RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 16452 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Иващенко Яна Сергеевна

Научная тема: « КУЛЬТУРА ЖИЗНЕОБЕСПЕЧЕНИЯ ТУНГУСО-МАНЬЧЖУРОВ: СИСТЕМНО-СИНЕРГЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ »

Научная биография   « Иващенко Яна Сергеевна »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 24.00.01

Год: 2012

Отрасль науки: Культурология

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Системно-синергетический подход к изучению комплексов жизнеобеспечения как адаптивно-адаптирующей подсистемы культуры позволяет на другом уровне осмысления материала генерализировать данные археологии, этнографии, истории, языкознания, фольклористики, заложившие базу в изучении культуры Сибири и Дальнего Востока. Кроме типологической систематизации, изучения морфологии объекта исследования, системно-синергетический подход позволяет его представить интегративно и в широком территориальном, историческом и социокультурном контекстах. Во-первых, этот подход предполагает изучение культуры жизнеобеспечения как формирующейся и развивающейся в пределах ресурсной базы и топографии естественных ареалов. Во-вторых, представляется возможным ее исследование как системы, изменяющейся в разной степени и с учетом многообразных традиций на границах культурных ареалов. В-третьих, система обеспечения жизни предстает как управляемый посредством внутренних биосоциальных, социально-экономических, политических и ритуально-символических регуляторов механизм поддержания и воспроизводства жизни. И, наконец, этот подход к анализу культуры нацелен на выявление перспектив её развития.
  2. В контексте природно-экологической подсистемы и в период натурального хозяйства культура жизнеобеспечения тунгусо-маньчжуров представлена двумя региональными типами: 1) охотники и оленеводы тундры и тайги; 2) рыболовы и зверобои бассейнов рек и морского побережья, каждый из которых содержит доминантный и переходный локальные подтипы. Материально-ресурсная база, строение и сезонное функционирование жизнеобеспечивающих комплексов доминантного подтипа отличается однородностью, обусловленной видом и структурой двух референтных моделей хозяйственной деятельности (охотничье-оленеводческого промыслового цикла и комплексного хозяйства рыболовов-охотников), реализующихся в двух территориально-географических и природно-климатических зонах. Доминантный подтип выделяет региональный тип как отдельную типологическую единицу. Введение переходных локальных моделей в типологическую систематизацию позволяет рассматривать формирование и развитие природно-экологической деятельности тунгусо-маньчжуров в культурно-исторической динамике. Переходные варианты формируются в нетипичных для исходных групп естественных ареалах, сочетают на уровне хозяйства и жизнеобеспечивающих комплексов традиции смежных доминантных типов или черты других культур, генетически неродственных тунгусо-маньчжурам. Признаки переходного типа наблюдаются в культуре жизнеобеспечения орочей, ороков, тундровых эвенов, низовых негидальцев, частично удэгейцев. Результаты типологии подтверждают выводы исследований этногенеза о происхождении этих локальных систем от двух доминантных типов при соучастии других неродственных тунгусо-маньчжурам народов циркумполярной зоны Восточной Сибири и крайнего Северо-Востока, а также автохтонов Амуро-Сахалинского региона.
  3. Цельность типологической единицы на стадии натурального хозяйства определял инвариантный образ пространства-времени. Его формирование - результат концептуального освоения и присвоения пространства, соотносимого в ходе материально-практической деятельности с хронологическими единицами измерения его сезонных и топографических метаморфоз. Пространственно-временные представления, запечатленные в традиционном календаре, структурно однородны хозяйственному циклу, строению культуры жизнеобеспечения и отражены в духовной культуре народов. Охотники-оленеводы, кочевавшие в течение промыслового года по замкнутому круговому маршруту, повторяющему путь основного источника жизни - оленя, - выработали «круговую» модель жизнедеятельности. Полуоседлые рыболовы, промысловые пути которых радиально расходились от места положения их постоянного поселения, тянувшегося вдоль главной кормящей субстанции и траектории перемещения в пространстве - реки, - основали «линейный» тип культуры жизнеобеспечения. «Круговое» и «линейное» у тунгусо-маньчжуров представлено в картине мира, планировке жилищно-поселенческого комплекса, способах раскроя и ношения одежды, их украшения орнаментом и мехом, а также ритуале и танце.
