RAE.RU
Энциклопедия
ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ
FAMOUS SCIENTISTS
Биографические данные и фото 16488 выдающихся ученых и специалистов
Логин   Пароль  
Регистрация Забыли пароль?
 

Ощепков Алексей Романович

Научная тема: « ОБРАЗ РОССИИ ВО ФРАНЦУЗСКОЙ ПРОЗЕ XIX ВЕКА »

Научная биография   « Ощепков Алексей Романович »

Членство в Российской Академии Естествознания

Специальность: 10.01.03

Год: 2012

Отрасль науки: Филологические науки

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:
1. Генезис образа России во французской литературе относится к рубежу XVIII-XIX вв. Россия в силу ряда политических, культурно-исторических и собственно литературных причин в этот период превратилась для французского литературного сознания в самостоятельную проблему, для решения которой было выработано несколько литературных стратегий или моделей конструирования образа России.

2. Важным культурным фактором «открытия» России XIX веком была смена культурных парадигм. На рубеже XVIII-XIX вв. классическая парадигма с характерным для нее антропологическим универсализмом уступает место романтической с ее историзмом и культурным релятивизмом. Некоторые крупные французские писатели-романтики (прежде всего Ж. де Сталь) восприняли и оценили Россию в ее инаковости, непохожести на Запад и отнеслись к этой специфичности в целом заинтересованно и благожелательно. Кроме того, с нашей точки зрения, именно в XIX веке начинается диалог России и Запада в бахтинском понимании этого слова. Россия становится не просто объектом пристального внимания, художественного осмысления, но своеобразным, если можно так выразиться, «контрагентом» Запада, позволяющим ему лучше осознать собственную идентичность. Французское литературное сознание этой эпохи воспринимает Россию сквозь призму тех вопросов, которые стояли перед Францией и Европой этого периода (отношение к Наполеону, судьбы монархической идеи в Европе, кризис французской идентичности в результате Великой французской революции, выбор политических моделей и культурно-исторического пути и т.д.).

3. Особую роль в создании образа России во французской литературе XIX столетия сыграла проза и прежде всего романтическая проза (Ж. де Сталь, А. Дюма-отец, Л. д´Абрантес, А. де Кюстин, Т. Готье и др.). Наиболее развернутое, подробное повествование о России было создано романтической «литературой факта», в документально-художественных жанрах - путевых записках, дневниках и мемуарах.

4. Романтическая оптика в значительной степени определяла взгляд на Россию, принципы и приемы создания ее образа в литературе рассматриваемого периода (историзм, субъективизм, романтическое двоемирие, местный колорит, контраст, культурно-географические и национальные оппозиции, демонизация и т.д.). Эпоха романтизма создала свой «русский мираж»: Россия в произведениях многих французских писателей той эпохи - «страна рабов», а русские - народ-исполин, закованный в цепи деспотизма, самодержавия и рабства. Возникновение этого очередного «миража» вполне объяснимо, если вспомнить о культе свободы, созидаемом романтической культурой. Романтизмом были навеяны и некоторые темы, образы французского дискурса о России XIX века (тема свободы и рабства, тема страсти, образ пожара, образы кукол-марионеток, двойников и т.д.). Вместе с тем французские писатели по-разному и разное черпают из этого, казалось бы, общего резервуара романтической топики. Здесь многое определялось их политическими взглядами, эстетическими пристрастиями, а иногда и биографическими фактами и жизненными обстоятельствами, несомненно, оказывавшими воздействие на восприятие нашей страны тем или иным писателем. Так, Стендаль видел Россию сквозь призму своего военного опыта и культа Италии, Ж. де Сталь - сквозь призму руссоистских воззрений, концепции страсти и антинаполеонизма, Бальзак - легитимизма, титанизма, идеала «порядка и единства» и любви к Ганской, Готье - эстетизма, Кюстин - панкатолицизма и неудачной попытки походатайствовать перед российскими властями за своего протеже и близкого друга, Гюго - своей концепции Европы и цивилизации и т.д.

