранск : «Рузаевский печатник», 2000.– 58 с. (в соавт.)

9. Бурнаев А. Г. Культура этноса, воплощенная в танце. – Саранск: Изд-во Мордов. ун–та, 2002. – 52 с.

10. Бурнаев А. Г. Генезис балетного искусства Мордовии.– Саранск: Изд-во Мордов. ун–та, 2004. – 196 с.

11. Бурнаев А. Г. Культурная модель мордовского танца.– Саранск: Изд-во Мордов. ун–та, 2007.– 204 с.

Статьи в научных сборниках:

12. Бурнаев А. Г. Роль танцевального искусства в формировании мордовского этнического самосознания // Гуманитарий : научный ежегодник Историко-социологического ин-та МГУ им. Н. П. Огарева. – Саранск, 2000. – С. 128–130.

13. Бурнаев А. Г. К вопросу о мордовской хореографии // Феникс : ежегод. каф. культурологии. – Саранск, 2000.–С. 57–62.

14. Бурнаев А. Г. Эрьзинские сюжеты в хореографии Мордовии // Феникс : ежегод. каф. культурологии. – Саранск, 2001. – С. 43–46.

15. Бурнаев А. Г. Особенности развития кинетической структуры мордовского танца // Вестник Мордовского университета. – Саранск, 2001. – Вып. 3–4.– С. 97–102.

16. Бурнаев А. Г. Первый балетмейстер и первый балет в Мордовском оперном театре // Феникс – 2002 : ежегод. каф. культурологии. – Саранск, 2002. – С. 42–45.

17. Бурнаев А. Г. Балетмейстер Леонид Колотнев // Центр и периферия. Научно-публицистический альманах НИИГН. – Саранск, 2003. – С. 107–113.

18. Бурнаев А. Г. Танцевальная культура мордвы // Мордва. Очерки по истории, этнографии и культуре мордовского. – Саранск, 2004. – С. 634–645.

19. Бурнаев А. Г. Этнотанец мордвы // Педагогика искусства : вопросы истории, теории и методики: межвуз. сб. науч. трудов. – Саратов, 2006. – Вып 1. – С. 72–75.

20. Бурнаев А. Г. Эрзянский и мокшанский танец мордвы // Студия «Пяти-па». – М. :, 2006. – Вып. 1. – С. 29–32.

21. Бурнаев А. Г. Кодакша смусть ды мазычи… // Сятко. – Саранск, 2006. – № 7.– С. 109–123.

22. Бурнаев А. Г. Скульптурная композиция «Танец» С. Д. Эрьзи как мифологический сюжет или хореографический образ ? // Педагогика искусства : вопросы истории, теории и методики : межвуз. сб. науч. трудов. – Саратов, 2007. – Вып. 2. – С. 40–44.

23. Бурнаев А. Г. Евгений Костантинович Дементьев – солист балета мордовского музыкального театра // Феникс – 2008 : ежегод. каф. культурологии. – Саранск, 2008. – С. 163–172.

24. Бурнаев А. Г. Безумное и божественное : знаковые свойства танца // Педагогика искусства : вопросы истории, теории и методики : межвуз. сб. науч. трудов. – Саратов, 2009. – Вып. 4. – С.43–47.

25. Бурнаев А. Г. Искусство любить – искусство танца // Феникс – 2009 : ежегод. каф. культурологии. – Саранск, 2009. – С. 165–170.

26. Бурнаев А. Г. Мордовский этнос в скульптурах С. Д. Эрьзи – материал для танца // Центр и периферия. Научно-публицистический журнал НИИГН при Правительстве РМ. – Саранск, 2009. – Вып. 2. – С. 106–111.

27. Бурнаев А. Г. П. Н. Литони – хореограф, балетмейстер, педагог оперного тетра Мордовии // Центр и периферия. Научно-публицистический журнал НИИГН при Правительстве РМ. – Саранск, 2009. – Вып. 3. – С. 120–124.

28. Бурнаев А. Г. Аутентичные компоненты мордовского танца // Феникс – 2010 (11) : науч. ежегод. каф. культурологии, этнокультуры и театрального искусства. – Саранск, 2010. – С. 75–77.

29. Бурнаев А. Г. Актуальные проблемы истории хореографического искусства Мордовии // Трансформация социокультурного пространства в XXI веке : современные реалии и культурные стратегии : материлы Всерос. науч. интернет-конф. с международ. участием. – Саранск, 2011. – С. 187–191.

Публикации выступлений на международных, всероссийских и республиканских конференциях:

30. Бурнаев А. Г. Стилистика современного мордовского танца // Н. П. Огарев от XIX к XXI веку: материалы междунар. науч. конф.–Саранск, 1999. – С. 103–104.

31. Бурнаев А. Г. Балетное искусство Мордовии XX в. // Культура народов Мордовии: традиции и современность : материалы респ. науч. конф. – Саранск, 2003.– С. 41–43.

32. Бурнаев А. Г. Становление профессионального мордовского танца в первой половине XX века // Наука и инновации в Республике Мордовия: материалы III респ. науч.-практ. конф. «Роль науки и инноваций в развитии хозяйственного комплекса региона». – Саранск, 2004. – С. 558–560.

33. Бурнаев А. Г. Трансформация профессионального мордовского танца // Этнокультурные процессы в Мордовии: история и современность: материалы респ. науч. конф. – Саранск, 2005. – С. 109–111.

34. Бурнаев А. Г. Пластические образы скульптур С. Д. Эрьзи, воплощенные в танце // Эрьзинские чтения : сб. материалов междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 130-летию со Дня рождения С. Д. Эрьзи. – Саранск, 2006. – С.163–168.

35. Бурнаев А. Г. Проблема выбора метода исследования этнокультурного танца мордвы // Искусство в современном мире : материалы Всерос. науч. конф. : В 2-х ч. – Саранск, 2007. – Ч. 1. – С. 103–106.

36. Бурнаев А. Г. Танец в поэтической ткани стиха // II Яушевские чтения : материалы респуб. науч.-практич. конф. – Саранск, 2008. – С. 129–132.

37. Бурнаев А. Г. Просветители-исследователи об этническом танце Морд-вы // Гуманистическое наследие просветителей в культуре и образовании : материалы междунар. науч.-практич. конф. : В 3 т. – Уфа, 2008. – Т. 1. – С. 12–16.

38. Бурнаев А. Г. Просветители балетного искусства Мордовии // XXXVII Огаревские чтения : материалы науч. конф. : в 3 ч. Гумманитарные науки. – Саранск, 2009. – Ч.1. – С. 153–154.

39. Бурнаев А. Г. Развитие профессиональной хореографии в Мордовии // Экология традиционной культуры и проблемы современного искусства : материалы междунар. науч.-практич. конф. – Саранск, 2009. – С. 169–171.

40. Бурнаев А. Г. Философские основания танца // Социально-философские проблемы русской мысли. Седьмые саранские философские чтения: материалы Всерос. науч.-практич. конф. – Саранск, 2011. С. 9–105.

Комментарии:

Если вы считаете, что какое-то сообщение нарушает Правила, оскорбляет Вас как личность, несёт заведомо ложную информацию, и должно быть удалено, сообщите нам по адресу sergey@rae.ru

Ваше имя
Текст комментария
Введите число с изображения

Антиспам защита

При добавлении комментария Вы соглашаетесь с пользовательским соглашением