  4. Модификация хозяйства, пространственно-временных представлений и культуры жизнеобеспечения на стадии натурального хозяйства была вызвана изменением условий природной среды, но потенциально заложена в структуре промыслового цикла. Переход оленеводов к морскому промыслу или рыболовству в условиях снижения ресурсов зоофауны - результат сезонных миграций к побережью в связи с нуждами оленеводческого хозяйства. Выход речных рыболовов к морю - следствие наличия в структуре их хозяйственного года периода дефицита продовольствия и невозможности привычной промысловой деятельности.
  5. В контексте общественно-экологической подсистемы процессы изменения культуры жизнеобеспечения были обусловлены тремя типами внешнесоциального взаимодействия, обозначенными в типологической систематизации как проявления диалогичности, монолог-подражание и монолог-подчинение. Диалогичные формы отношений, при которых равенство участников определялось еще сходным уровнем развития их материального производства, наблюдались между кочевыми, бродячими и полуоседлыми группами Сибири и Дальнего Востока, ведущими присваивающее хозяйство (тунгусо-маньчжурами и самодийцами, кетами, хантами, юкагирами, коряками, нивхами, айнами, и др.) в пределах трех зон: Восточной Сибири, Северо-Восточной Азии и Амуро-Сахалинского региона. Их результатом являлись модификация или незначительное видоизменение и взаимообогащение каждой системы, в результате которых у них появились схожие черты и более оптимальные для ареала способы жизнеобеспечения. Последнее обеспечивалось главным образом заимствованием у автохтонов территории культурных форм, прошедших апробацию в пределах осваиваемого тунгусо-маньчжурами района.
  6. Итогом монолога-подражания, при котором восприятие чужих образцов стимулировалось экономическим престижем доминирующей группы, являлась аккультурация кочевых оленеводов (преимущественно эвенков) скотоводами (бурятами и якутами), полуоседлых рыболовов (нанайцев, ульчей и частично удэгейцев) - земледельцами (китайцами и маньчжурами) и трансформация или структурная перестройка их культуры жизнеобеспечения в результате развития торговли и производящего хозяйства. Выбор системы для интеграции был обусловлен территориальными границами ареала проживания участников - местом пересечения их коммерческих интересов, - а также типом хозяйства и образом жизни обеих сторон. У полуоседлых рыболовов бассейна р. Амур в результате взаимодействия с оседлыми народами Юго-Восточной Азии появлялись незначительные навыки земледелия и скотоводства, но эти виды деятельности только дополняли рыболовство и выступали еще не средством обеспечения жизни, а обслуживали ритуал и товарный обмен. Охотничье-оленеводческое хозяйство кочевников всё же послужило почвой для развития животноводства, следствием которого являлась структурная перестройка комплексов жилища и одежды и смена модели питания.
  7. Тип отношения монолог-подчинение как способ отношения родовых и ряда племенных групп с локальными очагами государственной власти привел к ассимиляции и смене парадигмы исторического существования тунгусо-маньчжуров, но не на основе саморазвития, а в результате принятия навязанной им Россией модели модернизации. При этом типе коммуникации посредством научения и принуждения, а также комплекса административных мер, способствующих территориальному закреплению бывших кочевых, бродячих и полуоседлых групп, происходит окончательный переход к производящему хозяйству и новым способам жизнеобеспечения, соответствующим представлению новой власти о цивилизованных его формах. Современный этап в развитии культуры народов Сибири и Дальнего Востока характеризуется попыткой реализации нового типа взаимодействия как антитезы прежним формам коммуникации, основанным на представлении о неравенстве культур; этот тип отношений в философско-антропологических, культурологических, педагогических, эстетических концепциях определяется как собственно диалог, который должен реализоваться на международном, национальном, региональном и межличностном уровнях общения.
  8. Изменение системы в контексте монолога-подражания и, в особенности, монолога-подчинения не способствовало мобилизации потенциала саморазвития. Восприятие новаций сводилось к приобретению товаров, редуцирующих собственное трудоёмкое производство или его исключающих, а также использованию готовых технологий обеспечения жизни. Такие отношения, при которых природные объекты становились средством товарного обмена, а их эффективной добыче способствовали более совершенные заимствованные средства производства, привели к истощению природных ресурсов ареала проживания, разрыву естественно-экологической связи человека со средой обитания, утрате адаптивно-адаптирующей способности и формированию зависимости от внешнего обеспечения.