5. На конструирование образа России французскими писателями XIX в. оказали влияние традиции классической историографии и французской моралистики XVII-XVIII вв., литература путешествий XVIII столетия, «литература анекдотов», французская периодика, политические взгляды, эстетические пристрастия, биографические факты и жизненные обстоятельства того или иного автора.

6. Немалую роль в создании образа России сыграл жанр, в котором тот или иной французский автор писал о России. «Память жанра» (М.М. Бахтин) определяла избранный ракурс изображения России, приемы создания образа чужой страны в произведениях французской прозы XIX столетия. Так, во французской художественной прозе XIX века о России (романах С. Коттен, А. Шемен, П. де Жюльвекура, графини д´Абрантес, А. Дюма, новеллах К. де Местра, повести А. Лестрелена) создан наиболее условный, фоновый, а подчас и просто фантастический образ России. Российская действительность предстает как экзотический фон, на котором разворачиваются универсальные психологические и этические конфликты, в контексте романтического культа женщины выписываются преимущественно идеализированные (Елизавета - у Коттен, Корнели Жюсталь - у Шемен, Луиза Дюпюи - у Дюма) или напротив демонизированные (Екатерина II - у д´Абрантес) женские образы.

Значительный вклад в создание более развернутой, подробной, конкретизированной картины российской жизни внесли путевые записки XIX в. Основываясь на личных впечатлениях, авторы путевых записок (Ж. де Сталь, О. де Бальзак, Т. Готье, А. Дюма, А. де Кюстин и др.), создают более объемный образ России. В путевых записках Россия выступает уже не фоном, условной декорацией, но объектом специального наблюдения и изучения. Путевые записки существенно расширили горизонт описания чужой страны (география и топография, быт и нравы различных слоев российского общества, религия, архитектура, музыка, народный танец, а у А. Дюма - даже литературная жизнь России).

Вместе с тем жанр путевых записок диктовал определенный угол зрения на объект, обусловливая некоторую поверхностность наблюдений, сделанных зачастую «из окна экипажа», абсолютизацию частностей, поспешность выводов, акцентирование непохожего, странного, экзотического и субъективность, а подчас и пристрастность взгляда.

7. В диссертации выделены и описаны три модели, в соответствии с которыми конструировался образ России во французской прозе XIX века. Первая модель представлена «литературой анекдотов» (К.-К. Рюльер, Ш. Массон, С. Марешаль). Эта модель формируется под воздействием просветительской традиции и «истории королей», жанра исторического анекдота и предлагает рассматривать и изображать Россию как забавный курьез, достойный насмешки, удивления, осуждения, но никоим образом не серьезного изучения и анализа. Эта модель акцентирует внимание на жизни и нравах российских императоров и двора, подчеркивает разного рода преступления, пороки, болезни российской политической элиты. Вторая - эмпатическая модель Ж. де Сталь, где Россия показана как объект заинтересованного и благожелательного наблюдения и изучения, а в некоторых отношениях и как образец для подражания. Эмпатический дискурс Ж. де Сталь о России пронизан романтическими мотивами, находящими свое преломление в акцентировании писательницей русской страстности, витальности, естественности, противопоставленной духовному и политическому бессилию европейцев перед лицом наполеоновской унификации. Эмпатический дискурс Ж. де Сталь рождается из романтического культурного релятивизма, признающего равнозначность различных культур, провоцирующего интерес к «Другому». На десталевскую модель в различной степени ориентировались Ф. Стендаль, О. де Бальзак, французские легитимисты, Т. Готье. Третья - негативистская модель А. де Кюстина, предполагающая развернутую и тотальную критику России, ее демонизацию, задающая образ России-монстра, угрозы для Запада и делающая Россию объектом беспощадной и часто безоглядной критики, граничащей с русофобством. Этой модели придерживались В. Гюго, Ф. Лакруа, Ш.-Ф. Эннингсен, Ж. де Ланьи, Галлет де Кюльтюр, а также многие западные почитатели и последователи Кюстина, писавшие о России в XX веке.