  9. Динамика жизнеобеспечивающих систем и культуры тунгусо-маньчжуров в целом характеризуется чередованием этапов дифференциации культурной традиции и образования новых форм интеграции во всё более глобальные системы. Взаимодействие в сходных природно-географических условиях трех зон: Восточной Сибири, Северо-Восточной Азии и Приамурья родовых объединений тунгусо-маньчжуров с другими населяющими эти районы кочевыми, бродячими и полуоседлыми группами послужило причиной появления новых контактных групп или дочерних народов (таких, как эвены, долганы, энцы, нганасаны и др.), образовавших впоследствии вместе с материнскими группами в пределах ареала историко-культурные общности. На пути миграции тунгусов сформировались восточносибирская, северо-восточная (чукотско-камчатская) и амуро-сахалинская историко-культурные общности. Раскол внутри них на новаторов и консерваторов происходил в момент столкновения общества с более совершенной системой, представленной скотоводами (бурятами и якутами), земледельцами (маньчжурами и китайцами), а также локальными очагами российской государственной власти. Изменению системы способствовало её нестабильное положение на границе социокультурного пространства: в новую систему интегрировались в первую очередь проживавшие в непосредственной территориальной близости от неё малочисленные группы, не имевшие стабильных природных ресурсов. Современные центробежные процессы обнаруживают тенденцию к образованию новых форм транснациональной консолидации на основе территориального тяготения, решения социально-демографических и экономических проблем, а также реактуализации в политических и научных дискурсах прежних историко-генетических связей с более устойчивыми в плане экономического развития государственными образованиями.
  10. Картина мира и типы ритуальной коммуникации производны не только от способов материально-практической деятельности, но и от моделей общественно-экологического взаимодействия и структурно однородны им. Способы проникновения в культуру жизнеобеспечения тунгусо-маньчжуров новаций - вооруженный захват имущества, натуральный обмен и поставка - прообразы схем, определенных как «захват», «обмен» и «поставка» в моделировании мифоритуальной культуры и шаманского пространства. Адаптация новаций в процессе монолога-подражания и монолога-подчинения содержит фазы контаминации традиций и новаций и вытеснения образцами доминирующей культуры традиционных моделей. Принцип «вытеснения» характеризует также трансформацию мифологической картины мира при её переходе к религиозной: божества религий доминирующего общества (маньчжуров, тюрко-монголов, русских) включались в пантеон природных духов и со временем возглавили его, координируя и даже замещая функции прежних Хозяев и устанавливая своим местоположением мифологическую вертикаль. Переход к религиозной картине мира полностью не осуществился по причине секуляризации культуры в контексте процессов ее «советизации».
  11. Анализ эволюции процессов внутреннего функционирования культуры жизнеобеспечения обнаруживает последовательное возникновение следующих видов антропологических различий: биосоциальных, социально-экономических, политических, профессионально-образовательных. С учетом этих различий развитие жизнеобеспечивающих комплексов представлено четырьмя стадиями: натурального хозяйства и недифференцированного социального целого; возникновения и роста экономической дифференциации общества; политической и профессиональной стратификации; реактуализации архаического потенциала в контексте экологической научной парадигмы. Последняя определяется как опыт рефлексии и попытка возрождения коренными народами, включенными уже в различные современные сообщества, собственных традиционных практик поддержания жизни с эвристической, коммерческой целью или в целях этнического самоопределения.
  12. Концептуальным выражением природно-экологического, общественно-экологического и социорегулятивного типов функционирования системы является ритуально-символическая деятельность, интегрирующая разрозненные производственные и социальные практики в общую картину мира, а регулятором этих процессов выступают значения, нормы и ценности. Трансформация культуры жизнеобеспечения тунгусо-маньчжуров изоморфна эволюции сигнификативных и когнитивных процессов, ценностно-нормативной сферы их культуры. Изменение символического универсума шло путем дифференциации синкретического целого на гомологичные ряды дуальных оппозиций к образованию скоординированной, иерархически упорядоченной системы значений. На уровне социального космоса этап структуризации и иерархизации был представлен процессами социальной стратификации, послужившими основой и условием интеграции коренных народов Сибири и Дальнего Востока в современную социальную систему. Этапы развития аксиогенеза у этих народов показывают процессы постепенной автономизации ценности-субъекта, дематериализации ценности-объекта и движение ценности-действия от первобытного бессознательного синкретизма к рефлексивной системности как способу существования современного общества.