8. Особый случай представляет А. Дюма, чьи путевые заметки о России ориентированы одновременно на несколько моделей и синтезируют традицию «литературы анекдотов» и эмпатического дискурса Ж. де Сталь. Дюма, в целом благожелательно описывающий российскую действительность, часто прибегает к историческим анекдотам в духе Рюльера, Массона и Сегюра, но не столько с обличительной, сколько с познавательной целью. Те нарративные формулы и приемы беллетристического повествования, которые были разработаны Дюма в его авантюрно-исторических романах, чтобы увлечь читателя, захватить его воображение, оказали существенное влияние на конструирование образа России в путевых записках писателя о нашей стране.

9. В целом французский дискурс XIX века о России сохраняет доминантный характер, свойственный ему на протяжении нескольких предшествующих столетий, который проявился, в частности, в «оптике превосходства». В XIX в. литературное сознание Франции окончательно признало Россию частью Европы, хотя и специфической ее частью. Политически Россия была включена в Европу, но культурно-цивилизационно по-прежнему оставалась вне европейского пространства, поэтому конституирующим элементом образа России во французской прозе XIX столетия остается концепт русского «варварства». Если «русский мираж» XVIII века, созданный французскими просветителями, предполагал, что Россия, преодолевая «московитское варварство», становится частью европейской цивилизации, движется в результате петровских реформ и под мудрым правлением просвещенных монархов по пути прогресса и приобщения к европейским ценностям, то XIX век акцентировал и развивал в основном руссоистский взгляд на Россию как «варварскую» страну.

Этот «комплекс превосходства» был «невротической реакцией» постнаполеоновской Франции, утратившей в XIX веке свое былое привилегированное, доминирующее положение на европейском континенте, на усиление роли и влияния России. Миф о «варварской» России выполнял в XIX столетии компенсаторную функцию, утверждая ослабевшую Францию как центр, если не политической силы, то цивилизации и культурного влияния. Доминантный характер французского дискурса XIX века о России проявился, в частности, в том, что пространство России локализуется в основном в трех географических точках - Петербурге, Москве и Сибири. Причем зачастую происходит синекдотическое отождествление Сибири со всей Российской империей, что должно было метафорически реализовать идею тотального рабства, насилия и несвободы как определяющих черт российской действительности. Российская топика включала в себя, помимо мотивов варварства и деспотизма, образ России-тюрьмы, России-«колосса на глиняных ногах», страны снега и холода, в которой доминировал образ Сибири. Показательно также, что культурная составляющая в образе России, создаваемом французской литературой XIX века, занимает периферию, уступая центр политической.

В целом образ России, созданный французской прозой XIX века, оказался амбивалентным, сочетающим в себе представление об огромных территориях, природных богатствах, таланте, стойкости и терпеливости народа, способного, вместе с тем, на сильные чувства и героические деяния, с критикой развращенной элиты и неприемлемого государственного устройства, обрекающих этот народ на рабство, невежество, унижение человеческого достоинства, но одновременно, с точки зрения некоторых писателей, и обеспечивающих сплоченность и мощь Российской империи, ее преимущества в конкурентной борьбе с Западом.

Список опубликованных работ

Монографии:

1. Ощепков А.Р. Образ России во французских путевых записках XIX века: Научная монография. – М.: Изд-во Государственного ин-та русского языка им. А.С. Пушкина, 2010. – 238 с. (14,5 п.л.).

Научные статьи и материалы докладов:

2. Ощепков A.Р. Ксавье де Местр о русском национальном характере // Знание. Понимание. Умение. – 2008. − № 1. – С. 190–193 (0,3 п.л.).

3. Ощепков А.Р. Восприятие творчества И.С. Тургенева во Франции и Англии XIX века // Знание. Понимание. Умение. – 2008. – № 3. – С.41–46 (0, 4 п.л.).

4. Ощепков А.Р. Россия в книге Т. Готье «Путешествие в Россию» // Знание. Понимание. Умение. – 2009. – № 2. – С. 154–157 (0, 9 п.л.).

5. Ощепков А. Р. Имагология // Знание. Понимание. Умение. – 2010. – № 1. – С. 251−253 (0, 4 п.л.).

6. Ощепков А.Р. Россия в письмах и дневниках Стендаля // Русский язык за рубежом. – 2010. № 2. – С. 96 – 104 (0, 5 п.л.).

7. Ощепков А.Р. (в соавт. с Трыковым В.П.) Русский концентр во французском литературном сознании XIX века // Знание. Понимание. Умение. – 2010. – № 2. – С. 146−151 (0,3 п.л./ 0,5 п.л.).

8. Ощепков А.Р. Россия в литературном сознании наполеоновской Франции // Преподаватель XXI век. – 2010. – № 4. − Ч. 2. – С. 334–338 (0,3 п.л.).

9. Ощепков А.Р. Русская литература в путевых записках А. Дюма «Путевые впечатления. В России» // Наука и школа. – 2010. – № 6. – С. 128−134 (1 п.л.).

10. Ощепков А.Р. «Занимательная история» России в «Путевых впечатлениях» А. Дюма // Русский язык за рубежом. − 2011. − № 1. − С. 79−85 (0,3 п.л.).

11. Ощепков А.Р. «Секретные мемуары» Ш. Массона как образец «литературы анекдотов» о России // Знание. Понимание. Умение. – 2011. − № 1. – С. 160−167 (0,8 п.л.).

12. Ощепков А.Р. Бальзаковская Россия // Знание. Понимание. Умение. – 2011. – № 2. – С. 180−186 (0,8 п.л.).

13. Ощепков А.Р. Романтическая топика в книге Астольфа де Кюстина «Россия в 1839 году» // Филологические науки. – 2011. − № 3. – С. 46−57 (0,5 п.л.).

14. Ощепков А.Р. Панкатолицизм А. де Кюстина и образ России в его книге «Россия в 1839 году» // Религиоведение. – 2011. – № 2. – С. 19−26 (0, 5 п.л.).

15. Ощепков А.Р. Тема фаворитизма в «Секретных мемуарах» о России Ш. Массона // Известия Самарского научного центра РАН. – 2011. – Т. 13. – № 2(3). – С. 698–701 (0, 4 п.л.).

16. Ощепков А.Р. Правда и вымысел о России в книге Ж. де Сталь "Десять лет в изгнании" // Вестник МАПРЯЛ. Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы. Ежеквартальный дайджест. – М., 2006. – № 48–49. – С. 31–35 (0,5 п.л.).

17. Ощепков А.Р. Польша и Россия в путевых очерках Ж. де Сталь // Материалы сборника XII Международной научно-методической конференции из цикла "Новое в теории и практике описания и преподавания русского языка". – Варшава, 2005. – С. 105–111 (0,4 п.л.).

18. Ощепков А.Р. Проблема русского национального характера в новелле Ксавье де Местра «Пленники Кавказа» // Тезаурусный анализ мировой культуры. Сб. научн. трудов. – Вып. 12 / Под общ. ред. Вл.А. Лукова. – М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2007. – С. 19−25 (0,3 п.л.).

19. Ощепков А.Р. (в соавт. с. Трыковым В. П.). Западная литературоведческая «Россика» XX–XXI веков: основные фигуры, тенденции и подходы // Вестник Международной академии наук (русская секция). – 2008. – № 2. – С. 64–69 (0,4 п.л. /0,8 п.л.).

20. Ощепков А.Р. Петербург и Москва в романе А. Дюма-отца «Учитель фехтования» // Идейно-художественное многообразие зарубежной литературы Нового и Новейшего времени. – Часть 11. Межвузовский сб-к научных трудов. – М.: Звезда и крест, 2010. – С. 89−100 (0,4 п.л.).