Список опубликованных работ

Монографии:

1. Иващенко, Я. С. Семиотика традиционного жилища (на материале нанайской культуры): моногр. / Я. С. Иващенко. – Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2007. – 144 с. (8,6 п.л.). – ISBN 978-5-7765-0689-5.

2. Иващенко, Я. С. Семиотика еды (на материале традиционной нанайской культуры): моногр. / Я. С. Иващенко. – Владивосток: Изд-во Дальневосточного федер. ун-та, 2010. – 290 с. (17,08 п.л.). – ISBN 978-5-7444-2488-6.

3. Иващенко, Я. С. Культура жизнеобеспечения тунгусо-маньчжуров: системно-синергетический анализ: моногр. / Я.С. Иващенко. – СПб.: Астерион, 2011 (ноябрь). – 461 с. (26,85 п.л.). – ISBN 978-5-94856-865-2.

Учебные пособия и методические рекомендации

4. Иващенко, Я.С. Семиотика строительной обрядности. Тексты лекций и задания по курсу «Семиотика традиционной культуры» для студентов 4-го курса специальности «Культурология» / Я.С. Иващенко. – Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2007. – 15 с. (1,0 п. л.).

5. Иващенко, Я.С. Культурная антропология. Планы лекций и семинарских занятий по курсу «Культурная антропология» для студентов 2-го курса специальности «Культурология». 2-е изд. изм. и доп. / Я.С. Иващенко. – Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2008. – 42 с. (2,8 п. л.).

6. Иващенко, Я.С. Семиотика традиционной культуры. Планы лекций и семинарских занятий по дисциплине «Семиотика традиционной культуры» для студентов 4-го курса специальности «Культурология» / Я.С. Иващенко. – Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2009. – 16 с. (1,0 п .л.).

Публикации в периодических и продолжающихся изданиях, рекомендованных ВАК РФ для публикации основных результатов диссертационного исследования:

7. Иващенко, Я. С. Опыт семиотического анализа строительной обрядности нанайцев / Я. С. Иващенко // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. Научно-теоретический журнал. – 2006.  № 4 (12).  С. 23- 28. (0,9 п. л.).

8. Иващенко, Я. С. Семиотика структуры пространства традиционного нанайского жилища (горизонтальный план) / Я. С. Иващенко // Вестник Дальневосточного отделения РАН.  2006.  № 3 (127).  С. 131-140. (1,2 п. л.).

9. Иващенко, Я. С. Сухарь и Юкола в контексте традиционных рецепций смерти и возрождения / Я. С. Иващенко // Личность. Культура. Общество. Международный журнал социальных и гуманитарных наук. – 2010. Том XII. Вып. 2. №№ 55 – 56.  С. 345-351. (0,72 п. л.).

10. Иващенко, Я. С. Мифологическая интерпретация мира в устройстве традиционного нанайского жилища / Я. С. Иващенко // Вестник Дальневосточного отделения РАН. Научный журнал. – 2010. – № 2 (150).  С. 79-86. (0,84 п. л.).

11. Иващенко, Я. С. Опиум, табак и водка в культуре нанайцев: к истории межкультурной коммуникаций на Дальнем Востоке / Я. С. Иващенко // Ученые записки Комсомольского-на-Амуре государственного технического университета. Науки о человеке, обществе и культуре. Научное издание. – 2010. – № I – 2 (1).  С. 86-89. (0,6 п. л.).

12. Иващенко, Я. С. Методология изучения культуры жизнеобеспечения этноса в гуманитарном знании / Я. С. Иващенко // Вопросы культурологии. Научно-практический и методический журнал. – 2010.  № 6.  С. 26-31. (0,66 п. л.).

13. Иващенко, Я. С. Модель традиционного питания нанайцев в контексте пищевого поведения народов Северо-Восточной и Юго-Восточной Азии / Я. С. Иващенко // Вестник Тихоокеанского государственного университета. Научный журнал. – 2010. – № 4 (19). – С. 187-194. (0,66 п. л.).

14. Иващенко, Я. С. Образ кормящего ландшафта в культуре питания тунгусо-маньчжуров Приамурья / Я. С. Иващенко // Общество. Среда. Развитие. Научно-теоретический журнал. – 2011 (март). – № 1 (18). – С. 199-203. (0,6 п. л.).

15. Иващенко, Я. С. Антропофагия и несоциализированная сексуальность в сказочном нарративе нанайцев / Я. С. Иващенко // Власть и управление на Востоке России. Научный журнал. – 2011 (март). – № 1 (54).– С. 145-150. (0,7 п. л.).

16. Иващенко, Я. С. Природный и социокультурный контексты как факторы формирования тунгусского хронотопа / Я. С. Иващенко // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Научно-теоретический и прикладной журнал. – 2011 (июнь). – № 2 (8). Часть 1.  С. 69-73. (0,78 п. л.).

17. Иващенко, Я. С. Диалог и монолог в культурогенезе Сибири и Дальнего Востока: к проблеме типологии культуры тунгусо-маньчжуров / Я. С. Иващенко // Ученые записки Комсомольского-на-Амуре государственного технического университета. Науки о человеке, обществе и культуре. Научное издание. – 2011 (сентябрь). – № III – 2 (7). Ч. 1.  С. 76-83. (0,96 п. л.).

18. Иващенко, Я. С. «Идущие за оленем» и «ожидающие путины»: к проблеме типологии культуры жизнеобеспечения тунгусо-маньчжуров / Я. С. Иващенко // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Научно-теоретический и прикладной журнал. – 2011 (октябрь). – № 6 (12). Часть II.  С. 59-63. (0,78 п. л.).

Научные статьи в журналах и сборниках:

19. Иващенко, Я. С. Система элементов и функций традиционного нанайского жилища / Я. С. Иващенко // Амурские рассветы : материалы регионального симпозиума студентов и аспирантов, посвященного 65-летию Хабаровского края по теме «Философия, культура, образование в XXI в.» (г. Комсомольск-на-Амуре, 16 – 18 апреля 2003 года). – Комсомольск-на-Амуре: КнАГПУ, 2003.  С. 43-44. (0,17 п. л.).

20. Иващенко, Я. С. Архетип мирового древа и его реализация в традиционном нанайском жилище / Я. С. Иващенко // Гуманитарные науки и современность: материалы региональной научно-практической конференции (г. Комсомольск-на-Амуре, 15 – 16 марта 2003 года). – Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2003.  С. 67-73. (0,4 п. л.).

21. Иващенко, Я. С. Традиционное нанайское жилище как мифологическая система / Я. С. Иващенко // Язык, культура, этнос: опыт диалога: сборник научных статей по материалам международной научной конференции «Лингвистика и межкультурная коммуникация: история, современность, перспективы» (г. Хабаровск, 16 – 19 сентября 2003 года). – Хабаровск: ГОУВПО «ХГПУ», 2004.  С. 91-97. (0,5 п. л.).

22. Иващенко, Я. С. Опыт структурно-функционального анализа в изучении нанайских построек, связанных с похоронными обрядами / Я. С. Иващенко // Дальний Восток: наука, образование. XXI век: материалы международной научно-практической конференции (г. Комсомольск-на-Амуре, 7 – 9 июня 2004 года). В 3 т. Т. 2. – Комсомольск-на-Амуре: КнАГПУ, 2004.  С. 160-165. (0,47 п. л.).