21. Ощепков А.Р. Имагология в курсе «теория культуры» // Высшее образование для XXI века: VII международная научная конференция. Московский гуманитарный университет. Доклады и материалы. Секция 6. Высшее образование и мировая культура. – Выпуск 2 / Отв. ред. Вл.А. Луков, Н.В. Захаров. – М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2010. – С. 53−59 (0, 4 п.л.).

22. Ощепков А.Р. «Русский» роман С. Коттен «Елизавета, или сосланные в Сибирь» // Русский акцент в мировой культуре: литература, искусство, перевод. Сб-к материалов международн. науч. конференции. – Нижний Новгород: Нижегородский гос. лингвистический ун-т им. Н.А. Добролюбова, 2010. – С. 201−206 (0,2 п.л.).

23. Ощепков А. Р. Оппозиция "сила-слово" в книге А. де Кюстина "Россия в 1839 году" // Тезаурусный анализ мировой культуры: сб. науч. трудов. – Вып. 21 / Под общ. ред. Вл.А. Лукова. − М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2011. − С. 45−52 (0,5 п.л.).

24. Ощепков А.Р. Образ Екатерины Великой в «Секретных мемуарах» Ш. Массона // Екатерина Великая: писатель, историк, филолог: Сборник научных работ, подготовленный по материалам Четвертых научных чтений, посвященных творчеству Екатерины II. – М.: ГИРЯ, 2011. – С. 58–67 (0,5 п.л.).

25. Ощепков А.Р. Пушкинская тема в «Путевых впечатлениях» о России А. Дюма // Пушкинские чтения – 2011. 19 октября 2011 г.: Сборник научных докладов: К 200-летию открытия Царскосельского лицея и 45-летию Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина. – М., 2011. – С. 65–75 (0,7 п.л.).

26. Ощепков А.Р. Образ России в книге Ж. де Сталь "Десять лет в изгнании" // XVII Пуришевские чтения: "Путешествовать – значит жить" (Х.К.Андерсен). Концепт странствия в мировой литературе: Сборник материалов международной конференции, посвященной 200-летию со дня рождения Х.К. Андерсена. – М.: МПГУ, 2005. – С. 162–164 (0,2 п.л.).

27. Ощепков А.Р. Россия в повести Ксавье де Местра «Молодая сибирячка» // XX Пуришевские чтения: Россия в культурном сознании Запада: Сб–к статей и материалов. – М.: МПГУ, 2008. – С. 103–104 (0,1 п.л.).

28. Ощепков А.Р. Стендаль в России // Электронная энциклопедия «Французская литература: от истоков до начала Новейшего периода» − http: //www.litdefrance.ru/ 199/527 [2009] (0,3 п. л.).

29. Ощепков А.Р. Сталь Жермена де // Электронная энциклопедия «Французская литература: от истоков до начала Новейшего периода» − http: //www.litdefrance.ru/199/570 [2009] (0,4 п. л.).

30. Ощепков А. Р. Русская тема в романах Стендаля // XXII Пуришевские чтения: «История идей в жанровой истории» / Отв. ред. Е.Н. Черноземова. – М.: МПГУ, 2010 г. – С. 57−59. (0,2 п.л.).

31. Ощепков А.Р. Традиция классической историографии и романтические элементы в «Секретных мемуарах» о России Ш. Массона // XXIII Пуришевские чтения. Зарубежная литература XIX века / Отв. ред. Е.Н. Черноземова. – М.: МПГУ, 2011. – С. 160−161 (0,2 п.л.).

Комментарии:

Если вы считаете, что какое-то сообщение нарушает Правила, оскорбляет Вас как личность, несёт заведомо ложную информацию, и должно быть удалено, сообщите нам по адресу sergey@rae.ru

Ваше имя
Текст комментария
Введите число с изображения

Антиспам защита

При добавлении комментария Вы соглашаетесь с пользовательским соглашением