23. Иващенко, Я. С. Традиционное нанайское жилище как центр мира / Я. С. Иващенко // Науки о человеке, обществе и культуре: История, современность, перспективы: сборник научных трудов. – Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2004.  С. 89-91. (0,17 п. л.).

24. Иващенко, Я. С. Орнаментальное искусство гольдов в оформлении посуды и других объектов внутреннего пространства жилища. Функции домашней утвари / Я. С. Иващенко // Науки о человеке, обществе и культуре: История, современность, перспективы: материалы региональной научно-практической конференции (г. Комсомольск-на-Амуре, 19 – 20 марта 2004 года). – Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2004.  С. 78-80. (0,17 п. л.).

25. Иващенко, Я. С. О семантике двери и резной накладки над дверью традиционного нанайского жилища / Я. С. Иващенко // Человек, общество и культура: проблемы исторического развития: материалы региональной научно-практической конференции (г. Комсомольск-на-Амуре, 19 – 21 апреля 2005 года). В 2 ч. Ч. 1. – Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2005. С. 74-76. (0,17 п. л.).

26. Иващенко, Я. С. Обереги в традиционном нанайском жилище / Я. С. Иващенко // Научно-техническое творчество аспирантов и студентов: сборник научных трудов. В 2 ч. Ч. 2 – Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2005.  С. 44-45. (0,17 п. л.).

27. Иващенко, Я. С. Темпорально-топологическая классификация традиционных нанайских сооружений в контексте межкультурной коммуникации / Я. С. Иващенко // Дальний Восток: проблемы межкультурной коммуникации: материалы региональной научно-практической конференции (г. Комсомольск-на-Амуре, 19 – 21 сентября 2006 г.). – Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2006. – С. 128-132. (0,51 п. л.).

28. Иващенко, Я. С. Структура и социокультурные функции современной семьи / Я. С. Иващенко, Д. А. Подарящая // Научно-техническое творчество аспирантов и студентов: сборник научных трудов. В 2 ч. Ч. 2. – Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2006. – С. 71-75. (0,5 / 0,25 п. л.).

29. Иващенко, Я. С. Способы трансляции жертвенной пищи в ритуальной практике нанайцев второй пол. XIX – нач. XX вв. / Я. С. Иващенко // История освоения Россией Приамурья и современное социально-экономическое состояние стран АТР: материалы международной научно-практической конференции (Комсомольск-на-Амуре, 4 – 5 октября 2007 года). В 2 ч. Ч. 1. – Комсомольск-на-Амуре: Изд-во АмГПГУ, 2007. Ч. 1.  С. 408-415. (0,51 п. л.).

30. Иващенко, Я. С. Тотемические мифы народов Приамурья (опыт структурно-функционального анализа) / Я. С. Иващенко, М. И. Черникова // Научно-техническое творчество аспирантов и студентов: сборник научных трудов. В 2 ч. Ч. 2. – Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2007. – С. 33-35. (0,6 / 0,3 п.л.).

31. Иващенко, Я. С. Пищевые предписания и запреты в традиционной промысловой обрядности нанайцев / Я. С. Иващенко // Науки о человеке, обществе и культуре: история, современность, перспективы: сб. науч. тр. – Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2008.  С. 113-117. (0,51 п. л.).

32. Иващенко, Я. С. Традиционная пища как предмет культурологического анализа / Я. С. Иващенко // Дальний Восток: Динамика ценностных ориентаций: материалы международной научно-практической конференции (г. Комсомольск-на-Амуре, 22 – 24 сентября 2008 года). – Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2008.  С. 216-221. (0,47 п. л.).

33. Иващенко, Я. С. Значение культурологического исследования нанайской культуры в формировании туристического имиджа Дальневосточного региона / Я. С. Иващенко // Дальний Восток: стратегия и тактика развития имиджа региона: сб. науч. тр. / под ред. С. П. Понариной, Т. Б. Сейфи. –Хабаровск: Изд-во Дальневосчточ. гос. гуманит. ун-та, 2009.  С. 94-100. (0,48 п. л.).

34. Иващенко, Я. С. Актуальные проблемы возрождения национального села и развития въездного туризма в Комсомольском районе / Я. С. Иващенко // Дальний Восток: стратегия и тактика развития имиджа региона: сб. науч. тр. / под ред. С. П. Понариной, Т. Б. Сейфи. – Хабаровск: Изд-во Дальневост. гос. гуманит. ун-та, 2009.  С. 89-94. (0,42 п. л.).

35. Иващенко, Я. С. Этническая идентификация народов Приамурья в аспекте сопоставления с исторической и историографической периодизациями / Я. С. Иващенко // Семиотическое пространство Дальнего Востока: материалы международной научно-практической конференции (г. Комсомольск-на-Амуре, 21 – 23 сентября 2009 года) / отв. ред. Т.А. Чабанюк. – Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2009.  С. 16-19. (0,42 п. л.).

36. Иващенко, Я. С. Культура жизнеобеспечения тунгусо-маньчжуров: динамика проблематики и исследовательских подходов / Я. С. Иващенко // Семиотическое пространство Дальнего Востока: материалы международной научно-практической конференции (г. Комсомольск-на-Амуре, 21 – 23 сентября 2009 года) / отв. ред. Т.А. Чабанюк. – Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2009.  С. 20-37. (1,62 п. л.).

37. Иващенко, Я. С. Применение системно-синергетической концепции Э.С. Маркаряна в изучении культуры жизнеобеспечения тунгусо-маньчжуров / Я. С. Иващенко // Культурология и глобальные вызовы современности: к разработке гуманистической идеологии самосохранения человечества: сборник научных статей по результатам проведения международного научного симпозиума «Гуманизм XXI столетия: К идеологии самосохранения человечества», посвященного 80-летию Э.С. Маркаряна / под общ. ред. А. В. Бондарева и Л. М. Мосоловой. – СПб.: Изд-во СПбКО, 2010.  С. 119-121. (0,42 п. л.).

38. Иващенко, Я. С. Возрожденные традиции коренных малочисленных народов Приамурья как памятники культуры / Я. С. Иващенко, Е. Смирнова // Диалог культур – диалог о мире и во имя мира: материалы международной научно-практической конференции (г. Комсомольск-на-Амуре, 23 – 24 апреля 2010 года). – Комсомольск-на-Амуре: Изд-во АмГПГУ, 2010.  С. 37-43. (0,5 / 0,25 п. л.).

39. Иващенко, Я. С. Сваха Дутун: легенда о нанайской лепешке / Я. С. Иващенко // Культура и туризм в современном мире: направления и тенденции развития: материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием (г. Хабаровск, 18 – 19 ноября 2010 года). – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2010.  С. 20-25. (0,36 п. л.).

40. Иващенко, Я. С. Проект изучения этнических культур и его реализация в региональном образовании на базе «Комсомольского-на-Амуре государственного технического университета» / Я. С. Иващенко // Собрание Научно-образовательного культурологического общества: материалы Четвертого Собрания Научно-образовательного культурологического общества, научно-практической конференции, коллоквиума, научно-практического семинара, круглого стола и Второй Герценовской школы практической культурологи 15 – 17 апреля 2010 года. – СПб.: Изд-во РХГА, 2011 (апрель).  С. 246-252. (0,4 п. л.).

41. Иващенко, Я. С. Природа, социум и космос: к проблеме типологии социорегулятивных процессов у тунгусо-маньчжуров / Я. С. Иващенко // Дальний Восток России: сохранение человеческого потенциала и повышение качества жизни населения: материалы международной научно-практической конференции (г. Комсомольск-на-Амуре, 19 – 21 сентября 2011 года). – Комсомольск-на-Амуре, 2011 (ноябрь).  С. 45-56. (1,26 п. л.).

Комментарии:

Если вы считаете, что какое-то сообщение нарушает Правила, оскорбляет Вас как личность, несёт заведомо ложную информацию, и должно быть удалено, сообщите нам по адресу sergey@rae.ru

Ваше имя
Текст комментария
Введите число с изображения

Антиспам защита

При добавлении комментария Вы соглашаетесь с пользовательским соглашением